Восход. Космическая Академия. Курс второй

Размер шрифта: - +

|||Люди|||

О появлении нового человека в студенческих рядах не судачили так много как об Анне в своё время. На долю Ольховой не выпали лавры изгоя, и нарочито землянку никто не избегал и уж точно не рисковал начать высмеивать. Дарья быстро приобрела репутацию тихой и прилежной студентки, до тех пор, пока какой-нибудь альво, родившийся не под самой счастливой звездой, не попадался ей на глаза. В подобные моменты мир раскалывался на человекофилов и человекофобов, так говорила Микаэла, с которой у Дарьи оказалась парочка общих предметов. И Анна сочла бы это выражение не более чем красным словцом, подходящим для конкретных ситуаций, если бы в одно утро буквально не поперхнулась хлопьями за завтраком от зрелища более невероятного, чем самый бредовый сон.

Столовую заполонили альворати облачённые в одинаковые, различающиеся лишь цветом, футболки с яркой надписью на версиде «Мне нравятся люди». Когда-то Анна вынудила носить подобные бойцов её бывшего клуба в качестве платы за одолжение. Сейчас же десятки футболок выстраивались в очередь за завтраком, некоторые из них, приметив Анну, ободряюще ей улыбались и кивали. Ку То похлопало закашлявшуюся подругу по спине, и та быстро вытерла рот салфеткой, стараясь не выругаться.

Микаэла сидела с полуоткрытым ртом в непередаваемом шоке от увиденного, и Асс пришлось захлопнуть ей челюсть (наружу начала выпадать полупережёванная еда).

― Они же это не серьёзно? ― Анна просто не верила глазам, двух человекофилов ей было мало, теперь их целая сотня, если не больше.

― От чего же? ― рядом со столом объявилась Ольхова, не расстающаяся с кислотно-розовой бейсболкой даже в помещении. ― На мой взгляд просто прекрасное начинание.

― Альворати выражают свою политическую позицию, ― согласилась Микаэла рассудительно.

― Но то, как они это делают… ― критично прибавила Асс, оборвав мысль на полуслове.

Дарья окинула взглядом окружение Анны, та даже успела напрячься в ожидании нападки на неё саму или инопланетных подруг. Приготовилась защищаться.

― Всегда приятно видеть непредубеждённые против людей лица, ― заметила Ольхова неожиданно дружелюбно, вынудив Анну ущипнуть себя, дабы проверить, что всё происходящее точно не очередной реалистичный сон.

Развернувшись, Дарья уже зашагала к выходу из столовой. Анна вскочила с места и увязалась за ней. На сей раз эту проныру точно не упустит и выяснит всё, что хотела.

― На какие ещё безумства пойдут альворати из-за твоей выходки? ― начала Анна, когда они вышли на улицу. ― Не понимаю, ради чего всё это?

― Предпочитаешь разговаривать со своей землячкой на чужом языке, Анна? И у кого из нас двоих проблемы? Почему мне кажется, что ты сроднилась с теми, кого бы стоило держать на расстоянии вытянутой руки для твоей же безопасности?

― Моей безопасности? ― Анна в голос рассмеялась. ― Тебе ли не знать, какой была моя жизнь на Земле. Но вдруг ты ни с того ни с сего прибываешь сюда, чтобы спутать мне все карты. Хочешь, чтобы Колин стал ещё и межпланетным преступником?

Дарья резко остановилась, повернувшись к своей преследовательнице, отвечала ровно, не являя и намёка на эмоции:

― Мне и дела нет ни до тебя, ни до твоего падшего ангелоподобного братца. Вселенная не вертится вокруг тебя, Анна. Конечно, ты могла забыть об этом, пока сама вращалась в кругах наследников целых цивилизаций. И пока взгляды всех разумных существ были прикованы к тебе одной. Ненадолго обратилась в солнце для целой вселенной.

Глядя в это непробиваемое лицо, наполовину скрытое в тени козырька бейсболки, Анна вспоминала, почему они так и не смогли поладить. Перед тем как разойтись в разные стороны после удачной сделки, связанной со взломом ВИ, Дарья успела всякого наговорить. Например, что Анна строила из себя великую мученицу и как это в действительности смешно выглядело. А теперь к этому ещё прибавилось обвинение в жажде всеобщего внимания. Не ладить с людьми на Земле для Анны дело привычное. Но почему теперь она вновь столкнулась с человеком, вовсе не видевшим в ней союзницу, на Ни Мория? По какой причине люди ненавидели себе подобных и даже не пытались ничего изменить?

― Предлагаю нам обеим просто не лезть в жизни друг друга, ― прибавила Ольхова, протягивая ладонь для рукопожатия. ― Договорились?

Снова избегала ответов на вопросы, заговаривая зубы и изворачиваясь. Проблема была в том, что Ольхова легко могла пойти к Тройной Т и продемонстрировать, как именно они обе очутились в стенах Академии. Очень жирный козырь прятала в рукаве, а Анне предъявить старой знакомой было попросту нечего. Крайне паршивая ситуация. Ольхова как мина замедленного действия, никогда не знаешь, когда рванёт. А если рванёт, то после взрыва и массовых разрушений пожмёт плечами и пойдёт дальше как ни в чём ни бывало. И это Анну считали самой страшной представительницей поколения Тау.

Обеих отвлекла яркая вспышка.

― Это поистине исторический момент, ― изрекла Нан, появляясь в поле зрения Анны, пока Гак бегал вокруг с голоаппаратом в руках. ― Землян среди студентов становится всё больше, и мы обязаны запомнить лица первопроходцев.

― А вы самец или самка? ― поинтересовался Гак, внимательным практически рентгеновским взглядом осматривая Дарью с головы до ног. ― Что-то не вижу ярко выраженных вторичных половых признаков, присущим человеческим особям.

Ольхова смутилась то ли от вопроса, то ли от замечания или от самого пристального внимания странного зэи. Низко опустила голову, пряча покрасневшее лицо.

Безумная парочка человекофилов совершенно не изменилась с последней их встречи. Биологи в васильковых больничных халатах как сиамские близнецы нигде не появлялись по одиночке. Но ни на ком из них не виднелось футболок с надписью: «Мне нравятся люди». Анна даже испытала облегчение.

― Согласна, у Анны молочные железы явно побольше, но это точно девушка, Гак. У неё нет следов от щетины на подбородке, как у человеческого консула. Кстати, Анна, ты должна нам помочь добыть сканер твоего консула. У нас до сих пор нет почти никакой информации о мужском поле, непростительное упущение.



Йель

Отредактировано: 17.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: