Воронья муза

Размер шрифта: - +

Третья глава. Трудовые будни музы или как не свихнуться от скуки

- Я твоя муза, – я встала со стола и плавной походкой приблизилась к мужчине. – А вчера ты истерику завел, особенно когда ещё другие повылазили. Брр, ну и компания у тебя, как вспомню, в дрожь бросает.

- И как давно ты здесь? – не веря моим словам спросил Хо Мин продолжая разглядывать меня.

А что я? Мне не трудно только вот вспоминать не хотелось, а придётся. С чего бы начать, наверное, с того момента, как попала к нему. Так и сделаю, и я погрузилась с головой в воспоминания.

Итак, с чего так у меня начались трудовые будни на этого субъекта? Ах да, точно...

Это произошло не так давно. Встав с пола, я потёрла пострадавшую часть, которая всегда уносила меня в круговорот приключений. Проверила руки и ужаснулась увидев на них грязь. Срочно нужно очистить, пока не подцепила какую-нибудь заразу из этого ужасного мира. Щёлкнула пальцами и ничего не произошло, словно меня лишили бытовой силы. Ещё две попытки и все безрезультатно. И как я буду без своих сил? Старшие надо мной издевались, что ли?

- Придушу, – прошипела я сквозь зубы.

Пока я думала о своём, то потеряла мужчину из виду. Но прежде чем пошла искать его, то решила вымыть руки старым и действенным способом - открыв кран. Вода приятно холодила кожу и тут до меня дошла ещё одна вещь. Если бытовая магия не работает, то значит, я не могу ни с кем связаться, и даже еду придется, есть людскую?

Нет! Нет! И еще раз нет! Я отказываюсь в это верить!

Дверь хлопнула, и я услышала ругательства. Да такие, что уши в трубочку готовы были завернуться. Ох, и нервный же попался. Хотя с его музой и не таким можно стать, да и вдобавок в психушку попасть в два счёта. Ребекка та еще пакость редкостная, я удивлена, что её подопечный вообще ещё от творчества с таким наставником не отказался.

Хо Мин сел на небольшой обшарпанный диванчик коричневого цвета в углу и прикрыл свои глаза, откинув голову назад. Чёрные как смоль волосы обрамляли лицо, они были и не длинные и не короткие, что-то среднее, на мой взгляд, но обычное для корейского мужчины. Чёрная футболка не скрывала мускулатуру, а лишь дразнила воображение. Только шорты синего цвета портили весь прекрасный вид.

Я как мышка подкралась к нему и начала рассматривать вблизи - овальное лицо, длинные ресницы, прямой нос, чуть пухлые идеальные губы яркого насыщенного цвета. В правом ухе серёжка в виде белого клыка.

- Хо Мин, – пробуя на вкус его имя, произнесла я вслух и удивилась страной реакции от самой себя.

Мужчина резко раскрыл глаза, и мне вновь показалось, что он смотрит прямо на меня. Чёрные омуты затягивали вглубь, темнота в них не пугала, а наоборот ластилась ко мне как к хозяйке. Табун мурашек прошёлся от макушки до пят, и я отшатнулась, злясь на себя и весь мир вокруг.

День и весь вечер я наблюдала за ним и поняла, что его любовь к музыке достигала такого же уровня, как у меня. Хо Мин трудился до потери сознания и был готов пойти на всё ради своей мечты. Он не смотрел на свою усталость, смахивал её как надоедливую муху и вновь приступал к сочинению текста. Комкал листы когда что-то не получалось, радовался находя нужное слово как ребёнок не смотря на свой возраст.

Ночью, когда мужчина уснул, я облегчено вздохнула и направилась на поиски провизии. В холодильнике стояли бутылки с пивом. На верхней полке десять яиц и пачка сметаны рядом с ними. На средней: груда пачек с кальмарами и какой-то сушёной рыбы. Если возьму что-то здесь, то заметит. А вот морепродукты та ещё гадость, как и всё мясное.

Поиск в шкафчиках тоже оказался бесполезным. А вот специальный прибор для риса обрадовал. Хоть что-то. После небольшого перекуса, я почувствовала тяжесть в желудке. Веки слипались, и вмиг захотелось спать. Вся усталость разом нахлынула на меня. Где и как уснула, не помню.

- Вот Ньютого яблоко, – недовольно проворчала я.

Проснулась я, как только первые лучи солнца показались за окном. Было очень жарко и не повернуться. Распахнув глаза, я чуть не завизжала увидев напротив своего лица лицо спящего Хо Мина. Он обвил меня руками и ногами, а я боялась лишний раз пошевельнуться.

Как такое возможно? Этого быть не может. Он не может меня касаться…

Но всё было, так как есть, и эта картина будет преследовать меня не одну ночь в будущем, но в тот день я не могла знать этого. С трудом выбравшись из тёплых объятий, я встала и поежилась от прохлады. Обувь оказалась холодная, как лёд, словно всю ночь пролежала в холодильнике. И зачем я её только снимала?

Хо Мин, почувствовав холод от моего ухода недовольно поморщился и попытался закутаться в покрывало, что лежало рядом. Парень перевернулся на спину и я заметила, что музыкант-поэт был без футболки.

-Ого! - удивленно воскликнула я, не сдержав свой порыв. Я вообще редко сдерживалась. Язык мой — враг мой. Мне всегда говорили, что нужно уметь держать язык за зубами. Однако, в большинстве случаев это не получалось. Я была слишком прямолинейной и порывистой. - Вот это мышцы...

Из порыва случайных мыслей меня вырвал раздирающий уши звон. Я резко повернулась и увидела сотовый телефон на тумбочке возле кровати. В одно мгновение оказавшись рядом с источником звука, я осторожно взяла его двумя пальцами и выключила мелодию. На дисплее высветилось имя — Херин и фотография милой девушки.

-Хм... видимо, мой новый подопечный уже занят, - задумчиво произнесла я, отклоняя вызов и переводя телефон в беззвучный режим. Если Хо Мин хотел серьезно заниматься музыкой, то он не должен отвлекаться на личные обстоятельства и уж тем более на девушек. Я заблокировала этот контакт, а потом немного подумав поставила новую мелодию и сменила сигнал на смски. А что? Мне было скучно.



Данилова Алёна

Отредактировано: 23.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться