Восход. Космическая Академия. Курс второй

Размер шрифта: - +

|||||||||||||Зэи: право|||||||||||||

Целитель моментально подлатал рану на затылке, образовавшуюся в результате простого механического повреждения. Даже шрама не осталось, только голова немного гудела. И в этот раз Анне не требовалось специальное восстановление. Назрела куда как более серьёзная проблема. Вся Космическая Академия уже была в курсе, что «питомец» Анны покалечил студента.

Рав ― зэи, который из-за вмешательства советницы (как он был убеждён, предпочитая не замечать тяжести собственного проступка), оказался лишён прежних перспектив в реализации себя в качестве профессионала. Он затаил злобу на человека, но в отличие от неё не отделался лёгким испугом. Челюсть Сета сомкнулась на горле нападавшего, и не будь это зэи, а землянин, его шею запросто бы перекусили пополам. Крайне серьёзная рана с трудом поддавалась исцелению из-за химического состава слюны карийского дога, приобретающей ядовитые свойства во время атак. И теперь Рав не мог говорить и питался через трубочку, доставлявшую еду прямиком в пищевод.

Казалось бы, сам виноват, нечего было нападать на другого студента. Но консул зэи оказался иного мнения о ситуации, усложнившейся по причине отсутствия свидетелей инцидента, кроме непосредственно Сета. Рав утверждал, что произошедшее не более, чем несчастный случай, и он просто оступился, упав на Анну и задев её голову тяжёлым предметом, который держал в этот момент в руках. Самое тупое, что такое могло иметь место, ведь человек была мала ростом, а зэи напротив довольно высокий. Консул Гивога настаивал на уничтожении виновника и всестороннем изучения его тела для нахождения лучшего метода исцеления жертвы. Только подумать… жертвы. Анне становилось и смешно, и противно.

Половина Академии оказалась лояльна по отношению к требованиям консула. Хотя прошлые поступки Рава говорили за себя, никто не верил, что ему могло хватить духу наброситься на Монстра Арены. Репутация Анны сослужила ей плохую службу. И теперь она не могла найти себе места.

В назначенный срок явилась в консульства. Это было уже не просто внутренним делом Академии, и потому от Тройной Т мало что зависело. Встрече надлежало состояться в консульстве Гивога. Анна вместе с поникшим Сетом направлялись туда, ступая по выложенной резным камнем дорожке, медлили изо всех возможных сил.

Я сам виноват. Переусердствовал.

― По сравнению с тем, что могла сделать я, сущие пустяки. Этот ублюдок должен радоваться, что способен дышать, ― Анна яростно сжала кулак, но сразу же выдохнула, успокаиваясь. ― Тебе придётся дать свидетельские показания, Сет. Другого выхода я просто не вижу. Они не успокоятся, пока не линчуют тебя.

Чего? ― Сет посмотрел на подругу шокировано. ― По земным законам мне вообще не положено находится за пределами острова Колибри, где томятся все оставшиеся в живых карийские доги.

― Ключевое сочетание слов: оставшиеся в живых, ― она окинула дога решительным и серьёзным взглядом. ― Я не собираюсь тебя терять.

Сет отвёл чёрные как жуки глаза. Ему оказалось нечего возразить.

Парочка поднялась по широким ступеням, ведущим к крупному пузырю с летающей сбоку голограммой Гивога, сверкающей магматическими всполохами бессчётных вулканов. Двери радушно отворились перед долгожданными посетителями.

― Вы опоздали, ― заметил консул зэи сухо, едва завидев входящих.

Здесь же была Диана, комфортно устроилась на диванчике. Она посмотрела на свою подопечную и её «питомца» крайне обеспокоенно.

― Надеюсь, мы сможем быстро со всем разобраться, ― сказала Шпак, поворачиваясь обратно к своему коллеге.

Взрослые зэи имели более толстый и жёсткий гребень, по сравнению с молодёжью, но в остальном они мало отличались от представителей своей расы помоложе. Всё-таки морщины на чешуе это вряд ли возможно, но вот чешуя выглядела блеклой и менее эластичной.

― Попрощайтесь со своим зверем, и мы на этом закончим, ― жёстко велел инопланетный консул, обращаясь к Анне.

Она расправила плечи, выступая вперёд, и заявила с напором:

― Сет вовсе не зверь. Он разумный альво, такой же как мы с вами, и может рассказать обо всём случившемся в ту ночь.

Глаза консула расширились. Он обратился к Шпак:

― Ваша девочка бредит. Последствия удара?

Сет тяжело вздохнул. Он приблизился к компьютерному столу и встал на задние лапы, оперевшись передними о столешницу. Повернул морду к зэи, дабы, наконец, разоблачить себя.

Анна в совершенно здравом уме, а я готов рассказать обо всём, что видел.

Так как дог создал телепатическую связь сразу с несколькими альворати, каждый из присутствующих услышал произнесённую им фразу. Поражённый зэи откатился на стуле к ближайшей стене. Диана напротив вскочила на ноги, в немом шоке разинув рот и тыкая указательным пальцем в сторону дога.

― У вас на Земле держат разумных существ в качестве питомцев? ― проговорил консул-зэи, старательно осознавая происходящее.

Не вам о таком судить, ― фыркнул Сет.

― Это… это… ― Шпак собралась и выпрямилась, вцепившись пальцами в лацканы пиджака. ― Это искусственно созданный альво, который вообще не должен быть на Ни Мория.

― Первый четырёхлапый альво во вселенной, ― вмешалась Анна. ― Карийский дог. Земное правительство предпочитает держать эту расу в изоляции, в основном из страха, и ещё считают это законным.

― Но это ведь всё меняет, ― разгоревшийся от любопытства консул-зэи обратно прикатился к столу, приготовившись внимать.

Он ничего не знал о карийский догах, потому не испугался существ, которых взращивали ради хладнокровных и точных убийств. Не продемонстрировал и явной предубеждённости к альво без одежды, потому что собаки для него тоже были в новинку. Всё-таки хорошо порой иметь дело с инопланетянами, а не людьми.

У Шпак глаза стали чуть ли не размерами с тарелки. Мышцы тела напряглись, превратив её в твёрдое изваяние. Мифы о карийских догах, гуляющие по Земле, сделали своё дело. Этих созданий всегда подавали как бесчувственных монстров, обожающих убивать, чьим любимым лакомством являлось человеческое мясо. Много хорроров было снято на эту тему, хотя Сет воспринимал эти фильмы скорее в качестве комедий.



Йель

Отредактировано: 17.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: