Восьмой цвет радуги. Книга 1. Путь

Размер шрифта: - +

Глава 8

Глава 8.

 

 

Лес располагался сразу за высоким забором из заостренных кольев, служивших своеобразной границей города. Криспин поступил так же, как час назад, только с точностью наоборот. Он толкнул рукой тяжелые скрипучие ворота, сделанные из тех же кольев, что и забор, и вышел из Караканджа. На одном плече он нес тяжелый мешок, а в другой сжимал ладошку Эрлы.

-Тебе лучше вернуться домой.

-Нет.

-Твой отец успокоится и станет мыслить здраво.

-Нет.

Криспин тяжело вздохнул. Спорить с детьми, особенно девочками, было не самым любимым его занятием. Собравшись с силами, он предпринял еще одну попытку образумить ребенка.

-Наверное, твоя мама уже волнуется…

-Нет.

-Что «нет»?

-У меня нет мамы. Она умерла.

Криспин остановился.

-Выходит, твой отец один воспитывает тебя…

-Нет.

Мужчина почувствовал, что это постоянное однообразное «нет» начинает выводить его из себя. Сжав крепче маленькую ладошку, он ускорил шаг. Пройдя около трех десятков метров, Криспин свернул в сторону, дошел до ближайшего дерева и там остановился. Он сбросил с плеча мешок и сел на корточки.

-Так не пойдет, Эрла. Я воин, а не нянька. Я не могу везде ходить с тобой за руку. К тому же ты как-то обходилась без меня все это время…

На морщинистом лице девочки не было никаких эмоций. Грязные, сбитые в колтун волосы причудливо торчали в стороны. Светло-голубые, как выгоревшее летнее небо глаза смотрели на него, постепенно наполняясь слезами. Стараясь придать голосу суровость, Кристин произнес:

-Не смей реветь! Если ты будешь плакать, я уйду. Пусть Мими спасает тебя от гамсилга!

Девочка вздохнула и чтобы не заплакать, сильно-сильно зажмурилась. Её старушечье личико стало похоже на печеный картофель. Криспин не выдержал и усмехнулся. Эта девчонка хитрая как ее друг-мышонок. И такая же смелая!

-Ладно, расслабься. Я пошутил. Я не уйду. Только и ты пойми: мне нужно искупаться, а я не люблю, когда за мной подглядывают маленькие девочки, даже если они весьма искусно притворяются старушками. Ты должна отпустить меня, Эрла. Я уйду и совсем скоро вернусь. А ты пока посиди здесь и поиграй с мышонком. Хорошо?

Девочка кивнула.

-У меня накопилось много вопросов. Тебе придется вспомнить другие слова, кроме слова «нет».

Девочка снова кивнула. Криспин погладил ребенка по голове. Снова привычным движением забросил мешок на плечо и направился в лес. Через минуту он скрылся за деревьями.

Еще через пару секунд стихли звуки его шагов, и установилась привычная лесная тишина, нарушаемая лишь жужжанием насекомых и пересвистами птиц. Эрла запустила руку в волосы и вытащила оттуда мышонка. Поцеловав зверька в теплое пушистое тельце, она посадила его на ладошку и шепотом запела песенку. Мышонок тихо пищал, как будто подпевал ей.

Ручья Криспин не нашел, так как не хотел далеко уходить от девочки. Он нашел родник. Чистый, но такой холодный, что у него свело зубы, когда он из него напился. Но делать нечего. Мужчина разделся и полез в ледяную воду. Его тело тут же покрылось гусиной кожей и покраснело, а когда он вылил из котелка себе на голову порцию ледяной воды, дыхание в его груди остановилось и несколько секунд не хотело возвращаться.

Охая и прыгая поочередно то на одной, то на другой ноге, он быстро помылся и выбрался на траву. Встав на солнечное место, Криспин стал растирать себя жесткой льняной тканью. Такое суровое обращенье с собственным телом через минуту помогло ему согреться.

 

Надев чистую сухую одежду он, наконец, почувствовал себя человеком. Скрутив грязные вещи в тугой рулон, Криспин завернул его в ткань, которой вытирался, и со вздохом сунул в мешок. Он постирает одежду позже, когда найдет более подходящее для этого место и когда у него будет время.

 

Занимаясь столь серьезным делом, Криспин забыл обо всем. В частности, он перестал прислушиваться и приглядываться. То есть вел себя в лесу так, как ему было не свойственно, как новичок. Когда он понял это, было уже поздно.

 

Тихий смех известил его о том, что он здесь не один. Сидя над мешком, Кристин поднял голову. На него из покрытых ажурной листвой кустов смотрела женщина. Кристин приветливо улыбнулся. Женщина улыбнулась в ответ.

-Кто ты? Как тебя зовут?

Женщина снова засмеялась.

-Почему ты смеешься?

На этот раз она ответила. Её голос был низким и певучим.

-Потому что ты смешной! Так шумно плескался в воде… Совсем как выдра! Скажи, разве тебе не было холодно?

-Было. Потому я так и шумел. Пытался согреться.

Женщина еще раз улыбнулась и вышла из кустов. Она была маленького роста, пухленькая, с золотисто-рыжими кудрявыми волосами. Ресницы у нее тоже были рыжими. Это почему-то приятно удивило Криспина.



Ёжи Старлайт

Отредактировано: 13.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться