Вопрос Времени

Размер шрифта: - +

15. Дёмина

Декабрь 2117 года.

Байконур, Евразийский Союз.

 

– Кира!

Рослый парень с весёлыми карими глазами закружил девушку в объятиях.

– Сенька! – радостно запищала Кира.

Арсений Сальков – друг детства. Кира росла настоящей пацанкой, всегда водилась исключительно с мальчишками. Арсений – из тех ребят, что вечно придумывают шалости и не могут усидеть на месте более трёх минут. Кира прибилась к их компании ещё до школы; дружеские отношения с парнями, многие из которых давно стали взрослыми людьми – Арсению, например, почти тридцать – сохранились и по сей день.

Покончив с бурными приветствиями, Арсений произнёс:

– Ты здорово изменилась, сестрёнка, – он прошёлся взглядом по многочисленным татуировкам Киры, по дерзкой причёске, задержался на разноцветных глазах.

– Сам знаешь – мечта детства, – улыбнулась девушка.

– Помню-помню. Кое-кто пересмотрел кино про киборгов, – Арсений ткнул Киру пальцем в грудь. – Много имплантов-то?

– Было больше.

– Сняла? – удивился Арсений.

– В некотором роде, – уклончиво ответила Кира. Ей не хотелось посвящать друга в историю с порталом.

Беседу прервал нарастающий гул турбин. На площадке, где стоят Кира и Арсений, поднялся ветер, взметнулись столбы пыли. На бесплодную землю приземлилось такси.

– Карета подана, – парень отвесил шутовской реверанс.

Пустыни Средней Азии – далеко не процветающий Сиэтл. Кира ожидала увидеть в качестве такси ржавую развалюху, однако, к её удивлению, «карета» оказалась вполне приличной. Арсений прыгнул в пахнущий новым пластиком салон, Кира – следом.

– Далеко лететь?

– Минут двадцать.

Арсений наглухо затонировал стекла. Удивлённой Кире он сказал:

– Поверь, если этого не сделать, всю дорогу проведёшь с закрытыми глазами. С местным солнцем шутки плохи.

– А как же виды? – возмутилась девушка.

Арсений хохотнул:

– Виды? – он потянулся к пульту. – На, любуйся.

Тонировка исчезла. В глаза Киры ударил буквально испепеляющий свет. В пику Арсению девушка не стала возвращать тонировку. Кира прикрыла левый глаз ладонью, затемнила визор импланта.

Взору предстала бесконечная песчаная равнина. НИ деревца, ни кустика, ни даже завалящего сарая –вообще ничего. Будто летишь над океаном!

– Ладно, сдаюсь.

Арсений весело рассмеялся – и вдруг крепко обнял Киру:

– Ты не представляешь, как я скучал, сестрёнка!

Кира попыталась ответить, но смогла выжать лишь комариный писк.

– Ох, прости, – Арсений отнял руки.

– Ничего, – девушка принялась растирать плечи – после таких объятий запросто может остаться синяк. – Сеня, где ты пропадал? Пять лет ни слуху ни духу! Думала, ты умер!

Сальков криво ухмыльнулся:

– Жил на Обероне. Это одно и то же.

– У-у, – Кира сложила губы трубочкой. – Вот уж точно!

– Когда вернулся в Союз, никак не мог нарадоваться, что вновь говорю на русском.

– Помню твои попытки изучить английский, – Кира саркастично заломила брови.

– Что поделать: лингвистика – не мой конёк, – Арсений развёл руками. – Я – выкидыш русской изнанки.

– Скажешь тоже! – Кира шутливо толкнула друга в плечо. – На родине-то давно был?

– В Норильске? Лет пять прошло.

– И не тянет?

– Знаешь, как-то не особо, – иронии в голосе Арсения хватит на десятерых. – Родители перебрались на Кавказ, друзья разъехались – что я там забыл?

– Справедливо.

– Хватит обо мне, сестрёнка. Как твоя жизнь? Рассказывай! – Арсений блеснул фирменной улыбкой – за минувшие годы он так и не удосужился исправить отколотый зуб.

– Это «рассказывай» всегда ставит меня в тупик, – рассмеялась Кира. – Спроси что-то конкретное.

– Для начала – как ухитрилась поступить в Сиэтл? Когда жили в Норильске, ты говорила, что хочешь стать актрисой.

Кира прыснула:

– Вспомнил, блин!

– И всё же?

– Интерес к имплантам перерос чисто потребительский уровень, Сеня. Лучшие технологии в сфере бионики – за океаном. Я сложила А и Б… – девушка свела ладони перед собой.

– Чувствую, попахать пришлось изрядно, – мягко улыбнулся Арсений.

– Твоя правда. Городок у нас маленький, и сабвенов в нём не жалуют. Где получалось устроиться – там и работала. К счастью, продлилось это недолго – к окончанию школы я уже собрала деньги на билет. Получила документы – и в тот же день улетела на большую землю.

– Разумно. В крупных городах всем до лампочки, кто ты и откуда.

– Именно. Где-то за год удалось скопить неплохую сумму; параллельно готовила проект для Вашингтонского университета. Собственно, из-за проекта меня и приняли.

Кира глянула на вмонтированный в перегородку дисплей. Навигатор показывал, что до Байконура – ровно половина пути.

– Сеня, расскажи лучше о себе. Мы не поддерживали связь после лётного училища. Как вышло, что ты подался на вольные хлеба? Если не ошибаюсь, условия в «Объединённой Транспортной Корпорации» – что надо.

Арсений приложил запястье к дверце с надписью «мини-бар». В маленьком холодильнике спрятан набор прохладительных напитков – в самый раз для местной жары.

– Будешь что-нибудь?



Илья Воронцов

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться