Восемь способов, как влюбить в себя препода.

Размер шрифта: - +

-4-

Есть такая знаменитая фраза: «Как понедельник-день тяжёлый», вот только сегодня уже был как вторник, но вот тяжесть этого утра была не мене тяжкой, чем обычный день загруженного понедельника.

Мне было не просто плохо, мне было отвратительно тошно. И всё это в самом буквальном и прямом смысле этих слов.

Вчера после окончания всех пар, мы с Мари уже сидели в общаге, попивая чаёк, как вдруг идея отправиться в клуб пришла к нам совершенно спонтанно, впрочем, как и всегда.

И что вы думаете?! Я - сторонник какого-либо алкоголя, вдруг напиваюсь до состояния простейшей амёбы! Даже понять не успела, когда Мари предложила мне всё же попробовать небольшой шот, который из одной стопочки постепенно перекочёвывал во вторую, третью и так далее по возрастанию. Что же было дальше, даже и вспоминаю с трудом, помню только танцы, танцы, голова кругом, шум, оглушительная музыка, парни, которые умело пытались к нам подкатить, но мы так же умело их отшивали. И вот всё это в каком-то круговороте, словно непрекращающийся водоворот.

Ладно хоть общага закрывается только в двеннадцать, и то я даже не помню, как именно мы до неё добрались, да ещё и прошли так, что вроде как не попались. Потому что если бы всё же попались, то сейчас я бы так спокойно не валялась на кровати, распластавшись трупиком, вид которого походил на огурец, так как лицо моё было не естественного- болотного оттенка.

Что на счёт Мари, так она не лучше меня выглядела, и постанывая, валялась на своей кровати.

- Мари...- начала было я, но признаков жизни никто не подавал. – Мари! – уже чуть прикрикнула.

- Мм-м? – услышала я её больное мычание, так как она лежала лицом, уткнувшись прямо в подушку.

- Сколько времени, а? А то я не помню куда телефон дела... – еле произнесла я охрипшим голосом. Потому что сушняк не заставил себя долго ждать. Во рту было чувство, словно я развела там пустыню, в которой всё время царила засуха.

В начале ответа мне не последовало, вернее последовало, но снова какая-то нечленораздельная речь, которую даже я не могла понять, но спустя минуты три мне всё же удосужились нормально проговорить (ну как нормально, точно таким же охрипшим голосом, как и у меня).

- Без пяти девять. – пробубнила она и снова уткнулась в подушку, как и я. И только спустя минуту до меня дошло!

- Чёрт! Марин, мы проспали! – кричу я, подпрыгивая с кровати, когда начинаю пошатываться и чуть ли снова не падаю, но удерживаюсь. После чего хватаю полотенце и прочие принадлежности для душа. – Вставай. – толкаю её в бок, когда мне в ответ снова раздаётся мычание. – Давай же, ты алкашня, подъём! – пыталась я растормошить её, как могла, вот только через секунду она так лягнула ногой, что зарядила мне ей по лицу.

- Твою ж... – только и смогла произнести, растирая скулу, после чего встала и со всей силы уже начала тянуть её за ноги, стаскивая прямиком на пол.

- Сумбурская отвали! Дай спокойно помереть. – ныла она, пытаясь держаться за спинку кровати.

- Да, щас! Ничего, что пили мы вместе и сейчас я еле сдерживаю порыв своего желудка, поднимая тебя, и тем самым спасая твою задницу от опоздания, которое уже кстати не за горами. Так что будь добра, ёмаё, открой глаза и подними свою задницу! – прорычала я, когда наконец стянула её на пол, да так, что шлепок был довольно смачный.

- Ау, какого лешего, а? Ну оно тебе надо, спасать мой зад?! – наконец открыв глаза, и потирая своё мягкое место, спросила она, покосившись на меня недовольным взглядом.

- А зачем же ещё друзья то?! – в тон отвечаю ей, и подхватываю свои принадлежности, когда Маринка наконец встаёт и тихо чертыхаясь берёт вещи, и вместе мы уже быстрыми темпами направляемся в ванную комнату (хотя это скорее не ванная, а общая душевая с несколькими кабинками)

После быстрого и скорей освежающего, нежели расслабляющего душа, мы уже во всю натягивали на себя одежду, успевая при этом подкраситься и высушить волосы.

- Блин, щас бы рассола... – простонала Маринка, натягивая поверх колготок, юбку.

- А лучше волшебную таблеточку под названием «антипохмелин». – вторила ей. – Всё давай реще, у нас осталось три минуты, а до универа ещё пилить, как одну остановку! – процедила я, хватая сумку и сгребая в неё всё подряд.

- Да всё я, всё. – произнесла она, когда я уже ждала её на выходе из комнаты.

То ли быстрым шагом, то ли уже бегом мы добрались до остановки, так как идти сейчас, хоть и одну остановку, я лично была не в состояние. К нашему везению автобус пришёл сразу же, вот только это везение полностью стало ничтожным, когда автобус оказался битком, и нам пришлось заползать, пытаясь протиснуться внутрь. Маринку же, которая тёрлась где-то позади меня даже чуть дверью не прищемило, после чего она не пожалела «хороших» словечек в адрес водителя.

И вот спустя пять минут мы наконец-таки оказались снова на свежем воздухе, который теперь мне показался лучше всяких там рассолов и антипохмелинов.

Помятые и слегка растрёпанные, (так как автобус с утра не щадит никого) мы побежали в здание, при этом я чуть не подвернула ногу.

- Да чтоб вас! – выругалась я. – Кажется сегодня явно не наш день. – простонала, поправляя блузку и разглаживая её складочки хоть немного.

Сдав куртки в гардероб, мы уже бежали по лестнице, которая оказалась совершенно пустой, так как все студенты (ну да, кроме нас) уже сидели в своих аудиториях, прибывая на лекциях.

- Давай, стучи. – пытаясь отдышаться, говорю я Мари, когда мы обе смотрим на дверь нашей аудитории.

- Чего это я? – уперев руки в бока, уставилась она на меня.

- А то, что это ты споила меня! Поэтому в опоздание как бы по факту виновата тоже ты. – процедила я, пытаясь убрать торчащие прядки волос.



Tina Northwand

Отредактировано: 28.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться