Воспоминания. Мгновения из снов.

Размер шрифта: - +

2.

В серебристом свете Луны, среди несметного количества звёзд, можно заметить, как проносится над домами крупная тень. Взмахивая чёрными крыльями, она пролетает мимо окон домов. Заглядывает в них, пристально высматривает что-то в темноте и, резко метнувшись в сторону от стены, спускается в парк, скрываясь между ветвями. В такие мгновения, ветер с задумчивым шорохом цепляет листья, и чёрной птицей опускается на скамейку, рядом с сидящим мужчиной. Он же, нежно гладя её клюв, говорит с нею, как с человеком. 
Сколько же всего слышал этот старый ворон? Сколько секретов смог бы рассказать? Сколько тайн хранилось в его голове? Пожалуй, если бы он умел писать, то с лёгкостью мог создать роман. Но его когти только царапали спинку скамейки, крепко держась за неё ногами. Он смотрел вокруг вполне осмысленным, человеческим взглядом. Мужчина же сидел, задумчиво глядя на парковую дорожку. Слегка хмурясь и постукивая пальцами по крашенной доске, он, обратившись к птице, сказал: 
— Я нашёл её, Астий. Она здесь. 
Ворон, слегка наклонив голову, посмотрел на человека. 
— Нет, я её не потревожу. Слишком много боли приносит эта связь. До тех пор, пока я не нашёл решение, будет жестоко явиться к ней. Не смотри на меня так! Я просто буду поблизости — в конце концов, я обещал её оберегать. 
— Кррр… — Прохрипел ворон. 
— Послушай, Астий, я ведь говорил тебе — она не узнает меня. Не волнуйся об этом. А хочешь увидеть её? Не трусь, ничего страшного не произойдёт — мы лишь пролетим мимо окна. 
Мужчина поднялся со скамейки, одёрнул плащ и провел рукой по волосам. Сделав несколько быстрых шагов, он оттолкнулся от земли, и расправил возникшие за спиной крылья. 
— Летим же, друг! 
Ловко пролетев между кронами деревьев, мужчина слился с небом, а ворон, с громким свистом взмахнув крыльями, последовал за ним. 
Встав на ветку старого дерева, мужчина издали заглянул в окно. В комнате на последнем, пятом этаже темно, но сквозь открытое окно были видны очертания мебели. Девушка крепко спала, лёжа в своей постели, и Люций, неслышно опустившись на подоконник, вошёл в комнату. Подойдя к спящей, он внимательно посмотрел на её лицо. Рука его остановилась в воздухе у её лба — желая коснуться волос девушки, Люций вовремя себя остановил. Резко выпрямившись, он пошёл прочь из комнаты, но его внимание привлекла лежащая на столе тетрадь — этот кожаный переплёт был ему знаком. Осторожно пролистав страницы, он открыл его в самом конце. Там был нарисован ангел. Но нет, это не ангел — это нарисован он. Метнувшись к окну, собирался выйти из комнаты, но остановился. Вернувшись к открытой тетради, демон достал из нагрудного кармана рубашки цепочку с кулоном и положил её на рисунок. Затем, оглянувшись на девушку, забрался на подоконник и прыгнул за окно. Крылья во тьме с шорохом расправились, и мужчина взвился вверх, полетев над ночным городом. 
Люций опустился на крышу высотного дома и сел на парапет. В предрассветных сумерках город спал, став притихшим и даже нежным. Туман висел над низинами и прудами, напоминая события прошлого. Мужчина вспомнил, как проносились под ним морские волны, из которых иногда появлялись тёмные с высокими плавниками спины афалин. Они выпрыгивали из воды, играя друг с другом, и вновь скрывались под толщей воды. Люций же летел прочь от тех берегов, которые больше не в состоянии был видеть. Он найдёт себе новое пристанище, которое будет свободно от воспоминаний!..  
Так мужчина прилетел на небольшой остров посреди моря. Никто из смертных не смог бы попасть туда — он находился вне человеческого мира, и там он построил свой замок. Эта работа заняла у него много времени, но это было хорошо, потому что позволяло отвлечься от своих мыслей. Это давало хоть на некоторое время создать иллюзию того, что жизнь демона имеет смысл.  
Люций ждал, что за ним явятся тени — но они не приходили. Казалось, что его забыл и Ад, и Рай. Он стал никому не нужным — призраком, что появляется лишь иногда, чтобы вновь сгинуть в небытие.  
Позже, когда замок был создан и в душе воцарился покой, он вернулся в свой прежний дом, но тот был уничтожен пожаром. В нем ничего не уцелело — мебель, книги и одежда были уничтожены огнём — лишь обуглившиеся стены да разбитая крыша остались хранить память о нём да Исе… Как тогда жалел мужчина, что бросил всё! Теперь у него остался лишь этот маленький кулон — единственное напоминание о прошлом, о ней… 
Кулон… Люций не должен был его оставлять! Тот эмоциональный порыв, который мужчина не смог в себе заглушить, нарушал его решение не тревожить её! 
Спрыгнув с крыши, он молнией помчался обратно, к дому девушки. Мужчина не должен напоминать о себе, как бы этого ни хотелось… 
Но, заглянув в окно, Люций увидел, что девушка уже не спит. Сонная, она стояла у стола, удивлённо глядя на блокнот. Её длинные светлые волосы, спутанные после сна, спускались лёгкими завитками к лопаткам, сливаясь со светлой тканью длинной футболки. Она смотрела, как на пожелтевший бумаге тускло блестел камень, но, услышав шорох, девушка повернулась к окну, и в розовом свете восходящего солнца показалась Люцию ещё более красивой, но и беспредельно далёкой. Ему казалось, что она находится за неприступной стеной, которую нельзя ни разрушить, ни преодолеть…  
Небо стало нежно-розовым, на его фоне верхушки деревьев казались мрачными и тяжёлыми. Дома смотрели заспанными глазами окон, в редких из них уже горел свет, однако от этого они казались ещё более разнеженным и и сонными. Не увидев ничего странного, девушка осторожно взяла кулон и подошла к окну, держа его на ладони.  
— Крра! 
— Тише, Астий. — Прошептал Люций, и спрыгнул с дерева на землю. — Не шуми. Я вновь все делаю не так… 
 



Isa Eteri

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться