Воспоминания. Мгновения из снов.

Размер шрифта: - +

4.

 Время близилось к полуночи, Люций стоял на крыше старого дома, угрюмо глядя вниз, на тёмную улицу.  
— Послушай, Астий, мне нужно покинуть этот город на месяц или два. Я хотел попросить тебя приглядывать за Исой. Мало ли что… 
— Крр… — Ворон беспокойно захлопал крыльями. 
— Я должен это сделать. Нельзя постоянно откладывать данное событие. Похоже, они все ещё уверены, что я в заключении — я ведь провел все эти годы, не появляясь в тех краях. Моё явление будет для химер неожиданностью. Сейчас я все просчитал, я знаю наверняка местонахождение святыни. Кроме того, знаю, как пройти мимо них нетронутым. Я проникну в пещеру, возьму Грааль и принесу его сюда. Не волнуйся, все получится — я наконец-то добьюсь своего.  
После этого разговора Люций вернулся в свой дом, чтобы собрать все необходимое. Теперь он был не так наивен, как в прошлом, и не полагался на одну лишь свою ловкость и силу. Он основательно подготовился — одел специально для этого случая созданную одежду, взял бутыль с прозрачной жидкостью, обул высокие кожаные сапоги и вышел из дома.  
Мужчина летел над предгорьем Каракорума, туда, где вершины уходили далеко за облака. Это место, казалось, было страшнее Ада. Люций видел его, как пожирателя человеческих жизней. Жестокая, ледяная пропасть… Химеры были её детищем — они один в один повторяли характер этих мест — бесчувственный, холодный… 
Он остановился недалеко от одной из вершин, снял с себя сумку и достал из неё мантию и маску. Последнюю он сразу же и одел — она полностью прятала его голову и лицо, а мантию пропитал жидкостью из бутылки.  
Люций посмотрел на сияющую белизной вершину. Воспоминания вновь нахлынули на него.  Он помнил все так, будто это было вчера. Её восторженное лицо, нежные руки. Он так хотел слышать её голос, видеть девушку в тот момент, когда она сделала первый взмах созданными крыльями… Но этого не случилось. Мужчина видел только её гибель. Снова. Там, в той пещере, которая должна быть его темницей, но стала её смертью… 
В тот день он увидел химер, которые несли девушку к вершине. Он издали узнал её — конечно же, это была Иса-Этери! Последовав за ними, Люций незаметно проскользнул в ущелье. Там, в темноте, он увидел девушку, запертую в клетку. Осмотрев пещеру, мужчина подошёл к ней, позвал девушку. Но она молчала. Тогда он присмотрелся внимательнее. На ней не было той метки, что он оставлял. Только сейчас Люций понял, что это ловушка. А ведь это было очевидно! Глупец! Его вспыльчивость сыграла с ним злую шутку…  
Химеры возникли из неоткуда, и мужчина был помещён во вторую клетку. Он был поражён подлостью Исы — казалось, она уничтожила его своим предательством. Не было ни желания, ни сил бороться за свою свободу. Казалось, что все поиски, вся его прожитая жизнь — всё было впустую… 
Сидя на земле, как пойманный зверь, он смотрел на ту, что была для него единственной отрадой, единственным, что давало желание жить и действовать. Но девушка без единого движения сидела напротив него. Фантом… Для его создания нужна кровь человека, но взята без насилия. То есть, она должна была добровольно дать её химерам. Неужели же она так ловко его провела? Он не хотел в это верить, но все факты подтверждали это. Разве мог он так в ней ошибаться?.. 
Проходили дни. Фантом становился все более прозрачным и бледным. Ещё немного — и он совсем бы сгинул. Люций же чувствовал, как внутри него рождается ненависть к той, которая ещё недавно была самой близкой. В тот момент явилась она. Маленькая и замерзшая, с крыльями за спиной… Она пришла за ним снова. Это было так странно, так нелепо в самой своей сути — человек спасает демона. Она вот уже который раз удерживала его у самой грани, не давая окончательно убить в себе свет. А он… Как же он мог усомниться в ней?! 
За собственными мыслями он не слышал её слов. Люций лишь видел, как рассыпались крылья за её спиной, как она сидела у клетки с фантомом, такая же бледная и невесомая.  
В беспамятстве нащупав оброненную Этери булавку, мужчина открыл замок и подошёл к девушке.  Неся её на руках прочь от этих мест, он крепко прижимал её к себе, старался согреть. Для него холода не существовало — он мог бы вынести температуры значительно ниже, но она… Он смотрел на неё с восхищением и болью. Интересно, понимала ли она, на что идёт? Наверняка ведь понимала. И для этого поступка нужна была огромная смелость. Откуда же её столько в таком хрупком создании? Что дало Этери силы, превозмогая боль и страдания, прийти к нему? Неужели это то чувство, которое сохранилось, не смотря на время, смерти и новые воплощения? Неужели это то, о чем она говорила ему тогда, на морском берегу?.. 
Стараясь как можно скорее принести её домой, он летел без остановки дни и ночи напролёт. Она уже давно перестала дышать — лёжа на его руках с лёгкой улыбкой, казалось, что она просто спит. Люций был обязан её вернуть к жизни, вопреки всему. Вбежав в замок, он положил её на диван и помчался в лабораторию. Схватив там все, что давало хотя бы малейшую надежду на воскрешение, мужчина вернулся обратно, зажёг свечи и взглянул на диван. Там, рядом с Исой-Этери был Малыш. Сидя рядом с девушкой, он прижимался к её окоченевшей ладони лицом, осторожно гладя её и пытаясь заглянуть в глаза. 
Ком появился в горле у Люция. Он смотрел на них, не в силах ни сказать что-либо, ни сделать. Присев рядом с этой странной парой, мужчина осторожно влил в рот девушки сначала содержимое одного пузырька, через время второго, потом третьего… Но все было без толку. Сделал надрез на руке и попытался вновь напоить её своей кровью (в пути он уже пробовал этот вариант) — но и это не подействовало.  
— Малыш, она не проснётся… — Сказал он спустя некоторое время.  
Человечек непонимающие посмотрел на него. Он не мог понять, что произошло, и продолжал ластиться к Этери. 
Люций вышел на улицу и, пройдя за дом, стал копать яму. Но остров был каменистый, выкопать в нем могилу было сложно.  Тогда, сделав более-менее подходящее углубление, он застелил его травой. Мужчина вернулся в дом и поднял тело девушки, вынес его на улицу и уложил в подготовленные яму. Соорудив из булыжников надгробье, он улетел с острова, вернувшись с охапкой роз. Он украсил ими могилу девушки и зашёл в дом, надолго запершись в своей комнате…  
 



Isa Eteri

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться