Вопрос Времени

Размер шрифта: - +

23. Майер

Январь 2118 года.

Комплекс «Пайк» на Психее.

 

Первой пришла боль.

Он лежал на прорезиненном полу лицом вниз. Нестерпимо гудела голова – то ли здорово приложили, то ли ударился в падении. Наверное, второе – в памяти всплыл космопех ООН и несколько шоковых зарядов.

Ломота в мышцах не давала нормально пошевелиться – исправно работал лишь бионический протез. Майер воспользовался им, чтобы перевернуться на спину.

Свет резанул глаза даже через закрытые веки. Майер схватил левой рукой правую – тактильная чувствительность у протеза не ахти какая, – ощупал лицо. Всю правую сторону покрывала короста запёкшейся крови. Он переместил руку чуть выше – и зашипел от боли. Пальцы нащупали широкое, сантиметров пять, рассечение. Майер попытался плюнуть на ладонь, чтобы размягчить запёкшуюся кровь на глазу, но в пересохшем рту не нашлось даже пены.

Тело потихоньку приходило в себя. Майер осторожно пошевелил сначала одной ногой, затем второй. Ожила и правая рука – сначала кисть, затем и пальцы. Однако мышцы всё ещё слушались из рук вон плохо, да и болели как после десятикилометровой пробежки. Немудрено: получить шоковый заряд – не к массажисту сходить.

Майер прокрутил в голове – несмотря на боль, работал мозг исправно – последние события. В комплекс вторглись войска ООН. У службы безопасности не было ни единого шанса. Однако Майер жив! Да, познакомился с разрядом в сто двадцать киловольт, разбил лоб, наверняка получил сотрясение – но остался жив.

Значит, в порядке и остальные. Фабио, Агнес? Нужно найти своих при первой возможности.

Он слегка приоткрыл левый глаз – правый упорно не поддавался. Так даже лучше: Майер по опыту знал, что после сотрясения жёстко двоится в глазах.

Крошечная конура без элементарных удобств. Прозрачная дверь на входе. Камера? Хорошо – ООН играет по правилам. Вопрос в другом: захват комплекса – самовольное решение Таббса или продиктован актом 1320?

Неизвестно, какой вариант хуже. Первый – от коммандера можно ждать чего угодно. Второй? Если так, песенка «Пайк» на Психее спета. ООН свернёт исследования и поставит такое клеймо, что учёные забудут о кротовых норах лет на двадцать.

А ещё девчонка, Кира Дёмина. Утверждает, что из будущего – как и комплекс. Интересно, где она сейчас? Жаль, допрос пришлось прервать.

К Майеру вернулось достаточно сил, чтобы дать окружающим знать – он ещё побарахтается.

Он медленно, со стоном встал.

Ноги отозвались слабой дрожью. Пришлось опереться о стену, чтобы не потерять равновесие. Лоб слегка горел – похоже, в рану попала инфекция. Майер ощупал карманы – терминал, как и другие вещи, предсказуемо отобрали.

– Эрих!

Он медленно повернул голову – позвонки в шее отозвались хрустом.

С противоположной стороны коридора, за такой же, как у него, стеклянной дверью стояла Агнес. Выглядит девушка неважно: волосы растрёпаны, на скуле – здоровенный синяк. Однако на ногах стоит твёрдо.

– Агнес! Что с Фабио?

– Живой. Все живые, –девушка окинула его тревожным взглядом. – Вы как?

– Как огурчик, – Майер ощущал себя скорее перегноем, но не горел желанием плакаться в жилетку.

Агнес поморщилась:

– Да уж, заметно. Вам бы прилечь, «огурчик».

– Перебьётся!

Майер страдальчески скривился – голос он знал слишком хорошо.

Дверь в камеру открылась. На пороге возникла закованная в сталь фигура.

– Соскучился, капитан? – от слов Михаль веет неприкрытым глумлением.

Майер решил не отставать:

– Больше скучаю по дню, когда лишился руки.

Девушка с мгновение изучала покрытое кровью лицо – и вдруг прописала увесистый пинок в живот.

Майер согнулся пополам. Он судорожно хватал ртом воздух – от удара перехватило дыхание. Ослабевшее тело рухнуло на колени.

В правую руку ткнулся ствол винтовки:

– Будешь ёрничать – лишишься второй.

Майер мелко закивал. Когда дыхание немного восстановилось, спросил:

– Зачем… – его разобрал кашель. – Зачем пожаловала?

– Вставай. Коммандер ждёт.

Майер проглотил рвавшуюся на язык шутку – с новыми побоями велик риск отправиться в нокаут.

Оказалось, Михаль не одна. Снаружи ждал конвойный – ражий детина ростом под два метра. Зелёные глаза равнодушно прошлись по Майеру.

– Вперёд! – нетерпеливо бросила Михаль.

– Удачи, Эрих, – негромко произнесла Агнес.

Конвойный треснул прикладом по двери, заставив её отшатнуться.

Майер шагал по ставшему в одночасье чужим комплексу. Служба безопасности – его вотчина! – в руках врага! Встречные космопехи сверлили взглядами немолодого мужчину. Майер отвечал тем же.

За каждой дверью тюремного блока мелькают лица. Знакомые и не очень, но всё – его люди. Космопехи схватили всех – или почти всех.

– Босс?! Босс!

Фабио! Жив-здоров, на лице – ни единой царапины.

– Держись, парень. Я разберусь, – заявил Майер с уверенностью, которой вовсе не ощущал.

В спину упёрся ствол винтовки:

– Молчать!

– Фабио, научи свою барышню манерам! – притворно возмутился Майер.

– Клянусь, Майер – ещё слово… – прошипела девушка.

– Понял-понял! – Майер поднял руки. – Молчу.

Смех из-за двери камеры преследовал их секунд десять.

Михаль привела Майера в допросную – ту самую, где каких-то пару часов назад он беседовал с Кирой Дёминой.



Илья Воронцов

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться