Восьмой цвет радуги. Книга 3. Выбор

Размер шрифта: - +

Глава 32

Анлаф не находил себе места. А причиной тому был густой туман, который уже несколько суток лежал на плато, мешая видеть не только противника, но и отдельные отряды их собственной армии. Херлиф, наоборот, был спокоен. Это еще больше выводило Анлафа из себя. Он ворвался в палатку, служившую им не только временным жильем, но и штабом, и застал Херлифа возлежащим на ковре. Во рту у него была трубка, которую он придерживал одной рукой, а второй обнимал Пээрли. Это был предел. Анлаф задохнулся от возмущения.

-Что ты делаешь? Как ты можешь…

-Присаживайся, Анлаф. Что случилось?

-Туман.

-И?

-Ничего не видно.

-А что ты хочешь увидеть?

-Думаю, и тебе, и мне не помещало бы увидеть армию нашего противника!

-Увидим. Всему свое время.

-Ты так спокоен… Просто невероятно!

-А чего волноваться? Пээрли, детка, принеси бутылку вина. – Херлиф кивнул головой, указывая направление. – И бокалы захвати. Выпей, Анлаф. Это поможет тебе расслабиться.

-Я не хочу.

-А я выпью. Мы выпьем. Не так ли, Пээрли?

Густая красная жидкость полилась в бокал.

-Не отказывайся, Анлаф. Это твое любимое вино. – Херлиф отложил трубку. Тонкий дымок медленно поднимался вверх к потолку. Сладкий запах кружил Анлафу голову.

-Хорошо. - Он взял в руку бокал. - Только я все равно не пойму, почему ты так спокоен.

-Потому что рано волноваться. Армия нашего противника еще не поднялась на плато.

-Может быть, нам стоит захватить их врасплох?

-И «увязнуть» в лесу? Нет. Все решится на этом плато. Просто нужно немного подождать.

-А если Эйнар подкрадется к нам в этом тумане?

Херлиф засмеялся.

-Это было бы забавно… Но он не станет этого делать. Эйнар слишком благороден, чтобы напасть на нас в тумане и перерезать как свиней.

-Ты о нем высокого мнения…

-Я знаю его. И меня не ослепляет ревность и ненависть. Послушай, - красная жидкость снова потекла в бокал. – Как только он выстроит свою армию здесь, на плато, он «уберет» этот туман и мы все увидим, а пока… Пей, Анлаф! Давай выпьем за нашу будущую победу! – И Херлиф залпом осушил бокал. – Иди ко мне, Пээрли. Почему ты не выпила вино? Не хочешь пить за нашу победу?

Девушка осушила бокал.

-Молодец. Умница. Тебе, Анлаф, надо у нее поучиться. – И Херлиф повалил Пээрли на ковер.

Анлаф смотрел, как они целуются. Видел, как рука Херлифа шарит по груди Пээрли, пытаясь расстегнуть застежку лифа. У него не получалось, и разозлившись, он просто рванул ткань, обнажив ее. Его руки сильно сжали ее грудь, а потом стали теребить напрягшиеся соски.  Пээрли глухо застонала. Херлиф оторвался от ее губ и, ухмыляясь, произнес:

-Присоединяйся к нам, Анлаф! Думаю, мы хорошо проведем время втроем. Совсем как в старые времена… Можешь называть Пээрли Кэрэн. Я разрешаю!

Бокал с недопитым вином полетел в стену палатки. Вне себя от ярости, Анлаф выскочил наружу. Здесь было прохладно и сыро. И ничего не видно. Туман. Из палатки доносились стоны Пээрли. С каждой минутой они становились все громче и громче. Скоро девушка уже кричала в полный голос. Потом раздался громкий протяжный полукрик-стон и вдруг все стихло. Анлаф обернулся. Его взгляд уперся в опущенный полог палатки.

С каждым днем Херлиф вел себя все более нагло. Губы Анлафа искривились в презрительной улыбке. Херлиф думает, что знает его… Думает, что может его контролировать. Может им командовать. Наверное, уже возомнил себя правителем… Хорошо, пусть потешит свое самолюбие. Все равно этому никогда не бывать. Херлиф еще пожалеет о том, что вел себя с ним так нагло. Анлаф представил, как вспарывает Херлифу живот и широко улыбнулся.

* * *

Туман рассеялся на вторые сутки. Как оказалось, Анлаф зря волновался. За день до этого Херлиф перестал пить и развлекаться. Он позвал вождей всех кланов к себе в палатку и дал каждому четкие указания. Вожди гномов и Верховный предводитель рыцарей тоже были на этом совете. Как только туман стал таять, войско построилось на плато.

Первые лучи солнца озарили небо. Еще несколько минут и оно вспыхнуло так ярко, что Анлаф зажмурился. Открыв глаза, он увидел армию Эйнара. В центре, укрывшись за щитами, плотными рядами стояла пехота, за ней лучники и конница. Стоявший рядом с ним Херлиф поднял руку: «В бой!» Повинуясь его приказу, оглы ударили ногами в бока лошадей и помчались вперед. Замысел Херлифа был прост: разбить и опрокинуть пехоту неприятеля, окружить ее, а затем полностью уничтожить.

* * *

Крик сотен всадников прокатился над плоскогорьем. Ему ответило многоголосое эхо. В эту же минуту тучи стрел взлетели в воздух и обрушились на оглов. Это была не стрельба людей, впервые взявших в руки оружие. Стреляли опытные лучники. Всадники падали с коней, как спелые плоды во время сбора урожая. Оставшись без седоков, лошади начинали кружиться на месте. Но основная масса оглов все-таки добралась до пехоты. И тут раздался громкий крик Облауда. Щиты легли на траву. Секунда - и пехота ощетинилась копьями.



Ёжи Старлайт

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться