Восход. Космическая Академия. Курс второй

Размер шрифта: - +

||||||||||||||||Сонго: биология||||||||||||||||

Жизнь в Академии вернулась на круги своя, если не считать расширенных лазерным резаком окон комнат студентов-маршалов, мало что изменилось. К счастью, технология силовых стёкол, которые здесь служили заменой настоящим, запросто адаптировалась под новую форму прорезей. Со стороны привычные взору белые башни общежития стали выглядеть несколько иначе, превратившись в ещё более нелепое, вырастающее из земли, четырёхглавое чудовище. А в правилах КА появился пункт, запрещающий студентам проникать в комнаты через что-либо кроме предназначенных для этой роли порталов. Маршалам нельзя было просто влететь в своё окно, хотя, на взгляд Анны, им вполне могли бы такое позволить (сразу возникла ассоциация с гигантскими скворечниками).

Со дня отключения подачи энергии Анна больше не сталкивалась с Ольховой, снова мистически затерявшейся в толпе альворати. И всё никак не могла расстаться с беспокойством по поводу Та Ро теперь знавшим куда больше, чем ему следовало знать. Стоило поговорить о случившемся, но к сонго всегда было непросто подступиться. Раса полностью себе на уме, с трудом идущая на контакт с представителями посторонних цивилизаций. И только безусловная выгода от связи с кем-то могла служить для них веским поводом для сближения.

Однако на последнее собрание Совета Та Ро не явилось, и Анне не удалось воспользоваться возможностью уломать его на разговор.

― Ты знаешь, где Та Ро? ― в конце собрания поинтересовалась она у Болеса, который всегда всё знал.

― Оно в целительской.

― Хм? ― эта новость удивила Анну. ― Что-то случилось?

― У него с рождения что-то случилось, но об этом не слишком приятно распространятся. У Та Ро редкая генетическая болезнь сонго, побочный эффект от выращивания в инкубаторах. Проявляется в одной особи на сотни тысяч. Ты что же навестить его собралась?

Анна пожала плечами:

― Ты же меня навещал.

Лицо Грегора приобрело странное выражение, словно оказалась раскрыта какая-то его постыдная и неудобная тайна. И с чего бы так реагировать? Может не ожидал, что Анна упомянет дела минувших дней? Впрочем, у неё не было времени размышлять об этом.

Столько суток минуло, что «желейное» здание целительской уже перестало поражать воображение, смешавшись с обыденностью и став её неотъемлемой составляющей. Анна переступила порог и подошла к ближайшей голопанели, выискивая имя Та Ро среди пациентов. Требовалось подняться на третий этаж, и она вошла в пустой лифт, быстро миновав необходимое расстояние, вышла в коридор.

Привычная тишина сковывала помещение. Навстречу Анне двигался целитель в длинном чуть ли не до самого пола салатовом халате. На половине пути он резко развернулся, скрывшись за поворотом, даже внимание не обратил на посетительницу. Всё-таки целители были очень странными и своеобразными существами, казалось, полностью помешанными на работе. Тем более удивительно, потому что помимо мастеров и консулов, только они являлись живыми альворати не студентами на целой планете, а кроме как в этом здании их и встретить было нельзя. Наверное, площадь Ни Мория намного обширней, чем Анна способна нарисовать в своём воображении. И существовали территории, не отражённые на картах, доступных студентам.

Она отыскала палату Та Ро и осторожно просочилась сквозь тёмную, изображающую звёздное небо декоративную голограмму на входе. И, очевидно, явилась не вовремя. Пациент спал, наполовину утонув в пухлой постели и прикрыв два глаза, потому что на месте третьего, расположенного на лбу, зияла дыра, прикрытая материалом похожим на ком жёлтой ваты. Левая рука Та Ро пребывала в аппарате в виде вытянутой ванночки только без воды с закрытой крышкой, наподобие ракушки.

Анну начало одолевать любопытство. Что это за болезнь такая, приковавшая энергичное и обычно полное сил альво к больничной койке? Она присела на стул для посетителей и стала разглядывать Та Ро, облачённого точно в такой же кусок ткани, в который наряжали её во время комы. Тёмная грубая слоновья кожа отдавала синевой при больничном освещении. Почему все сонго выглядели словно вылепленными из пластилина неумелой детской рукой? Трудно оказалось побороть желание заглянуть под тканевый халат, любопытство страшная штука.

И чтобы немного отвлечься от неуместных порывов Анна вспомнила о Титосе. Трёхглазый сонго мужского пола с шикарной шевелюрой длинных кудрявых волос, спадающих на плечи. Полностью являясь голограммой, он выглядел куда более живым, чем все современные сонго вместе взятые. Обладал твёрдым и непреклонным характером, был склонен к раздражению и гневу. До него Анна не встречала ни одного по-настоящему яркого и запоминающегося сонго. Даже если взять Та Ро, оно оставляло след в памяти скорее за счёт искусственного имплантата глаза, а без него мало отличалось от прочих представителей своей расы. Сонго не хватало индивидуальности, наверное, потому что все без исключения особи были выращены в инкубаторах. Серийное производство альворати.

Прерывая размышления Анны, Та Ро дёрнулось и проснулось, распахнув оба глаза. Оно повернуло голову в сторону нежданной посетительницы.

― Не ожидать увидеть здесь Анну Восход.

― Мне сказали, что у тебя какая-то редкая болезнь. Это серьёзно?

― Как сказать, ― Та Ро отвернулось, уставившись в потолок. ― Различные части моего тела отмирать, но нынешний уровень технологий сонго позволять заменять их искусственными имплантатами, во многом превосходящими биологические аналоги по своим свойствам. Из-за болезни биологические органы и конечности не прижиться, но неорганический материал вставать как родной. Если Верховный Консулат позволить, то мне заменят руку, как и глаз когда-то.

― Значит, ты лежишь тут и просто ждёшь разрешение властей на операцию?

― Ты правильно догадаться.

Анна немного помолчала, глубоко задумавшись, а потом снова просила:

― И твои части тела будут отмирать на протяжении всей жизни? В том числе и мозг?



Йель

Отредактировано: 17.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: