Восьмой цвет радуги. Книга 3. Выбор

Размер шрифта: - +

Глава 4

Анлаф сидел в углу главной комнаты за покрытым зеленым бархатом столом. Перед ним стояла початая бутылка вина и бокал. Херлиф влетел в комнату, сделал несколько шагов и остановился в замешательстве, забыв убрать крылья. Его поразило открывшееся ему невероятное сходство между отцом и сыном. Если бы не черная повязка на лице Анлафа… Тяжелый взгляд остановился на его лице.

-Я поручил тебе командовать стражей.

Херлиф молчал, ожидая продолжения.

-И мне не хотелось бы пожалеть о своем решении.

Херлиф знал, о чем говорит Анлаф. Два дня назад кто-то освободил всех узников. Самое неприятное заключалось в том, что стражники никого не видели. Один из них признался, что слышал голоса, но узнать, кому они принадлежат, не смог. Тот, кто освободил всех узников, не воспользовался ключами, бывшими у стражников. Он просто перерубил дужки замков. Простой и быстрый способ, если есть подходящий инструмент.

Херлиф лично осмотрел замки. Срезы были гладкими. Дужки были перерублены одним ударом. Скорее всего, мечом. Херлиф знал только один меч, который мог с такой легкостью рубить металл. Хродбрант. Меч Эйнара. Конечно, теоретически, это мог быть и другой клинок… Но это маловероятно. Люди пока еще не умели ковать такое оружие. А ларгвиллы… На лице Херлифа появилась ухмылка. У ларгвилл хорошо получалось ковать замки и цепи, а не мечи.

-Мои слова развеселили тебя?

Херлиф очнулся от размышлений.

-Нет. Я просто задумался.

-Ты узнал, кто освободил узников?

-Пока нет.

-Прошло два дня. Сколько времени тебе еще нужно?

-Думаю, одного дня хватит.

-Тогда я жду тебя завтра вечером с докладом.

Херлиф направился к балкону, собираясь покинуть комнату. Вслед ему донеслось.

-Не думай, что наша дружба поможет тебе уйти от ответственности.

Херлиф усмехнулся. Какая дружба? Он давно уже лишился всех иллюзий. Дружба и Аналаф два несовместимых понятия. Стоит только вспомнить Кэрэн и Пээрли. Да и с ним, в случае чего, Анлаф церемониться не будет. Жаль, конечно, разочаровывать бывшего друга и нынешнего правителя Абсалона, только он не настолько глуп, чтобы верить в сказки о дружбе и надеяться на чью-то поддержку. Он с детства привык рассчитывать только на себя. Может, это и не слишком хорошо, зато не раз спасало ему жизнь. К тому же, жертвовать другими намного проще, если ты не испытываешь к ним ничего кроме равнодушия. Он понял это давно. Анлаф тоже это поймет. Со временем. Если выживет.

***

Анлаф налил в бокал вино и поднес его к лицу. Мир, на который он смотрел сквозь рубиновую жидкость, выглядел иначе. Небо было грязно серым, а скатерть чёрной. Может, именно таким видел мир отец, когда сидел на этом самом месте и пил одну бутылку за другой? Впрочем, какая теперь разница. Пригубив вино, Анлаф поставил бокал на стол, не заметив, что от резкого толчка его содержимое пролилось на скатерть. Он помнил, как вечером после похорон старейшин, он вместе с Херлифом и стражниками ввалился в эту комнату, чтобы покончить с Аркеллом, ставшим последней преградой на его пути к власти.

Отца в комнате не было, и Анлаф в первую минуту даже растерялся. Он готов был сражаться, он хотел доказать всем и в первую очередь себе, что достоин стать повелителем Абсалона, что он сильнее отца! К счастью, его опасения не оправдались. Аркелл был здесь. Он стоял на балконе и смотрел на него. Это был странный взгляд: грустный и уставший. С таким настроением нельзя сражаться. Ты неминуемо проиграешь. Почувствовав удачу, Анлаф поднял руку, собираясь нанести удар, а отец, вместо того, чтобы последовать его примеру, просто шагнул с балкона.

Аналаф бросился вперед. Он думал, что отец задумал какую-то хитрость. Но нет. Аркелл падал, не раскрывая крыльев. И лишь когда он скрылся в облаках, Анлаф понял, что это все. Отец покончил с собой, так и не приняв бой. Что он почувствовал тогда? Жалость? Нет. Сожаление. Его жажда поединка так и не была удовлетворена. Он не победил отца. Не доказал, что он сильнее. Аркелл не дал ему такой возможности.

Наверняка старый глупец поступил так специально. Ему назло. Ну и пусть гниет где-то там на земле. Без могилы. Без почестей. Позабытый всеми. И в первую очередь им, его сыном. Интересно, а Кэрэн знает, что Аркелл погиб? Вспомнив о Кэрэн, Анлаф почувствовал злость. Как она могла так поступить с ним? Чего ей не хватало? Он мог дать ей все, а она променяла его на какого-то урода.

И тут, словно издеваясь, память подкинула ему еще одно воспоминание. Лицо Херлифа и его слова: «Эйнар не урод. Он, пожалуй, покрасивее тебя будет. А про меня и говорить нечего». Значит, Кэрэн, как все женщины, позарилась на смазливое лицо. А он? Он ведь так ненавидел ларгвилл? Как он мог полюбить Кэрэн? Впрочем, это еще большой вопрос: любит он ее или нет. Он это обязательно проверит.

Поймает эту парочку и на глазах у Эйнара овладеет Кэрэн. А потом убьёт ее. Тоже у него на глазах. Если Эйнар действительно любит ее… О, это будет такая сладкая месть! Такое удовлетворение… А потом… Потом ему будет уже все равно. Даже если Херлиф, наконец, добьется своей тайной цели и станет правителем Абсалона… Главное - Кэрэн исчезнет. Она станет просто воспоминанием. И тогда обида и ненависть перестанут пожирать его душу. Он освободится от страданий, перестанет искать женщин, похожих на нее. Или не перестанет? Ну почему она отвергла его? Почему? Ведь все эти разговоры про любовь обычная чепуха. Нет никакой любви. И никогда не было. Анлаф поднял бокал и одним глотком осушил его. Теперь прямо перед ним был пустой балкон.



Ёжи Старлайт

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться