Волшебство на Лугнасад

Размер шрифта: - +

ПРОЛОГ

На травах луговых прозрачная роса

Блести при свете звёзд, что дремлют в небесах.

Туман скользит, клубится на дальнем рубеже,

Деревья-исполины стоят настороже.

Таинственно мелькают огни среди стволов —

То, эльфы в час заветный выходят из холмов.

Узкая тропинка петляя, огибала заросли резных папоротников и кустов остролиста, затем спускалась к весело журчащему ручью, с перекинутым через него небольшим горбатым мостиком и исчезала среди высоких деревьев в глубине Тенистого леса. Приземистый дубовик, наряженный в ярко-зелёный кафтан и широкополую шляпу — красную в белый горошек, словно большой мухомор, спешил вернуться в свой уютный домик под корнями многовекового дерева, чтобы погрузиться в безмятежный сладкий сон после продуктивной ночной деятельности. Небосклон над близлежащими холмами, покрытыми изумрудной зеленью, начинал медленно светлеть, и ночные обитатели возвращались в свои убежища, скрываясь там до следующего наступления сумерек.

Вдруг нечто подозрительное отвлекло непоседливого дубовика от приятных размышлений о том, какая успешная у него выдалась сегодня охота. Сразу трое наивных путников угодили в его коварную западню и попробовали угощения, которые хитрый проказник готовил заблаговременно с большим старанием и энтузиазмом. Свежие румяные пирожки, на вид такие аппетитные, с искушающим ароматом пряных трав и специй, он предлагал несчастным, которым ужасно не повезло оказаться в ту пору на его пути. Однако каждый раз он забывал упомянуть, что в свой секретный рецепт, среди прочих компонентов он всегда добавлял смертельно ядовитый болиголов, вызывающий у отведавших заманчивое лакомство страшные головные боли, потерю зрения и в итоге неизбежную мучительную смерть.

Сойдя с тропы, этот плут подкрался на цыпочках к дебрям гигантской, в сравнении с его малым ростом, травы и, изнывая от любопытства, нетерпеливо раздвинул широкие мясистые листья. Затем, осторожно высунувшись из-за них, обвёл взглядом открывшуюся его взору просторную круглую поляну. Лёгкая, чуть дрожащая дымка окутывала пространство. И если бы довелось оказаться в эту минуту здесь простому смертному, он ни за что бы ни разглядел то, что смог узреть наш дубовик, поскольку сам являлся неотъемлемой частью магического мира.

В центре поляны, тем временем, находились девять эльфов. Рослые и стройные с удивительно прекрасными лицами, они были одеты в серо-зелёные одежды, которые благодаря приглушённой расцветке и ещё ряду загадочных особенностей часто использовались ими для маскировки. Что странно, трава в местах, где они ступали, совершенно не выглядела примятой, словно те волшебные создания были невесомы или парили, не касаясь земли ногами, обутыми в удобные высокие ботфорты из мягкого материала. Со стороны они выглядели абсолютно бесстрастными, но всмотревшись внимательнее в их ясные глаза, кровь стыла в жилах от пылающего в них неистового гнева, едва сдерживаемого и готового в любой момент обрушиться на прелестное воздушное создание, по какой-то неведомой причине вызвавшее в собравшихся столь яростное негодование.

Это была златовласая эльфийская девушка, стоявшая чуть в стороне с опущенной головой и поникшими плечами. Она выглядела очень хрупкой и безобидной. Запястья её рук были стянуты крепкими нитями с вплетённым в них полевым вьюнком. Растение это, как известно, часто используется в магии для контроля над сознанием, чтобы подавлять волю жертвы. Подол её лёгкого белого платья чуть колыхался под дуновением свежего ветерка.

Невдалеке послышалась трель чёрного дрозда, напоминающая нежные звучание флейты. Его сказочно мелодичная и в то же время печальная песня разносилась далеко по лесу в предрассветной тишине.

Один из эльфов величественно шагнул вперёд, внушая трепет своим испепеляющим взором, и заговорил грозным голосом:

— Мы приняли решение и на этот раз тебе не удастся избежать заслуженного наказания. Неуёмная жажда власти лишила тебя внутреннего света и привела к позору и падению. Своим поведением ты намеренно нарушила бесчисленное количество правил и законов, свято соблюдаемых эльфами испокон веков. Ты недостойна жить среди своих соплеменников, и мы изгоняем тебя из наших земель навечно!

Девушка подняла на него немигающий взгляд.

— А ты всё сияешь, Дей? — насмешливо прозвучал девичий голос. — О, сколько благородных подвигов совершил ты во имя справедливости, отваги и мечты! Твоё стремление к поиску красоты и истины и меня некогда пленило без труда. И я жаждала быть такой же до того, как поверила в ложь. Вспомни, как в одну из ночей Лугнасада ты клялся мне в вечной любви. Знать, все твои слова были обманом? Но даже крошечная ложь способна порою стать крайне заразной, ведь мы можем поделиться ею с другими. И постепенно укореняясь в нашем разуме, она даёт всходы на благодатной почве и со временем становится огромной, разрастаясь, словно раскидистое дерево.

— В те времена я не подозревал о твоей истинной сути. Но всё же в своём прозрении я смог увидеть, что с тобой произошло, и понял то, в какую беспросветную тьму заведёт тебя это в будущем.

— Ты просто завидуешь. Вы все завидуете той силе, что мне удалось обрести. Вам никогда не достичь подобного величия. Неужели кто-то здесь и вправду искренне считает, что эти ничтожные оковы способны сдержать меня Высшую эльфийскую деву, обладающую несокрушимой мощью, — красавица расхохоталась звонким заливистым смехом. — Для этого нужно было придумать нечто более основательное.



Ирина

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться