Вопреки сегодня наступит завтра

Размер шрифта: - +

Часть II. Узор жизни 


Вера



Анна развернула к себе лицом испуганного мальчика и, присев на корточки, заботливо вытерла морщинистой ладонью его слёзы. 

– Не переживай. Будем верить, что Бог окажется добр к пострадавшим в аварии и под Его присмотром врачи сумеют помочь каждому раненому, – ласково сказала она. Вымучено улыбнулась, желая тем самым подарить хотя бы грамм спокойствия ребёнку. Аккуратно взглянула за его спину. Там, на дороге, молодой человек лет двадцати подложил под головы извлечённых из автомобиля девочек свою куртку и рубашку. Высокий мужчина заботливо прижимал к себе худощавую девушку возле фуры. Он показался Анне могучим орлом, что не даст ей сорваться со скалы вниз. 

Мальчик всхлипнул и потянулся ладонями к ушам. Очевидно, тревожные голоса людей, делавших всё, что возможно для спасения пострадавших, причиняли ему боль. Анна встала и, уверенно взяв его за руку, повела в противоположную сторону от трагедии. 

– Немного прогуляемся, – как можно спокойнее произнесла она. – Тебя как зовут? 

– Кирилл, – запинаясь и дрожа, ответил мальчик. 

– А меня Анна, приятно познакомится, – нежная улыбка. – Хочешь мороженое? – спросила она, заметив неподалёку кафе. – Насколько я помню, оно очень вкусное и разных сортов. Ты какой предпочитаешь? 

– Шоколадное, – робко. – Но я не хочу, – резко остановился. 

– А горячий шоколад? – надежда сквозь смятение. 

Кирилл замотал головой и закусал губы. В его светло-серых глазах застыли новые слёзы. 

– Я успел… увидел… – всхлип. – Там были мои одноклассницы. А я как раз шёл и думал о них, завидуя по-чёрному, что они… у них есть семья. Он услышал меня! Но как-то неправильно. Как всё исправить? – его взгляд пропитался отчаяньем. – Я не хочу, чтобы они умерли… из-за меня! Как мама… – прикрыл ладонями лицо. 

– Ты не виноват, что произошла беда. Видимо, так должно было случиться. Не вини себя, постарайся понять, каждый день – это нам урок от жизни. Подумай, чему он учит, и стань лучше, чем был. – Анна приобняла Кирилла за плечи. Погладила его по голове. – Я тебе маленькую тайну открою. Когда мне очень плохо и страшно я хожу в церковь. Мне там кажется спокойно, как на облаке. Если хочешь, давай пойдём сейчас вместе в церковь, поставим свечу за выздоровление твоих одноклассниц. Попросим об этом Бога. Может быть, он окажется не очень занят и услышит нас. 

Кирилл кивнул. 

– Но мне надо в школу, – после небольшой паузы сказал он. – Да и воспитатели из детского дома будут ругаться, если я пропущу уроки. 

– Сегодня они не будут на тебя злиться. Я поговорю с ними, – пообещала Анна. – Но вначале зайдём в кафе, выпьем по горячему шоколаду и съедим по порции мороженого. 

Кирилл неохотно, но согласился. 

– Спасибо, – неуверенно сказал он, допивая шоколад в уютном помещении. – Вы как Ангел, – смущённо. – Впервые кто-то ко мне оказался так добр после… гибели мамы. 

Анна аккуратно и деликатно поинтересовалось, что с ней стало. Кирилл со щемящей грустью в голосе поведал ей свою историю. 

– У меня был сын, – сказала она после. – он работал пожарником и многих спас. Кто знает, быть может, именно он тогда вынес тебя из… – она запнулась и вздохнула. – Не сердись на судьбу и Бога, что они забрали твою мать. Они забрали у меня сына… Но я на них не зла. Жизнь учит нас быть сильными. Поэтому я тебя понимаю. Ты тоже сильный! И, конечно, помогал, и будешь помогать слабым. – Анна доброжелательно приподняла уголки губ. 

Кирилл, кивая, доел мороженое. 

– В церковь? – спросила Анна. 

– Да, – он улыбнулся. 

После посещения Божьего дома, Анна с Кириллом немного прогулялись и затем она отвела его в детский приют. Поговорив с воспитателями о случившемся несчастье, подошла к Кириллу попрощаться. 

– Они не будут тебя ругать. Сказали мне, что ты хороший мальчик. 

– Мы больше не увидимся? – печально спросил он, уткнул взгляд в пол. 

Глаза у Анны заслезились. 

– Разве ангелы оставляют детей? – мягко ответила она. – Если хочешь, завтра после школы мы встретимся, и я отведу в тебя в кино. Ты когда-нибудь там был? 

Кирилл покачал головой. Широко улыбнулся и вдруг рывком крепко обнял Анну. С её глаз скользнули слёзы счастья, а с дрогнувших губ слова: 

– После кинотеатра проверю, как ты делаешь уроки. 

– Хорошо делаю! Очень-очень… – выпалил Кирилл, сильней прижимаясь к ней. 

Больше жизнь не казалась ей пустой. Она это воспринимала всем сердцем, в котором накопилось много любви. Ощущала, что и мальчик уже не чувствует себя одиноким. 
 

Капли судьбы



Лёгкие будто обжигал горящий газ, горло сдавливала невидимая крепкая рука. С каждой секундой становилось всё тяжелее дышать. Тело трясло. Казалось, что под кожу паразитом заполз мороз. Её взгляд, пущенный из-за плеча мужчины, метался, но куда бы он ни утыкался, замечал, что всё укрыто кровавой пеленой. 

Елена зажмурилась. Отчётливо почувствовала, как по щекам скатились слёзы. Мир рухнул. Разлетелся на сотни осколков и пыль. И если бы не сильные надежные объятья незнакомого ей мужчины, она бы камнем упала в пропасть. В темноту, из которой нет выхода. Она знала это. Ощущала всем своим естеством. 

Сирена «скорой помощи», увозящая девочек, растворилась в осени. Во второй машине, куда поместили Влада, только включились проблесковые маячки. Пара секунд, и эта машина стала удаляться. Из оставшейся бригады третьей к ним подошёл врач, предложил успокоительное средство. Елена отчаянно замотала головой. Мужчина заботливо начал гладить её по волосам. 

Всхлипнув, Елена резко повернула голову и увидела, как тело её подруги положили на носилки и укрыли белой простынёй. 

– Мне надо… в больницу, – шёпотом сказала она. – Дочери были для неё всё. Надо помочь, – оттолкнула от себя мужчину. На удивление, он поддался. Побежала к врачам, севшим уже в машину «скорой помощи». – Подождите! Возьмите меня с собой! Мне нужно к детям! – закричала она. 

– Не положено, – сухо отозвался медицинский сотрудник. Хлопнул дверью. 

– Вы не можете! Возьмите меня с собой! – она вцепилась в ручку машины. Забила ладонью в стекло. 

– Хочешь, чтобы тебя накачали транквилизаторами? – услышала она над ухом довольно грубый мужской голос. Почувствовала, как со спины за талию её резко прижали к своей груди и стали оттягивать в сторону. Это был тот же самый мужчина, что обнимал её минуту назад. 

– Пусти! – крикнула она, когда «скорая помощь» отъехала. Мужчина выполнил её просьбу. Голова пошла кругом. Шаг, и ноги подкосились. Елена бы упала, но её за локоть успел придержать всё тот же заботливый незнакомец. Поэтому лишь её колено коснулось земли. 

– Чёртов ангел-хранитель, – пробурчала она, выдёргивая руку. – Что ты наделал? – впилась ледяным взглядом в его тёмные глаза. – Они могли взять меня с собой! Как мне теперь быстро попасть в больницу?! 

– Не будешь истерику закатывать, – он протянул ей ладонь, – то я тебе помогу. Отвезу на мотоцикле. 

Елена заскрежетала зубами. Вложила в его руку свою. 

– Каспар, – представился он, усмехнувшись. Но в следующий миг стал серьёзным. Посмотрел на подъехавшую к месту аварии машину дорожной полиции. – Пойдём быстрей, пока нас бюрократией не скрутили. 

Спустя минут десять-пятнадцать они уже были в больнице. Так как из-за шока и страха Елена с трудом адекватно соображала, то, уберегая её от нервного срыва, Каспар сам узнавал всю информацию. 

– Девочкам срочно необходимо переливание. Но в больнице недостаточно запасов их группы крови, а подходящей почти всем первой не осталось, потому что ночью под городским мостом было жуткое столкновение двух автобусов. Как понял, для наших девчонок есть один пакет на двоих. Бардак. Город наш маленький, взять быстро негде их группу, и плазму дозаказать не успели. Безалаберные идиоты. Они запросили из соседнего города, но пока привезут… – вернувшись от регистратуры, сообщил Каспар. Мрачно посмотрел на бледную Елену, сидящую сгорбившись на откидном стуле. 

– Какая? – после продолжительной паузы спросила она. Невольно взглянула на люминесцентную лампу. Ей почудился алый цвет. Перед глазами встал образ Жанны. Новые слёзы скатились по щекам. 

– Четвёртая отрицательная. 

– У меня… – боясь дышать, едва слышно сказала она, встрепенувшись, и с силой схватила его за запястье. – У меня четвёртая. Отрицательная. Я могу?.. – пугливо. 

– Сейчас узнаю. Дыши глубже и медленней. 

Каспар тут же побежал к регистратуре. Елена не стала его ждать, бросаясь следом. 

Вызвали лечащего врача. Он был удивлён удаче, но встревожен отсутствием возможности согласно положенной процедуре проверить чистоту переливаемой крови. 

Короткий разговор и Каспар вспылил: 

– Что тут сомневаться, одна из них, а, может быть, и обе умрут, пока довезут гарантировано незаразную кровь! Что у вас есть полгода на карантин и новый анализ? Что лучше два детских трупа или… 

Доктор резким жестом прервал его эмоции. Сверля суровым взглядом трясущуюся Елену, строго спросил: 

– Вы точно давно ничем не болеете? Никаких лекарств сегодня не принимали? 

– Нет! Нет! Берите хоть всю! Только скорей! – взбудоражено выпалила Елена, солгав про таблетки, осознавая, что немного рискует жизнью девочек, но выбирая меньшее из двух зол. К тому же принимаемые ею лекарства не относились к опасной категории. 

Доктор кивнул, вздохнул, что-то пробубнил себе под нос и дал нужные распоряжения. 

Медсестра тут же увела Елену в комнату для процедур. Взяла анализы, чтобы подтвердить нужная ли группа в действительности у потенциального донора. Страх лавиной обрушивался на Елену, но мысли о Каспаре, его помощи, заботе её успокаивали. 

После переливания крови Каспар зашёл к Елене в палату с бутылкой сока подмышкой, кружкой дымящегося чая и горкой горячих бутербродов на подносе, да в придачу с букетом ромашек. Откуда он всё умудрился достать, сказать ей отказался. Лишь велел: 

– Жуй. Пей. Отдыхай. 

– Откуда ты все-таки взял ромашки осенью? К тому же рядом с больницей нет цветочного магазина, – медленно жуя, не сдалась Елена. 

– У каждого свои секреты, – вновь отмахнулся он. Подмигнув, Каспар вышел. Вернулся в палату очень быстро, буквально через минуту, и опять не с пустыми руками, поставил на прикроватную тумбочку полиэтиленовый пакет. – Там гранатовый сок. Тебе нужно будет его пить побольше. Также фрукты. Витамины. Колбаса и булка хлеба. Из развлечения пока лишь я, – он хмыкнул. 

– Спасибо, – растерянно. Её глаза защипало. 

Наступила неловкая пауза. Елена сконфузилась под тяжёлым взглядом Каспара. 

– Почему ты так смотришь? – не смея поднимать глаз, Елена начала пальцами судорожно водить по венам. На них виднелись шрамы. 

– Ты похожа на ту, кого я люблю. Но не совсем. – Каспар присел на стул. – Она как солнце, ты как луна, – пауза. – Суицид? – небрежно и едко. 

– Это что-то меняет? – резко и пряча руки под покрывало. 

– Не для бывшего наркомана, – доброжелательно ответил Каспар и косо улыбнулся. Достал из пакета бутылку и пластиковый стаканчик. Налил в него сок. Глотнул. Скривился. 

Елена смущённо улыбнулась. Посмотрела на жидкость в бутылке. Красная. По сторонам – всё мерещится в этом свете, где-то чуть темнее, где-то светлее, словно смотрит сквозь легко тонированные солнцезащитные очки. С грустью заглянула в карие глаза напротив. Неожиданно она увидела их отчетливо. Как при ярком свете. Странная волна тепла окатила её тело и прокралась в душу. 

– Как доктора разрешат, я отвезу тебя домой, – сказал Каспар. 

Без стука дверь отварилась. В палату зашёл лечащий врач девочек. 

– Как они? – спросила Елена и резко выпрямилась. Каспар пересел на кровать и взял её за руку. 
 



youreclipse

Отредактировано: 06.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться