Воплощенный в Камне. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава вторая. Начало или брать зонтик или не брать.

Глава вторая.

Начало или брать зонтик или не брать.

 

Геодезист-полевик – это в первую очередь прагматичный, технически подкованный специалист, а уже потом грязная бородатая скотина.

 

Контрастный душ освежил тело и мысли. Что не говори, а за день устал - смена часовых поясов, перелет и связанные с ним испытания для организма так или иначе подточили мои силы, зато после пары зарядов холодной воды голова вновь заработала. Так что покидал душ я уже в приподнятом настроении, вытер голову и обмотав полотенце вокруг бедер, вылез из кабины. По дороге заглянул в запотевшее зеркало, откуда на меня посмотрел «мужчина в полном расцвете сил». Ежик непослушных соломенных волос, в которых уже явно проглядывала седина, двухдневная, не брутальная щетина того же светло-русого с сединой цвета, рельефный подбородок, нос картошкой, бычья шея и плечи ХL размера. Улыбнулся.

-КрасОвец!

Чертыхнулся, запнувшись о самолично брошенные вещи, но все-таки добрался до кресла, куда и уселся обдумать планы на вечер. Мысли почему-то старательно обходили тему дальнейших действий, я даже прикрыл глаза, чтобы лучше сосредоточиться, но не помогло, в голове был все тот же вакуум.

Оглядел свою однокомнатную, но все-таки немаленькую “квартирку новой планировки”. На стенах тут и там висели образцы колюще-режущей любви одного разумного создания к другому, а вдоль правой стены стояли три стойки с доспехами, фактически кресты с надетыми на них комплектами брони.

Первый и, пожалуй, мой любимый - монгольский доспех XIII века. При небольшом весе и малом количестве деталей, этот ламеллярный доспех по своей сути давал неплохое соотношение между защитой и подвижностью. Второй - бригантный доспех, Европа XIV век. Этот был мной приобретен скорее как дань традиции. У всех есть, а я чем хуже? Нет, он неплох, просто особого смысла в нем я не вижу, так как есть более совершенные образцы, вот как мой третий. Пафосный максимилиановский доспех, вершина мысли мастеров Средневековья. Прочный и подвижный, способный остановить почти любой удар или даже пулю, выпущенную из ранних образцов огнестрельного оружия. Как противовес всему этому убранству, вдоль левой стены разместилась капсула для погружения в виртуальную реальность и у потолка над ней голопроектор. Под ним почти во всю стену гравюра с изображением рыцарского турнира. В углу притулился новый диван, к сожалению его предшественника, к которому я так привык, в связи с переходом в разряд «антиквариата» пришлось выбросить. Тумба, на которой лежала всякая всячина: от коммуникатора до походя брошенных штанов. Пол же «венчал» длинноворсовый ковер, на котором я так люблю поваляться в те времена, когда прихватывает спину. Типичное прибежище одинокого самца человека разумного, с той лишь разницей, что следы присутствия женской особи того же вида до сих пор прослеживались в мелочах: расческа, забытая на трюмо очередной подругой, салфетки и прочие мелочи.

Да, это все мое, точнее вся моя жизнь, вот она здесь передо мной в моих вещах, в моем доме.

«А этого ли я хотел?» - внезапно мелькнула мысль на краю сознания, а затем целый ворох мыслей и образов о прошедшем и будущем захлестнул меня с головой.

Все весьма прозаично, но, лишь разменяв четвертый десяток лет, начинаешь понимать эту банальную мысль достаточно точно. С детьми не сложилось от слова «совсем». Может быть, тому виной два года в промышленной зоне Китая, а может тот случай, когда подвела техника и вездеход заглох в тундре зимой. Пришлось двое суток топить всем, вплоть до колес. А холод был собачий - до сих пор руки сводит при малейшем морозе. В любом случае, обзавестись семьей и детьми как-то не удалось. А к усыновлению душа не лежала. Я понимаю головой, что в этом нет ничего плохого или неправильного, скорее даже наоборот, но перебороть себя так и не смог. Возможно, если бы рядом была достойная женщина, то решился бы, но все мои пассии или строили карьеру, или были неинтересны мне с этой стороны. Видать поэтому страстью и смыслом моей жизни стало другое.

Кто-то сказал бы, что я болен, и, пожалуй, был бы прав. Начиналось все почти как у всех. Садик, школа, спортивные секции и увлечения. Но детство переходит в юность, вот мне уже 17, и я делаю первые шаги во взрослую жизнь: университет, первые встречи и разочарования, первые опыты и свершения, и еще много всяких «первых». Отдельно, пожалуй, стоит отметить тот первый раз, когда в моей руке оказался самый настоящий меч. Это был всего лишь кусок сырого железа и мечом данная поделка могла называться весьма условно, но именно тогда я в первый раз влюбился.

Чуть позже один из друзей привел меня на тренировку ролевиков. Вновь пополнивших свои ряды на волне очередной экранизации бессмертной трилогии Толкиена. Тогда клинок в моей руке казался мне чем-то неземным и могучим, делающим меня если не богом, то уж равным им точно. Это была сказка, в которую я попал и не мог выбраться долгие две недели. Следующую пару лет болтался в этой тусовке, пока, наконец, не оказался в компании реконструкторов.

Я бы сказал, что попал в правильную струю, где ребята не только рассуждали о высоком, но и вполне конкретно обсуждали историю. А так как многие из них были выпускниками различных «исторических факультетов», то пытались изготавливать сами или заказывать какие-то части оружия и доспехов. Вот там уже был серьезный и местами даже фанатичный подход к мелочам: от вышивки до пуговок. Вот вы, например, знали, что у шляпы мушкетеров не просто так подворачивалось одно поле? Когда мушкет наводился на цель, его владелец отворачивал голову и тем самым подвернутым полем прикрывался от облака воспламеняющегося черного пороха. Которое могло не только оставить так называемую «пороховую татуировку» в виде кусочков пороха, вплавленных в тело, но и выжечь глаза у неопытного стрелка.



Алексей Тихий

Отредактировано: 08.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться