Волшебный вкус любви

10. Весеннее меню

В тот же вечер мы с шефом начали колдовать над супом для весеннего меню. После того, как работа в ресторане закончилась, и ушли даже посудомойки, я выгрузила из пакета огурцы, привезенные с фермы, достала из холодильника сливки, а Богосавец принес из теплицы, разбитой на крыше, пучок мяты, укропа и другой зелени.

Кинзу мы забраковали сразу – для этого супа хотелось более европейского, привычного вкуса. За основу взяли говяжий бульон, охладив его и процедив, чтобы не попало ни кружочка застывшего жира.

Я смешала бульон с натертым на крупной терке огурцом, добавила много мелконарубленой зелени и попробовала. Богосавец тоже попробовал, но смотрел на меня, ожидая, что я скажу.

- Слишком примитивно и грубо, - вынесла я вердикт. – Добавим сливки – и получится жир на жиру. Может, заменить основу водой? Или овощным бульоном?

- Тогда не будет сытости и не получится яркого вкуса, - возразил Богосавец. – Лучше добавим вина. Белого. Принеси из бара бутылку Дом Энн-Клод Лефлев, там на этикетке два петуха.

Я сбегала в бар, и Богосавец подмешал в основу для супа стакан вина.

- А теперь? – спросил он, и я снова попробовала.

- Лучше, - сказала я удивленно. – Вот уж не думала, что вино может настолько улучшать вкус мясного бульона. Это добавляет пикантности, и уверена, что сливки не будут чувствоваться так сильно.

Мы мигом взбили стакан сливок, подмешали в суп и еще раз попробовали.

- От этого супа будет немного кружиться голова, - сказал Богосавец. – Легкая эйфория в весеннем меню – то, что нужно.

- Не хватает остроты, - я попробовала еще ложечку.

И в самом деле – получилось необычно, но потрясающе вкусно. Всего-то огурцы, зелень, мясной бульон, вино и сливки. Пять составляющих, а какой результат!

- Можно варить бульон с острым перчиком, - предложил шеф.

Мы провозились с супом почти до утра, то споря, то соглашаясь друг с другом. Новые идеи проверялись опытным путем, что-то отметалось, что-то дорабатывалось. 

Наконец, шеф решительно закрыл чашку и объявил:

- Всё, надо хоть немного поспать. Завтра рабочий день, и никто не даст нам поблажки.

Это мимолетное «нам» обрадовало меня так по-детски, что захотелось даже попрыгать – как девочке, которой пообещали на новый год долгожданную куклу.

Богосавец как раз собирал ножи, чтобы положить их в мойку, но посмотрел на меня – и остановился.

 Я тоже остановилась, хотя как раз хотела унести остатки продуктов в холодильник.

- Подойди, - велел Богосавец, не отрывая от меня взгляда.

Не выпуская из рук пластиковый контейнер, где уже лежали огурцы и зелень, я подошла к шефу, не понимая, что такое случилось.

Мы стояли рядом, и мне приходилось задирать голову, чтобы посмотреть ему в лицо. Богосавец вдруг поднял руку и взял меня за подбородок, проведя большим пальцем по моим губам.

Изо всех сил вцепившись в контейнер, я смотрела в серые глаза шефа, пытаясь справиться с предательской дрожью в коленках и опасным головокружением.

Неужели… неужели…

Вот сейчас…

Поцелует…

- Вся в сливках перепачкалась, - сказал Богосавец и отвернулся, собирая ножи. – Точно – котенок.

Я почувствовала себя глупо и тоже отвернулась. И даже зажмурилась на секунду, окончательно приходя в себя.

Размечталась.

Услышала «нам» - и размечаталась.

Вот ведь дурочка.

Мы убрали в кухне, выключили свет и вышли в холл, где нам предстояло разойтись.

- Спокойной ночи, - пожелал Богосавец, и голос у него и в самом деле был спокойный.

- Вы к себе или как?.. – спросила я, не глядя на шефа.

- К себе. В кабинет.

- А-а… - протянула я и пошла вверх по лестнице, в комнату отдыха.

Блин. Ведь до сих пор не нашла квартиру. А месяц промелькнет – оглянуться не успеешь.

- Даша, - позвал Богосавец, когда я была уже на пятой ступеньке.

Я оглянулась, ощущая неловкость во всем теле – как будто и руки и ноги, и шея были на шарнирах, и шарниры эти поскрипывали при каждом движении.

- Что? – прошептала я.

Несколько секунд мы смотрели друг на друга, а потом Богосавец усмехнулся и покачал головой:

- Нет, ничего.

Ничего!..

Я взбежала по лестнице – откуда только силы взялись.

Ничего ему не надо!

Я заперла дверь в свою комнату, разделась, расшвыривая одежду куда попало, и залезла в холодный душ.

Иванова Даша, ты – просто повар. Но все время об этом забываешь. Если ты дорожишь работой и добрым к тебе отношением, то не превращайся в Дюймовочку!

После душа немного полегчало, но я все равно долго ворочалась в постели. Мысль о том, что Богосавец находится где-то рядом… Вернее – мы оба с ним находимся в одном здании… Эта мысль лишала и покоя, и трезвого соображения.



Ната Лакомка

Отредактировано: 07.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться