Восьмой континент

Размер шрифта: - +

Глава 3. Новый и неизвестный мир

     Всё своё последнее время, засыпая, я засыпал так крепко, что будили меня два будильника, заведенные с интервалом на десять минут. В данный момент я подумал, что заснул, так как устал, но странным было то, что буквально пол часа - час назад я уже дремал в своем мягком и уютном кресле. Я не понимал, что со мной случилось, но вдруг почувствовал легкое дуновение ветра, появление солнца перед глазами и увидел, как мир перед моими глазами озарился яркими красками.

     Я находился на большой площади, на которой толпилось довольно много народу, каждый кричал, толкался, поднимал свою руку вверх, как будто пытаясь показать себя, напомнить о себе. В это же время я решил пойти через эту толпу к большому зданию, обделанному белой плиткой, с двумя большими башнями, каждая из которых имела по небольшому красному флажку с удивительной смотровой площадкой на самой середине плоской крыши между этими башенками. Большое здание, напоминавшее своим видом замок из Диснейленда, очень сильно манило к себе, и я чувствовал, что именно к нему мне и нужно.

     Протискиваясь между людьми, я вышел к небольшому каменному заборчику, облокотился на него и начал смотреть на главный вход. Двери его были открыты, при входе стояли два человека в латах с копьями и смотрели в небо, высоко подняв голову. Вдруг из этого самого входа вышел высокого роста мужчина в синих штанах, белой рубашке, к которой был прикреплен красный плащ. Он был совершенно босой, в руке держал свиток, и толпа начала ликовать, толкаться, увидев его.

     Незнакомец вышел, осмотрел толпу и высоко поднял правую руку вверх. Это произвело огромный фурор и толпа замолчала. Опустив свою большую руку с широкой ладонью, он открыл свиток и начал читать:

 - Именем святого Морлена, морлока Восьмого Континента, а именно возглавляющего братство и являющимся нашим отцом и братом, сделано заявление. Сезонова Антона Васильевича призвать к личному разговору, ибо он был выбран Восьмой Картолой, - прочитал он, свернул свиток и посмотрел на меня, будто зная, кто я такой. - Ты, Сезонов Антон, ко мне. Ворота открыться.

     Толпа вокруг меня заохала, заахала, разошлась, и я остался один в большом получившемся полукруге. Забор, который я считал неприступным, начал расходиться передо мной и открыл для меня проход. На зеленой травке начали появляться белые кирпичики, ведущие к каменной кладке этого здания.

 - За мной, живо. Сам морлок хочет тебя видеть, смертный. - сказал незнакомец и пошел к главному входу. А я перешел на бег, пытаясь успевать за быстрым парнем.

***

     Меня провели через главный ход, сняли с меня одежду, нацепили какой-то белый халат, дали белые тапочки и сказали идти прямо по коридору к кабинету самого морлока. Я шел, смеясь внутри над собою, над своим нарядом, одновременно рассматривая белую плитку на стене, белый мраморный пол, различные золотые статуи, но больше всего меня впечатлили картины неизвестных мне личностей. Осматриваясь, я дошел до двери, постучал в нее, услышал входите и зашел.

     Небольшая комната, уставленная шкафами, столами,  накрытыми белыми и красными скатертями, на которых находились разные блюда, фрукты и тому подобное. Но самое интересное, что ничего знакомого тут для меня не было - очень странная еда, небось деликатесы какие-то. За столиком, на котором лежала толстая книга, сидел мужчина с белой бородкой, седыми волосами, но темными бровями. Средние по размеру глаза, небольшой рот и морщины выдавали в нем старика и его возраст. Я стоял и смотрел на него, пока он не сказал мне:

 - Садитесь, молодой человек.

 - Да, хорошо, - сказал я и сел. - Где я, собственно говоря, нахожусь?

 - О, многие задают этот вопрос, но не многие находят на него ответ. Меня зовут Морлен - я святейший, высший по чину во всей династии морлоков. Ты находишься во дворце Сальтам - небесном дворце, связывающим землю и небесную жизнь.

 - Что? Как я попал... Стойте, так я на небе? Или это сон?

 - Это не сон. Ты мертв. На твоём роду написан твой истинный возраст - тридцать один год. Ты прожил их, выполнил свою миссию и теперь находишься тут - на Восьмом Континете - новом континенте, еще не известном человеку.

 - Как? Я не могу понять, - с удивлением спросил я. - Мертв?

 - Люди стали умнее, практичнее. Они доверяют книгам, мнениям других людей, смотрят телевизор, программы, думают, мыслят, общаются. А что на самом деле значит жить? Они так и не знают. Знаем лишь мы, все мы в Восьмом Континенте. Мы - дети нашего верховного Бога, он жив для нас и мы являемся посредниками и проводниками в наше место обитания - в то место, где душа отдыхает и живет после смерти.

  - Как я попал сюда? Вы мне так и не ответили.

 - С развитием вашего интернета, вы перестали общаться лично. Вы пишете друг другу, общаетесь по камерам в компьютерах - вы дети новой эры. У нас есть морлоки, младшие по возрасту, рассматривающие табели, где описаны люди, уже отжившие своё. В основном, это молодые, уже не верующие ни во что. Атеисты, креационисты и другие. Сам ты не просто так тут. Тебе отослали письмо, самое закодированное, чтобы наверняка. Ты открыл его, нажал, закрыл сайт и всё. Твоя душа улетела, а твоё тело бездыханное осталось в твоей пустой квартире.

 - И все? Значит всё? Я не могу понять, что за сказки? Да, не верю я в Бога вашего, да, учу детей теории Дарвина, учу о теории происхождения человека от обезьяны. Да, я атеист! И что? Вы меня учите тому, что легко объясняется наукой?

 - Наука, Антон Васильевич, ошибочна. Люди открыли многое, живут радостно, воюют, убивают, насилуют, женятся и умирают. Мы - морлоки - священный переход между людьми и Богом - дети Господа. Ты находишься в сердце нашего улья. И я тебе предлагаю сделку.



Илья Караваев

Отредактировано: 09.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться