Восход. Космическая Академия. Курс второй

Размер шрифта: - +

||||||Сила||||||

Несколько суток после инцидента, произошедшего в Космической Академии, но по счастливой случайности не превратившегося в трагедию, во вселенной говорили лишь об одном. Запись с одиночным выступлением человека на Арене оказалась просмотрена более миллиарда раз. Никогда прежде студенческие Битвы не привлекали к себе столь повышенного внимания. Реакция межрасового сообщества была самой разной, но чаще всего зависела от культуры, в которой был взращён тот или иной альво.

Сонго проявили единодушие. Им вообще редко были свойственны разногласия, либо оно просто не допускалось в пределах их цивилизации, ограничивая волю индивида. Так или иначе, Искусственный Интеллект, единолично управляющий Си-099, выступил с заявлением относительно произошедшего в КА, делая акцент вовсе не на человеке, а на ненадёжности современной техники и дурно написанных протоколах безопасности, ставящих под угрозу мирное сосуществование разумных существ, упомянув при этом недавний слив засекреченной информации.

Восторг, смешанный с благоговением, захватил цивилизацию зэи, представители коей стали вдруг с уважением относиться к людям из поколения Тау. Но превосходящее число альворати разглядели в таких как Восход угрозу, потому что им оказалось практически нечего противопоставить способностям человека. И даже если сама Анна никогда не демонстрировала дурного отношения к зэи, да и у всех на глазах не сжигала живых, множество чешуйчатых голов уже нарисовали себе картину разрушенного Гивога. В сети появились любительские ролики подобного содержания. Анна была там изображена в виде суперзлодейки похожей на персонажа старых нелепых сериалов про супергероев, прежде очень популярных на Земле, и начинала мерзко хохотать каждый раз, как уничтожала очередную постройку.

Мать Асс, нынешняя Императрица, выразила формальную благодарность представительнице людей за спасение её подданных (академия Париота ― учебное заведение, расположенное на Гивоге), но высказывалась таким тоном и с таким видом, что, казалось, лучше бы предпочла трупы детей, чем оказаться обязанной человеческой девчонке.

Мнения маршалов разделились. Одни называли способности Восход чудом, коим человека наделила сама природа и, наверняка, не без причины. Другие в открытую заявляли, что подобное «чудо» не должно существовать бесконтрольно, иначе мало ли каких бед оно может натворить. Требовали объяснений относительно работы способностей Анны, дабы отыскать способ ограничить и управлять ими, прикрываясь лицемерной формулировкой «это для блага человека».

На фоне случившегося на устах оказалось имя Микаэлы Конисантарис. Прежде никому неизвестная маршал привлекла внимание Сената, потому что оказалась в эпицентре огненного «шоу». С немало поражённой данным фактом Микаэлой стали искать встречи дети нынешних управленцев и торопились поздороваться, едва завидев. Но анархиста не считала лестным внезапно изменившееся к ней отношение власть имущих и реагировала сухо, а порой враждебно. Сам Сенат, погрязший во внутренних распрях, так и не сделал официального заявления о произошедшем в КА.

Общая оживлённость альворати словно бы обошла стороной цивилизацию принсов. Её представители мало обсуждали последнее громкое событие, потрясшее вселенную, а если приходилось, быстро меняли тему или выходили из разговора (особенно было заметно на форумах). Конечно подобная реакция полностью объяснялась официальной позицией действующего Жреца Эбода Ри, который счёт неуместным стигматизацию, равно как и превозношение силы.

«Мы благодарны за то, что госпожа Восход оказалась в нужное время в нужном месте и приложила все возможные усилия для сохранения Жизни», ― говорил Жрец. ― «Я выражаю свою глубочайшую признательность человеку. Она доказала, что очутилась среди нас не по случаю, а действительно заслужила быть частью межрасового сообщества». И Анну бы непременно тронули эти слова, если бы не знала, как много боли мудрейший из принсов причинил Ривалю.

Вышедшие из строя роботы, вдруг показавшие себя с прежде тщательно скрытой стороны серийных убийц, чьи протоколы защиты более не являлись тайной для зрителей и фанатов Битв или частью конспирологических теорий, превратились в краеугольный камень всех обсуждений дальнейшей судьбы популярнейшего космического вида спорта. Сил давал интервью по этому поводу прямиком с целительской койки, не стесняясь в выражениях:

«― Нынешние попытки организаторов Битв и известных спортсменов отстоять данный вид спорта кажутся мне просто смешными. Пришло время признать насколько жалки и показушны Битвы, а бойцы им подстать. Когда на арене я оказался в окружении роботов, только и ждущих удобного момента, чтобы меня искромсать, никто из судей не пришёл на помощь. Эти так называемые звёздные бойцы струсили перед реальной опасностью и ждали, когда Анна Восход всех спасёт, наблюдая с безопасного расстояния со стороны. Я сам больше не хочу являться частью хорошо отрежиссированного спектакля, потому что не способен верить в честность проведения соревнований, где каждый робот может быть запрограммирован на конкретные действия. Как нынешние звёзды Арены получили свои значки? Ответ на это не столь важен как кажется, важнее то, что у меня больше не повернётся язык называть их бойцами».

Целая веха в межпланетном спорте оказалась на грани исчезновения, и уже ничто не могло этому помешать. Снежный ком, слепленный не без помощи Ольховой и непосредственно самой Анны, медленно, но верно превращался в разрушительную лавину.

Существование клуба Битв в Космической Академии очутилось на повестке дня, когда Сила, наконец, выписали. Его раны оказались не столь серьёзны, как выглядели на первый взгляд, но на левой щеке остался глубокий шрам. Парень носил его с гордостью, ничем не маскируя, потому что получил в реальной схватке.

Совет пригласил всех членов клуба, а не только одного главу, чтобы обсудить возникшую ситуацию. Серьёзные и расстроенные лица в своём большинстве. Клинон выглядел раздосадованным, Вай растеряла остатки прежнего оптимизма, а лицо Микаэлы сковала неподдельная мрачность. Лишь Сил был расслабленным и периодически бросал на Анну восторженные взгляды, от которых у неё по телу бежали не самые приятные мурашки.



Йель

Отредактировано: 17.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: