Воля Ариадны

Размер шрифта: - +

Суровая реальность

Мне потребовалось чуть более пяти секунд, чтобы перевести дыхание и окончательно придти в себя, но Елене этого времени вполне хватило, чтобы снова скрыться. У меня были предположения, откуда мог появиться в ней такой панический страх, что она убежала от меня, но в таком положении поддаваться чувствам – просто глупость. Мне надо было перехватить её быстрее, чем это сделают остальные.

К счастью, Жнец отвлекся от своей первоначальной цели, продолжая вырубать поочередно «Сынов прошлого», благо, на подмогу подоспело еще с десяток человек, и я, как третья сторона конфликта, мог спокойно удалиться и скрыться с Еленой прежде, чем те что-то поймут. Если честно, на «Сынов прошлого» мне не было никакого дела. Да, они революционеры и все дела, но лично мне кажется, что я смог бы с ними справиться, просто заговорив, не прибегая к силе. Потому что мне всегда казалось, что умом эти ребята не блещут, чего не скажешь о Жнеце. Этого подонка  я боялся гораздо сильнее просто потому, что в схватке один на один у меня против него нет никаких шансов. И сейчас, когда он занят, я имел один такой шанс, чтобы выжить и спасти девушку.

Елена попыталась затеряться в толпе, которая продолжала панически кричать и бежать во все стороны, точно стая ос, чье гнездо снесли и подожгли, но её наряд отлично выделялся на фоне других, и я, не теряя ее из виду, двинулся за ней. За моей спиной продолжались слышаться ругательства, выстрелы парализаторов, которые никак не действовали на Жнеца, и глухие звуки ударов. Очевидно, что из борцов сопротивления все потеряли рассудок в пылу схватки. Расталкивая на своем пути попавшихся людей, я мысленно похвалил свою способность расчетливо думать в критических ситуациях, которая с годами становится все крепче и крепче.

Поднявшись по лестнице на второй этаж выставочного комплекса, Елена побежала прямиком к дверям лифта, крикнув мне что-то вроде: «Отстань от меня!». Но то ли она забыла нажать на кнопку, то ли вообще не знала этого, учитывая её общие познания о современном мире, но девушка попыталась раскрыть двери вручную. Когда стало понятно, что она больше никуда не денется, я позволил себе перейти с бега на быстрый шаг и глубоко вздохнуть.

Елена тоже понятна безысходность своего положения, надулась и, скрестив руки на груди, повернулась ко мне спиной. Я только усмехнулся этой выходке, больше подходящей для восьмилетних детей, нажал на кнопку, и стеклянные двери с мелодичным звоном отплыли в стороны. 

- После вас.

- Ты… ты же убил того человека… он мертв. - Одновременно со слезами и злостью проговорила она, заходя внутрь стеклянной кабинки.

- То есть, тот факт, что сейчас прямо под нашими ногами царит мясорубка, тебя не волнует? – Посмотрев вниз, где в центре человеческого потопа все еще сверкали выстрелы парализаторов, спросил я.

- Да ты просто чудовише, убийца!

В какой-то степени она была права. В смысле, не в том, что я чудовище, а в том, что я оказался единственным, кто сегодня кого-то убил в стенах этого комплекса. Даже тот Жнец – он никого не лишает жизни, просто выводит из строя, чтобы потом отдать преступников под стражу. Но девчонка просто видит все не так, как вижу это я…

- А как ты себе это представляла? А?

- Что ты имеешь в виду?

- Ты же и так поняла, что эти бандиты – «Сыны прошлого» – они пришли за тобой. Не может быть такого совпадения, что они просто проходили мимо и захотели устроить теракт в том самом месте, где ты решила свободно провести время. Я пока мало чего понимаю, но подозреваю, что до того, как я вытащил тебя из отеля, ты находилась под их строгим присмотром. Теперь же они хотят вернуть тебя назад. Я видел твои апартаменты, и я уверен, что они потратили на тебя так много сил, времени и денег, что просто отпустить тебя у них желания не возникнет. Так же ты теперь поняла, что в одиночку ты не справишься в этом мире. А если бы тот человек придушил бы меня, то ты, так или иначе, снова оказалась бы под замком. Знаешь, какие два главных урока я усвоил? Первый, если ты не успеешь первым вытащить пушку, то потом ты просто не успеешь этого сделать. И второй, если ты хочешь выжить, то надо быть готовым идти до конца к выживанию, даже если ради этого придется пожертвовать чем-то дорогим. Допустим, соглашусь, удар ниже пояса и укус были неблагородными с моей стороны, но только благородство – неуместное качество в деле выживания. Своей гордостью я и пожертвовал.

- Но какой смысл выживать, если для человека главное – просто жить? – Возразила Елена, огонь злости в которой начал медленно угасать.

- Смысл как раз в том, что я выживаю, чтобы жить. Просто выжить – недостаточно. Я же выживаю, чтобы увидеть свою будущую жизнь, которая, можешь не сомневаться, у меня будет заслуженно-мирной и прекрасной. Всё, что я хочу – это тишины. И если ради тишины, мне придется свернуть головы еще сотне людей, которые попытаются убить меня, то ты знаешь, как я поступлю.

- Но что тем людям нужно от меня? – Вернула Елена разговор в прежнее русло, пока лифт продолжал подниматься.

- Не знаю. Если б я задал этот вопрос, то я просто не успел бы первым вытащить пушку.

Я надеялся, что мои слова смогли помочь Елене увидеть реальность такой, какая она есть, но даже если это не так, то девчонка больше не пыталась сбежать от меня, и даже её взгляд смягчился.

Лифт остановился на шестом этаже выставочного центра. Тут располагался кафетерий, который сейчас пустовал. Даже забавно, люди внизу так быстро и так сильно поддались общественной панике, что они, как стадо баранов, начали метаться по всему павильону, хотя путь к спасению был у них все это время над головами. Вместе с Еленой мы вышли на платформу городского поезда, которые, как правило, всегда находились в подобных строениях, и сели в первый же состав, который подъехал через пять минут.



Alex Wane

Отредактировано: 22.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться