Вопреки обыкновению

Размер шрифта: - +

6.

Легкий стук в дверь, почти царапанье, отвлек Мирру от созерцания собственного двора через окно. Надеяться, что это просто Гром пробрался в дом, было глупо – пес дремал в пределах видимости внизу. Девочка не стала вставать, и крикнула прямо со своего места:

- Чего нужно?

- Можно войти?

- А если я не разрешу, ты не войдешь? – она постаралась вложить в вопрос всю свою уязвленность и обиду.

Дверь приоткрылась со скрипом, и голова Жюля показалась в проеме.

- Войду. Нам надо поговорить.

Девочка пожала плечами и снова отвернулась к окну. Она внимательно рассматривала разбитую тропинку, густые заросли сада, начавшее темнеть небо с невесомыми изменчивыми облаками, настойчиво игнорируя то, что гость стоял уже за спиной.

- Смотри, - он легонько постучал ее по плечу.

Мирра неторопливо повернула голову. Прямо перед ее носом маячил висящий на простой грубой нити овальный отшлифованный жетон. Вещь была древняя и непростая, какая-то мощь чуть ли не физически исходила от нее.

- Что это?

- Возьми и узнаешь.

Девочка сжала жетон в ладони. Легкое покалывание согрело руку. Предмет был приятным на ощупь, внутри него что-то ритмично пульсировало, словно сердцебиение.

- Как живой, - не смогла сдержать удивления Мирра.

- Посмотри на меня, - зрачки Жюля закрыли почти всю радужку, глаза казались черными и дикими, лицо побледнело, желваки упрямо ходили туда-сюда, – ничего не видишь?

Девочка помотала головой. Она видела с жетоном ровным счетом то же самое, что увидела бы и без него. Перед ней стоял расстроенный человек, который какими-то странными поступками пытается в чем-то ее убедить, возможно, оправдать свою скрытность.

- Нет. Только покалывание и толчки, словно сердце бьется в руке.

Парень на миг прикрыл глаза, а потом забрал вещицу и повесил себе на шею. Мирра невольно обратила внимание, что его руки в волдырях и царапинах, словно он за эти несколько часов привел в порядок весь огород и собрал поспевший урожай, не щадя себя.

- Что ж. Видимо, что-то не сработало, - голос Жюля был тих и печален.

- А что должно было сработать? – Мирра по-прежнему не доверяла своему гостю.

- Это магическая вещь.

- Я поняла.

- И она показывает суть любого живого существа.

- И кто тебе ее дал?

- Продал. Один пронырливый маг. Сказал, пригодиться.

- Ты поэтому увидел, кто я есть, и в переулке, и здесь?

Он кивнул и отвернулся, продолжая говорить:

- Я никому не показываю эту штуку. Она очень редкая и ценная. Маг называл ее Магическим Зеркалом. Я рассчитывал, что однажды человек, которому я смогу доверять, посмотрит на меня через нее и расскажет, наконец, какого я рода-племени.

- Видимо, даже ему сложно сделать это с тобой.

Название магической штуковины было почему-то знакомо девочке. Она попыталась вспомнить, но не смогла. Почему-то при его упоминании всплывал Лазарь, но ведь маг не мог быть знаком с Жюлем. Все свои последние годы он провел здесь. А до того – Жюль еще не начал бродить по свету.

- Как звали того мага, что подарил тебе этот предмет?

- Флап, кажется.

Мирра поразилась совпадению.

- Я была коротко знакома с одним Флапом. Он встретился мне дождливым вечером, я  приютила его на одну ночь. Неприятный вороватый малый. Пытался обокрасть меня, пока я сплю, потом оставил кучу всякого барахла, якобы в качестве платы за ночлег.

- Ты после знакомства с ним ищешь подвох в каждом встречном? – хмуро спросил парень. – Мой Флап тоже был малый не промах. Постоянно переругивался со своей белой совой.

- Как можно переругиваться с совой? Он говорил по-птичьи?

- Нет, она вполне сносно щебетала по-человечьи.

Девочка о подобном не слышала. Но как-то поняла, что Жюль ее не обманывает. Ей расхотелось обижаться, подумаешь, тайны. А у кого, в конце концов, их нет! Мирра протянула руку в знак примирения. Парень пожал ее пальчики и довольно невесело усмехнулся. Девочка слегка задержала его ладони в своих, и волдыри почти пропали.  Залечить все ранки не удалось, потому что гость отдернул руки и покачал головой.

- Благодаря Магическому Зеркалу я вижу истинность каждого облика.

- И я предстаю громоздкой кожистой рептилией? – пошутила Мирра.

- Нет, - он подумал немного, пристально посмотрев на драконицу. – Твоя внешность изменчива и непостоянна. Ты – одновременно и довольно привлекательная юная девушка, и нечто удивительное и прекрасное. В тебе две сути сливаются воедино. Я не могу объяснить.

Она даже раскрыла рот от такого неожиданного комплимента. Еще оказалось приятным, что Жюль назвал ее девушкой, и отнесся к ней с полной серьезностью.

- И ты не боишься меня?

- А чего же бояться? Твоего пса, думаю, надо опасаться сильнее.

Жюль обвел взглядом комнату Мирры.

- А тут когда-то жил дракон. Сначала он был молод, и его сила наполняла замок жизнью. Здесь было много прислуги, они сновали по коридорам и почтительно робели от рыков своего хозяина. Потом в жизни дракона что-то произошло, и он потерял ко всему интерес. Слуги покинули жилье, замок начал постепенно ветшать.

- А дракон? – девочка невольно робела, пытаясь предугадать ответ.

- А он, кажется, умер.

Вот так просто и трагично?

Мирра взглянула на свое жилище по-новому: старая, но удобная мебель, ветхие выцветшие полотна на стенах, если приглядеться, можно кое-где разглядеть орнамент, кусочки бытовых сцен и баталий, видимо, призванных увековечить в веках подвиги былых героев. Резные ставни и дверные косяки, довольно прочные на вид, но в некоторых местах изъеденные короедом. На полу симпатичный коврик, приобретенный Лазарем на рынке у говорливой шустрой ткачихи, прикрывающий выбеленные временем доски пола.



Екатерина Горбунова

#29618 в Фэнтези
#18407 в Любовные романы

В тексте есть: драконы, романтика

Отредактировано: 10.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться