Воспоминание о прошлом

Размер шрифта: - +

Глава 6

***



Лето прошло спокойно, если не считать, что Сириус теперь жил у Поттеров, так как ему негде было жить. На месяц ребята приезжали ко мне, а потом мы, когда они уехали, просто переписывались. Вестей от мамы больше не было. Похоже, что она больше ничего общего с нами не хочет иметь. Чаще всего я переписывалась с Ремусом и Ирмой, потом уже с Сириусом и Джеймсом. Мой отец жил, как обычно, будто матери и не было, но теперь он стал больше внимания уделять мне и полностью открылся, потому что, когда была мама, он пытался вести себя сдержаннее.

Когда пришло письмо из Хогвартса, мы сразу же пошли в магазин и приобрели всё, что нужно. Из своих друзей я никого не встретила, к сожалению, но мысль о том, что скоро мы встретимся, подбадривала меня и заставляла с нетерпением ожидать первого сентября. Именно, поэтому, когда оно наступило, я носилась по дому, словно ошпаренная, и торопила отца, который улыбался при виде меня. Он меня посадил на поезд. Я долго смотрела на отца, пока не скрылись за поворотом. Почти сразу же в купе вошли ребята. Я тут же бросилась всех обнимать, а Ремуса поцеловала в губы, наплевав, что мы не одни. Да, и никто не возражал, явно.

Все устроились поудобнее и принялись рассказывать, как провели лето. Самым весёлым оказалось лето у Поттеров, так как Сириус живёт временно у них. Поездка прошла очень весело. Я не могла поверить, что начался шестой курс. Новеньких не было. Аларика я увидела только в Большом Зале. Он подошёл и обнял меня, чуть смутившись моих друзей. Странно, но я не увидела Хвоста с самой посадки на поезд. Он появился только в гостиной. Никто и слова ему не сказал.

Шестой год шёл на удивление тихо. Ничего не происходило, даже смертей магглов. Парни, как всегда, стали устраивать всякие шалости. Вот и сейчас, мы сидим и думаем, как провернуть очередную шалость.

— Может, не надо? — спросил Ремус.

— Надо! — твёрдо ответил Сириус.

— Почему именно Филч? И почему именно на унитазе? — спросила я, издав смешок.

— Потому! — коротко объяснил Джеймс и все засмеялись.

— Может, не будем подрывать, а? Крысу подсунем… — меня перебил снова дружный хохот.

Я сначала не поняла, что смешного, пока не вспомнила. Хвост же крыса и все тут же посмотрели на него. Я прыснула и подхватила их смех, поняв, что сказала.

— Гениальная идея! — смеясь, подал голос Сириус. — Хвост, подсобишь?

На всех тут же накатила новая волна смеха. Мы так и сидели и смеялись, не в состоянии остановиться. Хвост же молча сидел и смотрел на нас испуганными глазёнками. Я махнула рукой, взявшись за живот, и упала на колени Ремусу, смеясь, а ноги вытянула на колени Джеймсу. Сириус сидел возле меня, а Ирма рядом с ним.

— Откуда у вас уверенность, что Филч будет именно в том туалете и именно в это время? — спросила Ирма, когда все уже отсмеялись и успокоились.

— Оттуда, принцесса, что он всегда туда ходит… Мы замечали… — ответил Сириус.

— Вы что, шпионили за ним что ли? — спросила я.

— Нет! — хором воскликнули парни.

Мы вновь рассмеялись. Я прикрыла глаза и расслабилась. Я почувствовала, как мне в волосы запустили пальцы и стали их перебирать. Это было так приятно… Прямо массаж головы. Я улыбнулась. Не успела я и рта открыть, как почувствовала тёплые губы Ремуса на своих. Я его обняла за шею, прижимаясь сильнее и отвечая на поцелуй. Послышалось деликатное покашливание, судя по всему, Джеймса. Мы оторвались друг от друга и вопросительно глянули на него.

— Ну… Мы ещё, как бы, здесь… — ответил он на наш немой вопрос.

— И?.. — синхронно спросили мы.

Он отмахнулся, на что мы рассмеялись. Я встала и потянула Ремуса за руку за собой.

— Куда?

— Вы куда? — поинтересовалась Ирма одновременно с Ремусом.

— Погуляем. Шалость-то вечером, — я улыбнулась и потянула парня к выходу.

Мы вышли из гостиной и пошли на улицу. Место под дубом было свободно, поэтому мы устроились под ним. Он прислонился спиной к стволу, а я села ему на колени, обняла его и прижалась к его груди. Он обнял меня в ответ, поцеловав в макушку. Я подняла голову и посмотрела на него. Он смотрел на меня. Его рука поднялась и нежно стала гладить мою щеку.

— Я люблю тебя! — прошептал он и наклонился, поцеловав так нежно, что губы занемели и я издала тихий стон ему в губы.

Мы долго целовались, пока нехватка воздуха стала катастрофической. Мы легли рядом на траву и стали просто смотреть друг на друга.

— Я тоже тебя люблю… — прошептала я, коснувшись кончиками пальцев его щеки.

Он поймал мою руку и прижал ладонь к щеке, улыбаясь, смотря на меня. Я улыбнулась в ответ. Он поцеловал ладошку и отпустил мою руку, продолжая смотреть мне в глаза. Время уже было к вечеру, когда мы поднялись и, взявшись за руки, пошли обратно в замок. Ребята, как и предполагалось, были в гостиной, даже на дюйм не сдвинулись с места. Джеймс сидел и смотрел на огонь, Сириус и Ирма обнимались, о чём-то шепчась, Хвост сидел в кресле. Когда вошли мы, все дружно посмотрели на нас.

— Слава Богу! Явились! Пыль сдувать не надо?! — воскликнул Джеймс.

— Слышь ты, пылесос! — возмутилась я. — Чего задницу просиживаешь? Встал бы костыли размял!

Все рассмеялись. Когда наступил вечер и оставалось пятнадцать минут до начала шалости, мы спрятались под мантию невидимку, вышли из гостиной и направились к мужскому туалету.

— Эй, вы же не думаете, что мы тоже зайдём?! — прошептала Ирма, пока мы шли по коридорам.

— Зайдёте и ещё как! Мы не будем ждать, пока вы под мантию залезете, а сразу рванём когти оттуда! — прошептал Сириус.

— Балбесы! — воскликнула шёпотом я.

Парни прыснули и тут же смолкли. Мы подкрадываемся к мужскому туалету, входим в него и слышим, из кабинки доносятся подвывания Филча. Парни перемигиваются и подсовывают бомбу под кабинку. Мы тут же валим, только выбежали из туалета и повернули, как БАБАХ!!! Дикий вопль завхоза сотрясает школу и он, держа в руках брюки, слава Господи, что трусы надел, вылетает из туалета с красными, как у вампира глазами и метает гневные молнии по сторонам. Мы осторожно, еле сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, пятимся назад спиной, как только показывается поворот, скрываемся за ним, а потом, сняв мантию, со всех ног, несём в гостиную. Это просто чудо, что по пути никто не попался и ничего не случилось. Мы влетели в гостиную и упали кто куда, громко засмеявшись, даже Ремус смеялся. Сириус и Джеймс с Ремусом на диване, а я, Ирма и Хвост на полу, возле них. Да, да, мы все смогли уместиться под мантией, так как парни нашли заклинание, чтобы под неё могли хоть сколько человек залезть. Мы держались за животы и катались по полу, кто-то и на диване.

— Это… это… было… ш-шикарно-о… — сквозь смех, выдавила я и вытерла тыльной стороной ладони выступившие слёзы.

— Точно! — смеясь, ответила Ирма.

— Слушайте, а не очевидно то, что мы в гостиной? — спросил Ремус. — Давайте по комнатам!

— И действительно! — согласилась я.

Мы встали и разошлись по комнатам. Правда, когда дверь комнаты закрылась, мы упали на кровати и опять засмеялись. Лили подозрительно на нас косилась, но промолчала. Просмеявшись, мы немного поболтали и легли спать.

Утро было предсказуемым. Завхоз сверлил взглядом каждого ученика, пытаясь выловить того, кто устроил ему сюрприз такой. Дольше всех, он испепелял взглядом нас. Ну, а что мы? Мы переглянулись, пожали плечами и недоумённо смотрели на него с притворно-вопросительным лицом. Этот день мы вели себя тихо, иногда, конечно, Поттер с Блэком начинали, как всегда, выпендриваться, но не так, что всех сразу начинало раздражать. Если сказать честно, то Поттер изменился. Стал более спокойным и Лили, кажется, сдаёт обороты. К концу года она, наконец-то, дала согласие на поход в Хогсмид. После этого, она стала его девушкой и присоединилась к нашей компании. Джеймс был на седьмом небе от счастья. Ну, конечно, ведь он с третьего курса пытается добиться её, а она ему всё отказывала, когда другие девушки вешались на него.

Вновь стали появляться колонки в газетах, где говорилось, что начались убийства. Пострадало много магглов и семей магглорождённых. Волан-де-Морт начал операцию по очистке мира от «осквернителей» крови, как было написано в газетах.

Вот, и подошёл к концу седьмой курс. Дамблдор устроил прощальный бал для семикурсников. Он прошёл довольно быстро и на следующий день мы уже упаковали вещи и направлялись к поезду, который нас увезёт домой. Мы вступим во взрослую жизнь. Перед отъездом, мы заходили к Дамблдору и просили разрешения вступить в Орден Феникса и он согласился. Когда мы сели в поезд, то грустно смотрели на замок до тех пор, пока он не скрылся за поворотом. Ехали мы молча, потому что всем было тяжело прощаться с Хогвартсом, как никак, он был вторым домом. Я невольно разревелась вместе с Ирмой, а парни нас успокаивали тем, что обняли и стали молча гладить по голове, давая возможность выплакаться. В конце концов, мы приехали. Странно было то, что отца на перроне не было.

— Где же он? — у самой себя спросила я, прикусив нижнюю губу.

— Может, он опаздывает или забыл? — спросил Сириус.

— Кто? Отец? Чтобы он забыл про то, что я закончила Хогвартс и приехала домой… Никогда! Что-то случилось, — я взяла вещи.

— Постой! — ко мне подошёл Ремус. — Давай мы с тобой сходим, мало ли?

— Да. Давай мы тебя проводим! — поддержал его Джеймс, а остальные согласно закивали.

— Хорошо. — согласно кивнула я, да и спорить не хотелось. Мысли были заняты отцом, я переживала, только бы с ним ничего не случилось. Особенно в свете последних событий.

Мы трансгрессировали к нашему особняку. Было подозрительно тихо, а над домом парила Чёрная метка.

— О, нет! — я бросилась в дом, но Ремус вовремя среагировал и поймал меня.

— Стой. Там могут быть Пожиратели. Надо сказать Дамблдору, чтобы он кого-то послал проверить дом.

— Нет. Отец! — крикнула я и мой крик разнёсся эхом, а глаза невольно наполнились слезами. — Не может быть… — я прижалась к Ремусу, меня била дрожь, сбылись мои самые худшие мысли.

Лили отправила Патронус с сообщением Дамблдору. Я стала оседать на землю. Ремус крепче прижал меня к себе.

— Парни. Мы пойдём.

— Хорошо. Давай к нам, — откликнулся Джеймс. — Лили, Ирма с ними идите, а я с Сириусом проверю дом.

— Я…

— Нет, Ремус, ты посидишь с ними, чтобы они не напортачили.

— Ладно.

Мы переместились в дом к Поттерам. Ремус усадил меня на диван и ушёл к ним на кухню. Ирма и Лили сели рядом.

— Не переживай, всё будет хорошо, — Лили положила руку мне на плечо.

— Что хорошего будет? Его убили! — тихо произнесла я.

Лили ушла и вернулась с пледом, села рядом и укутала меня в него. Зашёл Ремус со стаканом. Лили поменялась с ним местом. Он протянул мне стакан. Я взяла его и сделала глоток. По телу растеклось тепло. Это был горячий шоколад. Ремус сильнее укутал меня и прижал к себе. Через час к нам аппарировал Сириус с Джеймсом и сказали, что дом полностью очищен и в нём нет даже моего отца.

— Как нет? Его что, схватили? — недоумённо спросила я.

— Не знаю, Эйли. Пожирателей там больше нет. Нашли бы труп, тогда ясно, что его убили, но там его нет ни живого, ни мёртвого… — он сел на подлокотник дивана, рядом со мной.

— И что теперь?.. — спросила Лили.

— Не знаю… — пожал плечами Джеймс.

С того дня прошло достаточное количество времени. Авроры нашли моего отца. Я лучше промолчу по поводу того, что с ним произошло. Мы его похоронили. Первые две недели я каждый день навещала его, а когда уже смирилась, стала навещать раз в неделю. Лили и Джеймс поженились, а через неделю она мне рассказала радостную новость. Она была беременна. И Джеймс и Лили светились от счастья. А я и Ремус жили спокойной жизнью, нарушаемой только полнолунием. Я привыкла и смогла найти нужную мне волну. Вскоре, родился ребёнок у Лили. Сына они назвали Гарри. Сириус стал его крёстным. Они были так счастливы, даже Сириус заметно похорошел. Странно, но я довольно приличное время не видела Ирму, а Сириус избегал этих разговоров. Похоже, у них появились какие-то проблемы, поэтому я перестала до него докапываться.

В один день всё изменилось. Я была дома одна, а Ремус ушёл, так как сегодня полнолуние. Я уснула под утро, а когда проснулась, то заметила, что Ремус был странно притихшим. Выяснилось, что на Поттеров напали. Я сначала не поверила, ведь Сириус был Хранителем их тайны. А Сириус — это Сириус, ну, не мог он этого сделать. Он пытался убедить меня в том, что Сириус предатель. Он убил Поттеров, Петтегрю и двенадцать магглов, а я всё равно упёрлась и не хотела верить. Я пыталась убедить его, но он был упёртым. Тогда я просто осталась при своём мнении и попыталась жить, как раньше, но это не получалось.

Наступил очередной день. Я сидела возле окна и думала. «Лили и Джеймс мертвы, Сириус в Азкабане. За что его посадили? Ну, не мог он предать своего лучшего друга! Ремус совсем подавлен. Я тоже уже не знаю, что делать…». Я сделала глоток горячего чая и откинулась на спинку кресла, погруженная в свои мысли.

— Эйлин? — позвал меня Ремус.

Я вздрогнула от неожиданности и, посмотрев на него, устало улыбнулась.

— Что?

— Нам надо поговорить, — Рем серьёзно посмотрел на меня.

— Я слушаю. Что-то случилось? — я убрала чашку на стол и повернулась к нему.

— Эйлин… мы должны расстаться! — на выдохе произнёс он.

Я в шоке уставилась на него, почувствовав, что кровь отлила от лица. «Так и знала, что когда-нибудь это произойдёт…».

— Что?.. Почему? — голос разом пропал и показалось, что всё внутри похолодело.

— Я не подхожу тебе… Прости… — он отвернулся от меня.

— Слушай! — я подскочила. — Сколько можно это говорить?! Одно и то же! Каждый божий день! Я тебе не подхожу. Я тебя не достоин. Я монстр. Без копейки галеона в кармане. Хватит, ради Бога, Ремус! Я люблю тебя такого, какой ты есть! Пора бы это уже понять!

Я почувствовала, как злость быстро овладела мной.

— Эйли, зачем я тебе? — устало спросил Рем.

— Ну, ты и идиот! А я тебе зачем? — я иронично приподняла бровь.

— Я люблю тебя, но мы должны расстаться.

— Я тебя тоже люблю, но зачем расставаться? Я даже не стала анимагом ради тебя. Я жду тебя дома и заставила себя спать, когда на небе луна, а ты страдаешь, лишь бы ты был спокоен и счастлив. Неужели, ты до сих пор не можешь смириться с моим выбором? — во мне просыпалась обида, что за столько времени, проведённого вместе, во мне и моих чувствах сомневаются.

— Да. Эйлин, если мы расстанемся, тебе будет лучше.

— Лучше? Ты в этом так уверен? Ты думаешь, что если сейчас скроешься за порогом, я запрыгаю от радости? — желчно проговорила я, а глаза начали жечь подступающие слёзы. Слёзы злости, обиды.

— Мы не можем быть вместе, пойми это, в конце концов. Ты не будешь со мной счастлива.

— Да, мне плевать, Ремус. Я хочу быть с тобой! Как ты не понимаешь, что я с тобой счастлива! Другое дело, если ты со мной не счастлив… — я посмотрела на него из-под опущенных ресниц.

— Эйлин, пойми, я делаю это для твоего же блага, — взмолился этот несносный оборотень.

— Блага? Так это теперь называется?.. — я села в кресло и прикрыла лицо руками.

— Прости… — тихим голосом проговорил он.

— Прости? Это всё, что ты можешь мне сейчас сказать? Ты понимаешь ведь, если уйдёшь, то я не смогу тебя простить? Ремус, мне каких-то пару часов без тебя плохо, а ты говоришь, что, если уйдёшь, мне будет легче? Зачем мне тогда жизнь, если тебя в ней нет? — жёстко усмехнулась я.

— Эйлин, ты сможешь меня забыть, просто пойми, мы не можем быть вместе, — он начал выходить из себя.

— Я никогда не смогу тебя забыть! — я подошла к нему и заглянула в его глаза. — Ты думаешь, это так просто? Просто взять и забыть?

Он посмотрел мне в глаза.

— Попробуй.

Я прикрыла глаза, сделала глубокий вдох и подошла к окну, упершись руками о подоконник.

— Я не могу так. Что ж ты тогда меня мучаешь? Иди. Уходи. Если тебе плевать на то, что со мной будет и что я чувствую… Убирайся, я тебя не держу!

Я резко развернулась и убежала в комнату, захлопнула дверь, упала на кровать и разрыдалась. Послышался хлопок аппарации. Переполненная обидой, горем и злостью, я встала и побежала обратно вниз, выбежала на улицу и упала на колени на крыльце. Слёзы нескончаемым потоком текли из глаз. На улице шёл сильный дождь, но мне было не до него. Я продолжала одними губами звать Ремуса, в надежде, что он услышит или образумится и вернётся, но он не возвращался. Не знаю, сколько я так сидела, но дождь уже закончился.

Я почувствовала, как к плечу кто-то прикоснулся. Я вздрогнула и подняла голову, всё ещё надеясь, что это Ремус. Меня захлестнула волна разочарования. Это был Аларик.

— Рик? — хриплым голосом спросила я.

— Эйли? Что произошло? Да ты промокла. Ты что? Обалдела? Ну-ка, быстро в дом! — он поднял меня на руки и занёс в дом.

Я лишь молча сидела на диване. Рик набросил мне на плечи плед, вложил в руки горячую чашку. Проследил, чтобы я её выпила, потом заставил лечь и поспать. Я уснула быстро. Только, когда я проснулась, он заставил рассказать, что случилось.

— Мне очень жаль… — он прикусил губу.

— А ты тут какими судьбами? — поинтересовалась я, когда закончила свой рассказ.

— Решил тебя навестить! — он улыбнулся. — Совсем не пишешь.

— Ой, прости, Рик! — я невольно всплеснула руками. — Я совсем тут закрутилась, как белка в колесе.

— Да, ладно, — он отмахнулся.

— А почему ты с чемоданами? — спросила я, когда заметила возле входной двери два небольших чемодана.

— Да вот, решил уехать… — он опустил взгляд. — Поэтому и зашёл. Попрощаться.

— Зачем?

— А что мне тут делать? Работы нет, кроме тебя, никого не знаю, жильё у меня только в Болгарии. Дом моих родителей. Они года два назад умерли и передали его мне.

— Сочувствую.

— Спасибо. Слушай! — он аж встал. — А поехали со мной?

Я недоумённо воззрилась на него.

— Ну, а что? Дом большой, на двоих места хватит! И тебе не будет скучно, — он улыбнулся. — Знаешь… Если быть честным, то… Как бы это сказать…

— Что?

— Ты мне нравишься с седьмого курса… — он опустил голову и посмотрел на меня исподлобья.

Я молча посмотрела на него. Да, Аларик очень симпатичный парень, высокий, аристократ ещё. По нему много девчонок из Хогвартса сохло, а он не обращал на них внимания особого. Мы с ним были лучшими друзьями, поэтому, я как-то не задумывалась и не присматривалась к нему.

— Прости, Рик, но я не могу, — я грустно улыбнулась своему другу. — Поверь, ты мне дорог, как друг, потому я не могу так. Я очень люблю Ремуса.

— И что? Готова теперь ждать его до самой старости? Скажи, чем я хуже его?

— Ты не хуже, просто я тебя не люблю, — слова тяжёлыми камнями падали в самую душу Рика, это было видно по его глазам, какую боль это ему несёт, но я не могла тоже идти наперекор себе и своему сердцу.

На том мы и попрощались. Хоть мы и могли больше никогда не увидеться, всё равно обещали иногда писать друг другу, потому что больше никого не было рядом из близких. Кроме Рика у меня вообще больше близких людей не было, а что касается Ремуса… уж сильно я его любила, чтобы просто так взять и уехать с кем-нибудь или попытаться начать новую жизнь.

Судьба нас свела спустя долгих пять лет. Не знаю, случайно это было или нет, но мы с ним столкнулись у дома Поттеров. Я очень по ним скучала и по Сириусу. Если первых уже не вернёшь никогда, то последнего была вероятность когда-нибудь увидеть. Вот бы знать, что на самом деле произошло… всё было так красиво спланировано, что не прикопаться. Конечно, Гарри я забрать не могла себе, потому что не была близким родственником, но никто не мешал мне приглядывать за ним так, чтобы никто не знал. Вот и в этот раз я стояла в отдалении, смотря на дом сестры Лили Поттер — Дурслей. Совсем скоро ему придёт письмо из школы и он начнёт учиться. Я грустно улыбнулась. Интересно, как там Ремус? Я его больше не видела с тех самых пор, как он ушёл. Спустя год после этого я поняла, что не могу злиться на него, и начала понимать его поступок. Простить-то я его простила, а вот надо ли это ему будет?

— Эйли? — тихий хриплый голос раздался за спиной. Такой родной голос, по которому я просто до безумия соскучилась, от которого привычно пробежались мурашки.

Я резко обернулась и сердце замерло в груди. Не скрываясь, я жадно впитывала такие родные черты лица: полноватые манящие губы, мягкие и плавные черты, голубые глаза. За эти пять лет Ремус возмужал, взгляд стал более твёрдым и решительным.

— Ремус…

Снова тишина, а мы смотрим друг другу в глаза, пытаясь не упустить ни одну деталь. Он целенаправленно подошёл ко мне и замер почти вплотную, я сделала последний шаг и очутилась в родных крепких объятиях, от которых сладко замерло сердце, как и раньше. Я прижалась к нему, впитывая это тепло, нежность и заботу, которая сквозила во всём. Меня аккуратно взяли за подбородок, приподняли и заглянули в глаза.

— Как я соскучился. Я тебя как увидел, понял, что я совершил тогда самую глупую ошибку в моей жизни. Эйлин… — выдохнул он мне прямо в губы и жадно поцеловал.

Словно в первый раз мы целовались так, что аж кровь в венах горела. Мы вернулись в наш дом, где я всё это время жила, и заново начали друг друга исследовать губами, руками. Просто до дрожи мне на хватало этих рук, прикосновений, поцелуев. Много раз мы вспыхивали, горели и сгорали, словно феникс, который возрождается из пепла.

По утру следующего дня, нежась в лучах яркого солнца и объятиях любимого, я ласково гладила его волосы, водила пальцем по его скулам, контуру губ. Резко мою руку перехватили и подмяли под себя. Весь сонный, взъерошенный и такой любимый, на его губах играла нежная улыбка.

— Доброе утро, любимая, — прошептал он мне в губы. А я вдруг поняла, что хочу такое утро до конца моих дней.

— Рем, — тихо проговорила я, скользя взглядом по его лицу и останавливаясь на губах. — Не уходи больше никогда.

Он посмотрел мне в глаза, а потом широко улыбнулся, а в его глазах плескалась безграничная любовь и счастье.

— Никогда больше, родная, — уверенно сказал он и прильнул к моим губам в страстном поцелуе.



Fallen_Agel, Liforta

Отредактировано: 23.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться