Восход. Космическая Академия. Курс второй

Размер шрифта: - +

||||Выборы||||

Когда волна интереса, вызванная появлением Миласа Зура в Академии, спала, студенты переключились на обсуждение вероятных кандидатов грядущих выборов. Никто не сомневался, что будущая Императрица снова выдвинет свою кандидатуру, но ввиду скандала вселенского масштаба и прошлогоднего выступления Асс против человека, победа альбиноски больше не выглядела безоговорочной. Она растеряла поддержку, и очень многие могли обвинить Асс в лицемерии, не прослыв при этом клеветниками, ибо кому как не наследнице императорской короны не знать зловещие тайны родной расы. Потому альворати удивлялись отходчивости Анны, продолжающей общаться с Асс, и порой говорили человеку об этом в лицо. Но Анна ясно видела, насколько важно для подруги вернуться в состав Совета Академии, и намеревалась оказать всю посильную помощь.

Предвыборная компания делилась на три этапа. Первый этап ― выдвижение, но самовидвинуться было нельзя. Студенты в числе сотни альворати должны были предложить кандидата. Конечно, зэи, будущие подданные Асс, всегда оказывались в числе первых, предлагающих на рассмотрение персону, метившую на месте в Совете. И этот раз исключением не стал.

Второй этап включал в себя напряжённую подготовку к агитации, саму агитацию избирателей и формирование программы, выступление на публике. Хотя что могло сравниться с полной страсти и праведного негодования речью, призванной подкрепить ненависть других альворати к людям? О чём теперь взывать Асс, стоящей перед толпой страждущих? Разве что впасть в глубокое раскаяние и признать ошибки прошлого. Но способно ли сожаление, пусть даже искреннее, обеспечить победу на выборах?

Третий этап ― голосование и подсчёт голосов. Прежде Анна поддерживала кандидатуру Вольфакар, но подуставшая от чрезмерных забот советницы маршал готовилась освободить место за столом с лёгким сердцем. Да и брату исключённого Дивона Тороленпара тоже ничего не светило, слишком тёмную тень бросил на него поступок нерадивого родственника. Оставались Грегор Гат и Та Ро.

― Кто будет выдвигать Болеса? ― поинтересовалась Анна у Асс за обедом. ― Или он идёт вместе с тобой в качестве довеска?

Альбиноска взглянула на человека недоуменно:

― Я никогда не заставляла Грегора выдвигаться вместе со мной. И прежде не задумывалась, откуда он берёт сторонников, да и ещё как-то умудряется побеждать на выборах.

― Он всегда обещает дать альворати желаемое, ― заметила Микаэла, появляясь рядом со столом с подносом в руках. ― На вид такой скользкий тип, но когда доходит до дела, надёжней альво не сыскать. Вот на прошлом курсе обещал подсобить с увеличением числа скамеек пригодных для маршалов, и всё исполнил, ― тяжело уселась на стул. ― Альворати ходят к этому принсу с просьбами, он делает из этого свою программу и побеждает.

― До чего же хитро, ― Асс невольно восхитилась.

Ещё бы, ведь правители в большинстве случаев убеждены, что лучше самих простых альворати знали, в чём конкретно те нуждались. Наверное, не будь место Императрицы наследованным, Асс бы никогда его не заняла, кто знает? Но Грегор Гат обязался и Анне дать всё, что она ни попросит, пусть и не бескорыстно, а с возвратом долга. Как же умён был этот принс.

― Я буду голосовать за Та Ро, ― подало голос Ку То, напоминая о своём присутствии, о котором легко было позабыть, настолько тихо оно себя вело. ― Его уже выдвинуть.

― Почему? ― спросила Асс явно не из праздного интереса. ― Какая у него программа?

― Не знать. Но сонго голосовать за сонго.

― Очень патриотично, ― Анна улыбнулась.

На белом лице Асс отпечатался скепсис.

Пять мест в Совете и желающих занять их всегда оказывалось немало. И на то существовало несколько причин. Помимо массы обязанностей, советники получали невиданные для прочих студентов привилегии. Могли резервировать места на студенческих Битвах, пропускать занятия просто по желанию (это списывалось на чрезмерную загруженность), ходить к Тройной Т с личными просьбами… это из того, что Анне было известно. Но ещё они имели определённую власть над жизнью студентов и регулировали работу клубов, каждый из которых мог быть закрыт по решению Совета даже без необходимости одобрения директоров Академии.

Вдобавок Совет КА являлся вовсе не чем-то вроде междусобойчика, о должностях в котором непременно забудут стоило лишь выпуститься. Попадание туда, деяния в качества советника рассматривались в будущем и могли дать очень хорошую путёвку в жизнь для альворати, желающих заниматься политикой. Всё-таки нынешние избиратели, пока всего лишь студенты, являлись теми, кто непременно должен был достичь самых заоблачных высот. И в перспективе глас каждого из них мог привлечь тысячи и миллионы. Потому борьба за место в Совете разгоралась нешуточная. И не будь Жозели Вольфакар избрана самим наследным Жрецом её непременно бы порвали на клочки за такой нечестный ход.

Анна искренне не понимала, как Асс умудрялась быть лучшей студенткой и при этом успевала готовиться к выборам. Люди подобную нагрузку точно выдержать были неспособны. Подруга попросила написать короткую речь в поддержку кандидатуры будущей Императрицы, тем самым показав, что между ними всё хорошо, и Анна простила попытку вышвырнуть её из Академии. Но слова не складывались, предложения не склеивались. Пусть и занималась этим на картографии, стоило сосредоточиться, как начинало клонить в сон.

― Псс, ― послышалось откуда-то сбоку.

Анна повернула голову. На данном занятии справа от неё всегда сидел принс, больше интересующийся своим голофоном, чем предметом. Переписываться с кем-то на картографии было для него обычным делом. И Анна не могла альво в этом винить. Полумрак, маловразумительное бубние мастерки зэи, перебирающей ворох сухих фактов… на стенку можно полезть, выслушивая монотонную лекцию целый час без перерыва. Но болтать с другой студенткой под носом преподавательницы было уже слишком.

― Чего тебе? ― откликнулась Анна шёпотом.



Йель

Отредактировано: 17.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: