Восемь стратагем

Размер шрифта: - +

Глава V

Раннее утро озарило крупнейший портовый город Франции и всего Средиземноморья нежными лучами восходящего солнца. По белесым, покрытым редкой зеленью обрывистым скалам побережья медленно крались длинные тени, с неохотой отступая перед неумолимой силой нового дня. Усеянный скалистыми бухтами берег моря гулко рокотал ласкающими слух волнами, забегающими в тихие каланки.

В Старом порту Марселя, поскрипывая бесконечным лесом мачт, покачивались на волнах белоснежные яхты. Многочисленные пляжи будь то Прадо, де Лав, Корбьер, Фортен, или де ла Баттри - все они постепенно оживали голосами туристов и жителей южного города. Сама же культурная столица Европы, казалось, не замечала ни своих, ни всех этих иноземных любителей парусного спорта, самоуверенных скалолазов, резвящихся купальщиков и любознательных фанатов дайвинга. Она уютно разлеглась на берегу Лионского залива, близ устья реки Роны, и будто тяжелым сбитым одеялом испокон веков отгородилась от остальной территории Франции многочисленными ярусами прибрежных холмов.

Когда-то Крестовые походы поспособствовали росту торгового значения Марселя, ставшего с тех времен важным транзитным портом, двадцатые годы 18 века уничтожили большую половину населения эпидемией бубонной чумы, а в годы Великой французской революции Марсель поддержал республиканцев и гимн Франции стал называться "Марсельезой". Теперь же этот поистине волшебный город неумолимо манил изяществом архитектуры, курортным климатом и чудесами французской гастрономии, соединившей в себе провансальскую кухню и дары моря.

С чашечкой ароматного кофе Павел на мгновение замер около распахнутого огромного, в два с лишним метра в высоту, окна. Шагнув на балкон с витиеватой чугунной оградой, выкрашенной нежно розовым цветом, мужчина не без удовольствия созерцал восхитительный вид на просыпающийся город, заполненный яхтами, моторными лодками и экскурсионными катерами порт и возвышающийся над ним Нотр-Дам де ла Гард.

Уже через некоторое время, воспользовавшись туристическим паровозиком, который лихо закладывал довольно серьезные виражи по крутым и узким улочкам, Павел оказался на величественном холме. Под расписными сводами собора, будто отражая портовую специфику Марселя, покачивались модели кораблей, что несомненно наполнило сердце Павла по-детски мальчишечьим желанием поиграть в них. Мужчина усмехнулся невольным мыслям и вышел на смотровую площадку.

Панорама города с рыжими кровлями черепичных крыш плавно очерчивала синеву средиземноморского залива. Удивительное сочетание времен поражало ожидания. Тут же, как одна из современных достопримечательностей Марселя расположилось футбольное поле, по истине волшебным и совершенно непонятным образом умудрившееся вписаться на гористом рельефе. А дальше, на печальном острове, самом мелком из островов Фриульского архипелага, в миле от побережья виднелся небезызвестный замок Иф.

Спустившись с холма, Павел направился в Старый порт, где по словам туристов-завсегдатаев Марселя можно было выбрать из множества небольших ресторанчиков и кафе, специализирующихся на прованской кухне. После недолгих скитаний вдоль бесконечных заведений, манящих стендами с перечнем меню и доступных цен, мужчина, наконец, остановил свой выбор на одном из ресторанов и присел за столик.

Пока Павел наслаждался бокалом вина на аперитив, миловидная официантка принесла знаменитую местную уху и корзинку с печеньем в форме лодочки.

- Буйабес, - пояснила девушка, указывая на тарелку с супом, а затем на печенья. - И наветт...

- Благодарю, - улыбнулся в ответ мужчина.

- Приятного аппетита, - подытожила она и оставила посетителя наедине с самим собой.

Марсельская уха на основе разных видов рыбы, помидоров, чеснока, фенхель, растительного масла и вина истощала завораживающий аромат букета пряностей. Исторически буйабес являлся традиционным блюдом местных рыбаков и готовился из рыбы, оставшейся вечером после продажи. Тем не менее, благодаря его известности, а также развитию туризма на средиземноморском побережье Франции, ресторанная кухня Марселя создала несколько весьма дорогостоящих его разновидностей, с использованием омаров и других дорогих морепродуктов.

Следом за ухой на столе Павла появилась небольшая кастрюлька с мидиями в белом вине с луком-шалот. А услужливая официантка без лишней просьбы восполнила едва ли недопитый бокал вина очередным.

Закончив с плотным завтраком, Павел вернулся в гостиницу, переоделся в деловой костюм и уже через три четверти часа такси несло его по узким портовым улочкам на запланированную ранее встречу. 

Как и многие другие центры больших регионов, Марсель не ушел от современного искусства. Не смотря на то, что особой славы Музей современного искусства не достиг, коллекция произведений искусства впечатляла своими размерами, разделенная на местную прованскую и международную. В плане современной живописи традиции в Провансе обогатились работами великих импрессионистов таких, как Сезанн, Ван Гог и прочих. Но этот музей, возникший лишь в середине девяностых, был посвящен искусству периода с шестидесятых годов двадцатого века вплоть до нынешнего дня. Множество картин малоизвестных художников, скульптуры, фотографии, инсталляции и постоянно увеличивающаяся региональная коллекция манили знатоков современного искусства, не оставляя тех сожалеть о проведенном времени.

Блуждая от одной экспозиции к другой, Павел старательно скрывал шок от увиденного. Кроме работ известных импрессионистов, шедевров и громких имен в Музее современного искусства не водилось со дня открытия и будучи довольно консервативным человеком мужчина с трудом силился, чтобы не выйти вон в первые же минуты.



Жан Гросс-Толстиков

Отредактировано: 08.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться