Вопрос Времени

Размер шрифта: - +

5. Майер

Ноябрь 2117 года.

Комплекс «Пайк» на Психее.

 

– Захожу на посадку!

Перегрузка бросила Майера в кресло так резко, что перехватило дыхание. На грудь будто положили здоровенный камень. Заныли плечи, слева что-то хрустнуло – к счастью, без боли. От напряжения Майер стиснул челюсти, глаза налились кровью.

Одно хорошо – продлился манёвр недолго. Вскоре шаттл уже залетал в док.

– Глазам не верю, – сквозь боль в голосе Фабио звучит удивление.

Майер прильнул к иллюминатору. По широкому лицу растеклось изумление. С Фабио не поспоришь: дивиться можно как минимум шаттлу в доке – близнецу того, на котором они прибыли. Даже номер на корпусе совпадает!

С характерным лязгом шаттл пристыковался к магнитным креплениям – на удивление, рабочим.

– На месте, – отчитался пилот. – Вы там как, в порядке?

– В порядке? – прокряхтел Майер. – На мне будто медведь потоптался! Чудеса, блин, на виражах.

– Размякли вы, Эрих, – Агнес молодецки хлопнула шефа по плечу. Свежая, румяная – перегрузка её будто не коснулась.

– Я своё отлетал.

Майер встал:

– Ладно, хватит болтовни: распаковываемся – и вперёд.

Помимо Майера, Фабио и Агнес в десантную группу входят ещё двое: рыжеволосый детина по фамилии Уолш и Ковальский, обладатель внушительного носа.

Все пятеро нахлобучили шлемы.

– Включить камеры, – велел Майер. – Директору интересно, что за чертовщина творится на камешке.

Все, как один, коснулись левого виска. На терминале Майера появились пять изображений. В четырёх он увидел себя.

Майер показал терминал Агнес:

– Это точно я?

Девушка кивнула.

– Ну и рожа – что твой вурдалак! – Майер погрустнел.

– Это всё сигареты, босс, – бросил Фабио.

– Ну да, конечно.

Майер проверил готовность команды. Оружие взведено, системы скафандров – стабильны. С нестройным «щёлк» опустились лицевые щитки, полости шлемов осветило холодным светом. Майеру стало грустно от мысли, как он выглядит теперь.

Он включил радиосвязь:

– Пилот, откачивай воздух.

– Роджер.

Загудели вакуумные насосы, зашипел змеёй воздух.

– Готово, – сообщил пилот. – Открываю люк через три, два, один…

Люк начал движение вниз со скрежетом, достойным паровоза XIX века – колымага десантникам досталась ещё та. Майер врезал пятками друг о друга – дисплей шлема сообщил, что заработали магнитные подошвы. В доках традиционно нет искусственной гравитации – без неё работать с грузами куда проще, – а сила тяжести Психеи, считай, почти отсутствует.

– Смотрите, – Уолш ткнул пальцем куда-то вверх.

Майер задрал голову:

– Да, дела…

Над главным входом в комплекс намалёвано изображение. Поверх металлических пластин красуется оранжевая расщеплённая пика в жёлтом круге. Чуть ниже гордо выведены четыре буквы.

«Пайк».

– Вопрос принадлежности комплекса, надо думать, отпадает? – натянуто хохотнул Фабио.

Майером овладел суеверный страх. Он стиснул зубы, чтобы отогнать непрошенное чувство.

– За мной. Рассредоточиться.

Группа разделилась: Майер с Уолшем – впереди, Агнес и Фабио прикрывают фланги, Ковальский толкает здоровенный ящик-гроб с оборудованием для взлома дверей. Винтовки целят в нагромождения прикреплённых к полу контейнеров, глаза шарят в поисках движения. Майер выкрутил мощность вспомогательного сенсора на максимум. Расплатившись мигренью, узнал, что в доке нет ни одного объекта со скоростью больше улитки, если не считать самих десантников.

За внушающими уважение дверьми оказался промышленный шлюз. Майер наудачу попробовал активировать протокол герметизации. К удивлению, сработало – система приняла стандартные коды доступа «Пайк». Помещение наполнилось воздухом, гостеприимно распахнулись внутренние двери. Резко качнуло вперёд – заработала искусственная гравитация. Ящик с оборудованием грохнулся о пол, чуть не отдавив Агнес ногу.

Десантники отключили магнитные подошвы. Майер пригляделся к дисплею на шлеме – голубой огонёк сообщает, что воздух пригоден для дыхания.

Стянуть шлем, вдохнуть мягкого очищенного воздуха – что может быть приятнее после консервной банки скафандра?

– Шлемы не снимать, – распорядился Майер.

– Почему? – спросил Ковальский.

– Никто не хочет выковыривать из твоей башки пулю, вот почему, – ответила за шефа Агнес.

Не слишком вежливо, зато в точку. Мужчина потупил взор.

Майер вывел на дисплеи группы карту комплекса – вернее, проект:

– Цель – красная точка; по плану там офис службы безопасности. По плану… – протянул он.

– Пока всё совпадает, – заметил Фабио.

– На то и надежда. – сквозь улыбку Майера сочится тревога. – В нашей вотчине – сервера охранной системы. Пороемся в записях, сможем понять, что тут творится.

В том, что комплекс принадлежит – или должен принадлежать? – «Пайк», нет никаких сомнений. Логотипы на стенах, коды доступа, даже расцветка стен и шрифты – если хоть раз бывал во владениях корпорации, распознаешь с первого взгляда. До полёта на Психею Майер бывал в трёх комплексах «Пайк» – все похожи как близнецы.

Вот только ни один не появлялся из ниоткуда.

Первое же помещение, холл, заставило Майера встревожиться не на шутку.



Илья Воронцов

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться