Вопреки обыкновению

4.

- Значит, ты, Жюль?

- Жюль.

- Просто Жюль? Безо всяких добавок вроде второго имени, фамилии, признаков рода?

- Совершенно верно, - он кивнул и ловко перевернул вертел над огнем, а потом ухватил кончиками пальцев кусочек шипящего от жара мяса, подул и прожевал с явным удовольствием.

Девочка склонила голову на бок, с интересом наблюдая за его манипуляциями. От фруктов, воловка и вчерашней каши ее исцеленный гость отказался. Лично провел ревизию продуктов в кладовой и теперь собственноручно готовил ужин по своему вкусу. Абсолютно ничего не указывало на то, что еще пару часов назад парень едва дышал от переломанных ребер и пытался зажать резаную рану на животе. Теперь у него открылся просто зверский аппетит, и даже обозначилась некоторая наглость в выборе продуктов.

- И как же тебя занесло в ту подворотню? – Мирра приподняла тонкую бровь.

- Ты поверишь, если я отвечу, что по долгу службы? – она помотала головой, поэтому Жюль продолжил: - Ну, тогда предложу другую версию – абсолютно случайно.

- И, конечно, случайно узнал, что несчастный юноша – принц Людвик?

Он усмехнулся, едва обозначив еще одно несоответствие в своей внешности – ямочки на щеках.

- Ладно, вариант - по зову сердца – тебя устроит?

- Что? Оказался на месте драки? Или узнал в несчастном его высочество?

Парень подцепил еще кусочек и помолчал, прожевывая, потом кивнул то ли в ответ на заданный вопрос, то ли своим мыслям.

По всей видимости, мясо дошло до нужной стадии готовности, Жюль подцепил тушку двумя вилками и аккуратно переложил на блюдо, попутно украшая несколькими веточками пряной травы и поливая соком межининки, найденной в саду.

- Ну? – Мирра не собиралась довольствоваться его уклончивыми фразами и двусмысленными ухмылками.

- Что? – гость уже отмахнул себе столовым ножом изрядный кусок и, не дожидаясь, пока тот остынет, засунул в рот.

- Я имею право знать. У меня еще неделю будут болеть руки от твоего лечения, - она умолчала о том, что и летать тоже пока не сможет, ее внутренние резервы заметно иссякли, нужно было время, чтобы их восстановить, иначе, как она могла предположить ей грозила участь матери.

- Не только моего, - Жюль хитро прищурился, в его серо-зеленых глазах зажглись желтые огоньки, а на губах мелькали следы тщательно скрываемой улыбки. – Ведь ты же не оставила бедного принца, на радость его дядюшки, умирать в луже собственной крови?

- Не оставила, - девочка тоже решилась попробовать мясо, оказалось невероятно вкусно, а особую прелесть придало нечаянное воспоминание о выздоровлении и поцелуе Людвика.

- Ну вот, - парень пожал плечами. - А хочешь всю ответственность спихнуть только на меня.

Мирра просто не нашлась, что ответить. Жюль озадачивал, но не смущал, как галантный и воспитанный принц. Чувствовалось, что жизнь потрепала бродягу и научила иной раз обходить правила хорошего тона без особых угрызений совести, однако, несмотря на негативный опыт общения с Флапом, девочка откуда-то знала, что не стоит опасаться удара в спину или воровства от этого нового знакомого.

Изредка перекидываясь ничего не значащими фразами, молодые люди воздали должное великолепному ужину, а потом вышли во двор. Пес, без остановки виляя хвостом, подскочил к гостю и принялся ласкаться, будто несмышленый щенок. Это было совсем не в характере зверя.

- Обычно он не такой дружелюбный, - удивилась девочка.

- А я вообще в стандарты не вписываюсь.

- Ага. И от излишней скромности не страдаешь.

Парень широко улыбнулся и похлопал зверюгу по палевому боку. Гром млел и широко разевал пасть, вываливая язык.

- Похоже, хорошо ладить со всеми – твой талант.

- Ну, он бы мало мне пригодился, не встреться ты.

- И все-таки, не похоже, что ты так уж случайно оказался там, где устроили засаду на принца?

- С чего ты это взяла?

- У тебя был нож, ты производил впечатление человека, настроившегося, если надо, отдать жизнь, но защитить Людвика?

- Допустим, нож при мне всегда. Мой дом – это улица. Ты ведь знаешь, что и где происходит у тебя, - он окинул взглядом замок, - в доме?

- Боюсь, что нет. У моего жилища несговорчивый нрав, куда оно меня пускает, туда я и хожу.

- Значит, мне повезло больше, - у Жюля за пазухой было много тайн, и делиться ими пока он не собирался.

Мирре стало немного досадно. Хотелось ответов, нормального общения, а не этого фиглярства и кривляния, иначе обозначить эти недомолвки она не могла.

- Пойду, приготовлю для тебя постель. Тюфяк придется немного просушить на солнце, занесешь потом сам, когда решишь лечь. Спать будешь на кухне. Извини, отдельной комнаты для тебя приготовить времени не было.

- А ты?

- А я - там, где и всегда. Если что будет нужно, крикнешь.

- Доверяешь? – хмыкнул гость.

- У меня нечего брать, - девочка была уверена, что он не станет отковыривать самоцветы с оклада картины и рыться в сундуках.

- Твою жизнь, - он зверски оскалил зубы и поднял руки, сделал вид, что хочет придушить Мирру.

Ласковый пес мгновенно ощерился и с рычанием кинулся на Жюля, повалив того на землю и обдав горячим дыханием пасти, видневшиеся в ней клыки оказались довольно крепкими, длинными и острыми. Мирра довольно улыбнулась и насмешливо посмотрела на опешившего парня.

- Тихо, Гром! Тихо.

Она не стала говорить, что гость свой, просто почесала зверюгу за ухом. И отправилась готовить место для ночлега неожиданного гостя. Повозилась немного внутри замка, потом вышла с большим тюфяком.

Жюль потер ушибленный бок, не выказывая особого страха перед псом. Гром же улегся перед парнем на спину, подставляя мохнатое пузо и выражая полное дружелюбие. Вспышка агрессии прошла, как и не бывало.



Екатерина Горбунова

#42967 в Фэнтези
#64777 в Любовные романы

В тексте есть: драконы, романтика

Отредактировано: 10.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться