Воронец в снегу

Размер шрифта: - +

Храм Солис. Жрец

Я шла по тёмному коридору. Тусклый огонёк свечи, которую я прихватила с собой, не очень-то мне помогал. Правда, и любоваться тут особо было не на что. Меня с двух сторон окружали стены из серого, грубо обработанного камня, хотя, как ни странно, они внушали уверенность и надёжность. Всё-таки это было что-то люцемское, совершенно нетронутое хейаньцами. Наверное, ни один из этих тёмных людей сюда и не ступал, потому что коридор весь был покрыт паутиной. Я сомневалась, что в Хейане водились пауки. Скорее всего, этот тайный проход был заброшен уже тогда, когда Люцем потерял эти земли. А значит, за много-много лет я была первым человеком, который ступал здесь. Это немного волновало и пугало.

К счастью, хотя этот коридор иногда поворачивал, он нигде не разветвлялся. И очень скоро я оказалась перед дверью. Рычаг, чтобы открыть её, долго искать не пришлось. Я тут же дёрнула за него и услышала, как где-то заскрипел механизм. А потом дверь медленно и почти без шума отъехала в сторону. Мне оставалось только порадоваться, что, несмотря на то, что этим тайным ходом давно не пользовались, всё сработало как надо.

Я наконец-то оказалась в храме Солис. Он, как и ожидалось, был погружён во тьму. Хотя для меня это было странно. Я привыкла к тому, что в храмах постоянно горел огонь, неустанно поддерживаемый жрецами. А от этого места создавалось такое ощущение, словно его действительно покинули боги.
Помещение, в котором я оказалась, было совсем маленьким. Когда-то от главного зала храма её отделала дверь, но теперь единственным напоминанием об этом были ржавые петли в проёме.

Я осторожно выглянула в главный зал, про себя шепча молитву Солис. Это место было таким заброшенным, что я бы не удивилась, появись тут какой-нибудь призрак. К тому же меня не покидало ощущение, что здесь кто-то есть и за мной наблюдают. Но, несмотря на свой страх, возвращаться я не собиралась. Раз я попала сюда, то надо хорошенько осмотреться.

Тусклый огонёк выхватил остатки фрески на стене. Я попыталась понять, что там было изображено, но тщетно. Каждый храм украшался своими картинами. Это могло быть что-то из деяний великих жрецов или Солис. Вздохнув, я направилась к алтарю. По обычаю я должна была принести с собой цветы, но в Хейане я не могла этого сделать. Может, просто молитвы будет достаточно, решила я, и тут остановилась.

Дверь в храм была приоткрыта, и сюда свободно залетал снег, на котором я отчётливо увидела следы, совсем свежие. Значит, хейаньцы сюда заходили. Но только что им тут понадобилась? Они молились совсем другим, своим тёмным богам. Делать в храме Солнца им было нечего.

Так и не придя ни к какому выводу, я всё же направилась к статуе у алтаря, и тут меня ждал очередной сюрприз. Это была вовсе не богиня Солис, как я ожидала, а жрец. Я подняла свечу повыше, чтобы лучше его рассмотреть. Тех, кто был достоин чести занять место Солнца, было немного, и я знала всех поимённо. Но всё же почему-то сейчас узнать этого жреца я не могла. Возможно, здесь его изображение отличалось от канонического. Но об этом больше знал Флавиан. Пожалев о том, что его сейчас нет со мной, я продолжала увлечённо разглядывать статую, совершенно забыв о том, что собиралась произнести молитву Солис.

Мастер, создавший жреца, был очень искусным, в слабом мерцающем свете мне казалось, что он вот-вот оживёт. У него был довольно грозный и внушительный вид, и он немного хмурился, устремив взгляд куда-то вперёд, возможно, в недосягаемый сейчас Люцем. В руках жрец сжимал сердце, а в ногах лежал венок из подсолнухов, в которое вплеталось неизвестное мне растение.

— Что ты тут делаешь? — раздался вдруг знакомый голос у меня за спиной.

Я обернулась и увидела Корвиса. Вот и всё, моему маленькому приключению пришёл конец.

— Я… я просто решила прогуляться, — ответила я и не преминула спросить: — А почему ты здесь? Ты ведь хейанец.

— И что? — насмешливо спросил он. В этот момент я была готова поверить, что он брат Равена. — Я теперь не могу зайти в храм Солис?

— Можешь, наверное… Но я только не понимаю зачем.

— Увидел свет свечи в храме и решил проверить, — нетерпеливо пояснил он. — Но как тебе удалось выбраться из комнаты?

— Это секрет, известный лишь люцемцам, — важно ответила я. Всё-таки не только им от меня всё скрывать!

— Вот как, думаю, что это был тайный проход, — и не дожидаясь моего ответа, он отвернулся от меня и посмотрел на статую жреца. — Хелиан… ты, наверное, немного о нём знаешь.

— А? Какой Хелиан? — я непонимающе уставилась на Корвиса, а потом до меня дошло. — Ты, наверное, имеешь в виду жреца Хелиантуса? Но он никогда не изображается с сердцем в руках. Только Донатус. Хотя это тоже не он.

— И тем не менее это Хелиан. В прошлый раз нам не удалось толком поговорить. Но здесь это сделать даже будет лучше. Люди старшей сестры не услышат.

И с этими словами Корвис потушил мою свечу. На мгновение мне стало страшно, но любопытство взяло вверх.

— О чём поговорить?

— Я хочу рассказать хейаньскую легенду от Актее и Корвисе, — просто ответил он.

— О! — тут же я вся напряглась, но не могла не спросить: — Почему? Равен и твоя сестра ведь не хотят, чтобы я узнала об этом…

— Скажем так, у меня есть свои причины для этого, — ответил Корвис. — Так ты хочешь услышать?

— Конечно, — с жаром ответила я. В конце концов, какая разница, почему он это делает. Главное, что я наконец-то узнаю эту легенду.

— Это случилось тысячу лет назад. Тогда в Люцем в свой срок приходила зима. А Хейань был цветущим, полным садов. Но в то время наши страны находились на грани объявления войны. Достаточно было малейшей искры, чтобы разногласия между ними переросли в пожар. В наших летописях говориться, что король Люцема Лукиан Альба несколько раз готов был начать войну, но каждый раз его останавливал брат Хелиан, — тут Корвис замолчал на мгновение. — Да тот самый, который потом проклял Хейань.



Арика Блайдд

Отредактировано: 22.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться