Вопрос человечности

Font size: - +

Вопрос человечности

ВОПРОС ЧЕЛОВЕЧНОСТИ

Бездонная, беспросветная черная глубина космоса, пробитая навылет светлыми точками не знакомых для коренного землянина созвездиями, занимала весь обзор впереди. Местная звезда осталась позади, планет в зоне видимости не было. Только рисунки чужих созвездий.

Впрочем, для опытного космолетчика, капитана грузового корабля средней дальности «B-18-S\Странник зари» Бориса Ивари эти звезды были хорошо знакомы. Ведь Фелиция была одной из старейших людских колоний в этом секторе и его корабль не первый десяток раз совершал здесь дозаправку или выскакивал перед новым переходом. Фелиция была удобно удалена и от метрополии и от основных колоний. Система этим и жила: запасы сырья для топлива и ремонта кораблей, хорошие возможности для торговли и широко известные курорты на островах южного полушария, на которых капитан Ивари так и не побывал. Однажды он даже купил путевку, но поехали только жена с детьми – ему подвалил хороший заказ от старого клиента.

– Кэп, все в порядке, - вывел капитана из задумчивости голос второго пилота Джона Исунори. ­– Можете идти отдохнуть. Скорость для перехода мы наберем не раньше, чем через три часа, пока еще отойдем от гравитационных полей. Система чистая, проблем никаких. Всегда бы так.

 Второй пилот закинул руки за голову и откинулся в кресле. Его глубокие темные глаза смеясь, глядели на капитана, при этом одновременно Джон следил за всеми приборами, датчиками и индикаторами. Исунори был моложе Бориса лет на пять, но летал с ним уже долго,  точнее, всегда. Его черные волосы, отпущенные почти до плеч, были зачесаны назад и стянуты застиранной бордовой лентой.

 – Какой у нас курс? – спросил Ивари, огладив ежик своих почти полностью седых волос.

– Как вы и говорили, кэп! – откинулся со своего места у навигационной панели молодой взъерошенный парень в модной летной куртке аляповатой расцветки. – В два перехода до системы Харогар. Сперва идем в Свободный космос на всю мощность, а уже оттуда – по назначению. Горючего и всего прочего – вполне.

После этого доклада парень жизнерадостно усмехнулся и снова скрылся за панелью в «штурманской». Капитан шумно поскреб затылок, вздохнул и произнес, глядя в космическое беспределье перед собой.

– Не нравится мне вся эта затея со Свободным космосом. В Ничейные сектора лишний раз соваться не стоит, если неприятностей на корму лишних не ищешь. Через Голодар гораздо лучше.

– Борис, дружище! – Исунори развернулся в своем кресле и развел руками. – Ты же сам предложил через Свободный идти.

– Точно, кэп! – снова высунулся молодой штурман. – Вы же сами  сказали, что так дешевле. А там нам только баки переключить и скорость набрать и ищи нас по всем Ничейным секторам! Хотя на кой дюз мы там кому сдались к такой-то матери?

И парень снова исчез, надев большие наушники.

– Да все я знаю и помню, – тихо произнес Борис, ни к кому конкретно не обращаясь. – Не нравится, но не отдавать же этим галактическим занудам-параноикам больше половины своего навара?!

Джон снова улыбнулся, покивал и вернулся к приборам. Капитан не спеша обвел взглядом панели, рубку, космос на обзорном экране и махнул рукой.

– Ладно, пойду действительно отдохну, – Борис положил руку на плечо второму пилоту. – Если  что – шумнешь мне.

Азиат кивнул, не отвлекаясь от показаний гравитометра.

– Томас проверяет в машинном искусственную гравитацию, – сказал вслед уходящему в жилой блок капитану штурман.

– Хорошо. А ты не забивай больше внутренний эфир своим долбо-хламом. Слушай сам, если ушей не жалко, но если еще раз соединишь проигрыватель с системой связи – уволю на ближайшей планете. – Сурово погрозил пальцем парню Ивари. Только в ответ только хмыкнул.

– И ведь уволит­, – бросил через плечо Джон, когда капитан скрылся в каюте.

Борис Ивари в своем «боксе» снял плотную куртку, аккуратно повесил на спинку кресла у стола. Смахнул невидимую соринку с потертого шеврона «Вольных капитанов» на правом рукаве и улегся на узкую и довольно жесткую кровать. Но спать он не собирался, ведь хорошо выспался на планете перед вылетом. Капитану было о чем поразмыслить в одиночестве маленькой каюты.

У Земной федерации было немало планет за пределами системы-метрополии. Многие из них были весьма удалены от Земли. Некоторые системы осваивались совместно с другими расами космоса. Те же галодары никогда не участвовали в подобных проектах, замкнувшись в трех своих системах. Варлы редко интересовались делами людей и других рас, они шли своим путем. А во квэнокки и дардри часто сотрудничали с людьми. Шесть земных лет назад экспедиция дардри в секторе Альтера-Омикрон обнаружила систему из шести планет и тридцати девяти их спутников, названную Альтераном. Исследования выявили, что содержание полезных ископаемых, в том числе природного возобновляемого люксогена превышает все мыслимые показатели. Спутник четвертой планеты-гиганта Окриона был назван Луксором-8 (так называли все крупные месторождения люксогена), но там оказалась двойная гравитация, почти смертельная для нежных дардри с их природным 0,3 g.

Был собран крупный конгресс и три расы благополучно поделили систему Альтерана. Дардри заняли двенадцать спутников с силой тяжести до 0,9 g, квэнокки получили четыре планеты и восемь спутников, а оставшиеся две планеты и 19 спутников, включая Луксор-8 отошли к людям. Соглашение обязывало передавать по 10% добытых ресурсов двум другим сторонам. Так восполнялись недостатки в ресурсах, отсутствовавших на осваиваемых каждой расой территориях.

Но люди выиграли и еще в одном – у них лучше всего была разработана технология добычи полезных ископаемых в условиях повышенной и нормальной (для людей) гравитации и нестабильной атмосфере. Особенно продвинуты добыча природного люксогена, дейнекса, сердия и меркурита. Огромные заказы на различную технику поступили в крупнейшие компании, изготовлявшие горнодобывающее оборудование. Особенно отличилась «Горношахттех-компани» на Марсе. Многие их образцы были адаптированы для дардри и квэнноков. Компании потребовались корабли и пилоты.



Михаил Лысов

Edited: 05.05.2017

Add to Library


Complain