Воспоминания. Мгновения из снов.

Размер шрифта: - +

11.

 Демон открыл глаза и оглянулся по сторонам, вспоминая, что произошло. В комнате было тепло, в камине тлели угли. С изумлением он посмотрел на одеяло, которым был укрыт, на догорающие головешки. Неужели Вельзевул наведывался в гости позаботиться о нем? На него это совсем не похоже… 
Поднявшись на ноги, мужчина издал тихий стон — сломанные ребра все ещё сильно тревожили. Он присел у камина, уложил на уголья несколько тонких поленьев и, дождавшись, когда они разгорятся, вернулся к дивану. Рядом с ним он остановился в раздумьях. Иса. Нужно бы… 
Удивлённо мужчина смотрел в сторону лестницы. Там, в темном углу у её основания, в большом старом кресле, свернувшись словно кошка и укрывшись с головой пледом, кто-то спал. Ступая осторожно и бесшумно, направился Люций к нему, приподнял край пледа и замер. Словно придя в себя после пережитого удивления, он сделал несколько шагов в сторону, не отводя взгляд от кресла, затем взбежал по лестнице вверх, в спальню Исы. У её кровати он остановился, рухнул на колени и с силой сжал свою голову, словно она хотела взорваться. 
Постель Рины была пуста. Девушка спала внизу, в каминном зале, и это она заботливо решила согреть Люция, накрыв его одеялом и запалив огонь в камине.  
Демон чуть было не испортил все снова, но на этот раз его бессмертие стало благословением. Страшно подумать, что было бы, если бы Иса, проснувшись, обнаружила его мёртвым! Как было бы глупо и ужасно! Люций ругал себя, но, как бы то ни было, всё складывается хорошо. Он не верил в это, совсем не верил, но вот же — пустая постель, а внизу — Иса, спящая в кресле. 
«Постой, но если это бред? Если это сон, видение? Я же проходил через это, подобное уже случалось!» 
С тоской глядя на девушку, Люций поцеловал её в лоб. Он думал о том, стоит ли прерывать этот сон. Стоит ли проснуться, вернуться в пустой холодный дом, что бы… Что бы что? Убедиться в том, что это ему приснилось? Мечтать вновь вернуться сюда?  
Нет, он не будет спать — дождётся её пробуждения, поговорит с ней, обнимет. Да просто побудет рядом. Они будут сидеть у камина и пить горячий ароматный чай из полевых трав. Будут гулять у моря, ступая босыми ногами по влажным камням, слушать шум волн. И пусть это лишь сон, но это будет счастье для него… 
Облокотившись на спинку дивана, демон не отрываясь смотрел на спящую девушку. За окном начинало темнеть — безлунная ночь обещала быть абсолютно непроглядной. Люций зажёг свечу, поставил её на стол и услышал движение за спиной. Обернувшись, он увидел, как Рина села в кресле, щурясь на свет свечи, взъерошенная и заспанная. Заметив мужчину, она посмотрела на него с беспокойством, но ничего не сказала. Девушка наблюдала, как он подошёл и опустился рядом с креслом на колени, уткнувшись лицом в её ноги. Она гладила его волосы, слушая непонятный тихий шёпот. 
Нет, Люций не желал покидать видение… 
— Я принесу чаю. — Тихо сказала Рина спустя некоторое время, поднимаясь с кресла и помогла встать мужчине. Она прошла в кухню неуверенными шагами, будто брела в воде, и вскоре вернулась с подносом, на котором стояли чашки и пиалы. Все это было аккуратно расставлено на столе, после чего девушка, осторожно касаясь покрытого ссадинами лица Люция, сказала: 
— Что же ты так… совсем плох… 
Он в ответ лишь виновато опустил взгляд. Да уж, и стоило ему такое вытворить… Обнявшись, они сидели на диване, глядя на пламя свечи и неторопливо попивая приготовленный Риной чай. Казалось, что в густой темноте есть лишь они двое и трепещущий маленький огонёк, наполняющий тёплым светом небольшое пространство вокруг себя. Было уютно и спокойно, но Люций смотрел на девушку с печалью — что, если видение исчезнет? О, как хотелось бы остановить эти мгновения, сохранить их на веки!..  
— Что тебя тревожит? — Робко спросила Рина, заглядывая мужчине в глаза. Тот задумался. 
— Я боюсь, что это все окажется сном. Что вновь проснусь в пустом доме, где нет тебя и так будут тянутся годы, столетия. Я не хочу просыпаться, Иса. Пусть этот сон будет вечным.  
Девушка, мягко коснувшись ладони Люция, ответила: 
— Я не оставлю тебя. Я не смогу променять тебя ни на мир людей, ни даже на Рай. Отныне я буду следовать за тобою повсюду, если только ты меня не прогонишь… 
Он лишь крепко прижал её к себе.  
— Тебе нужно отдохнуть, ты сильно устал. Не тревожься ни о чем. 
Тихо напевая, Рина ладонью гладила его волосы, задумчиво смотрела на ореол вокруг свечи. Люций же, убаюканный колыбельной, сам того не желая, заснул. 
А на улице бушевал шторм. От напора ветра дребезжали стекла и двери, казалось, вот-вот распахнуться, что б впустить в дом непогоду. Раскаты грома порой заглушали рев волн и бури, проносясь над крышей табуном небесных коней. Но к утру шторм утих. Открыв глаза, мужчина поднялся с постели, оглянулся вокруг. 
Пусто. Ни следа вчерашнего чаепития, ни намёка на перемены… Он распахнул входную дверь, вдохнул полной грудью солёный морской воздух и вышел в сад. 
Сны. Они бывают настолько живыми и прекрасными, что могут заменить реальность. Но сны заканчиваются, а его жизнь — нет. И есть лишь одна, способная наполнить его существование смыслом. Но как быть, если мечты так и остаются мечтами? Где найти силы жить дальше, если мир стал пустым?.. 
 Чем наполнить вечность, если ничего не приносит радость, если ничто не способно коснуться струн его души?.. 
Люций подошёл к тому месту в саду, куда выходили окна комнаты Рины. Вот лежит на земле разбитый вазон, а среди его осколков, крепко выросший в землю своими корнями, растёт Грааль. На его ветвях распустилась синие, словно лазурит, розы. Синие розы… Таких демон не видел даже в Райском саду… Однако теперь — вот они. Волшебные, словно из сна. Но сейчас-то Люций не спит?.. 
Мужчина наклонился над розой, задумчиво глядя на неё. Да, он имел не лучшее отношение к Граалю, но не любоваться красотой этих удивительного цвета бутонов было невозможно. Восхитительное растение! 
Люций почувствовал лёгкое прикосновение к своему плечу и обернулся. Рина, до сих пор смотревшая с нежной улыбкой на мужчину, заметила розу и, понюхав один из распустившихся цветов, сказала: 
— Ну вот, а Ангел утверждал, что ты его уничтожишь! 
— Он был не далёк от истины… — Люций растерянно смотрел на девушку. Рина же, заметив его грусть, спросила: 
— Тебе все ещё нездоровиться?.. 
— Нет, я в порядке. 
— Отчего же ты так печален?.. 
— Я не верю, что это реальность, Иса… 
Девушка, промолчав в ответ, достала что-то из кармана. 
— Люций, мне нужно найти подходящее место для этой крошки… — Она показала лежащее на её ладони небольшое семечко. — Это для тебя — напоминание о Рае. 
Рина улыбнулась, глядя мужчине в глаза. Но он все так же оставался угрюм и серьёзен. Тогда она продолжила: 
— Я думаю, его стоит посадить где-нибудь поблизости… 
Девушка отошла на несколько шагов в сторону, присела и разгребла руками землю. Затем ушла в дом и вернулась со стаканом воды. 
— Ну вот и готово… А помнишь, Люций, ты обещал мне кое что?  
Мужчина посмотрел на Рину вопросительно, она же, взяв его за руку, продолжила: 
— Ты мне столько всего хотел показать! Но у нас мало времени — впереди всего-навсего вечность! 
Рина засмеялась, увлекая мужчину в сторону моря. А позже, когда солнце опустились за горизонт, видно было, как два крылатых силуэта оторвались от камней и полетели на север… 
Поверил ли Люций в реальность происходящего? Осталась ли Иса или исчезла на веки? Кто знает… 
Но ночью все же присмотритесь к темному небу — возможно, вы сможете заметить, как два силуэта парят среди звёзд? Возможно вы увидите, как стоя на крыше спящего дома, они, обнявшись, любуются ночным городом? Как в лунном свете блестят чёрные и серебристые перья и тихо шуршат на ветру? 
И, кто знает, возможно однажды Рина наведается к дяде, приласкает мурчащего Фагота… Расскажет… кто знает, о чем бы она рассказала, а о чем умолчала бы?..  
А с рассветом крылатая пара возвратится на свой спрятанный между мирами остров, мягко ступая по влажным камням, подойдет к замку. И там, по своему обыкновению, сидя у камина, долго и увлечённо они будут беседовать о чем-то своём. О том, что вряд ли сможет понять кто-нибудь ещё… И пусть будет так, ведь они заслужили этого — и Люций, вопреки всему сохранивший в себе свет, и Иса, хранящая верность, отказавшаяся от страха и сомнений. Они будут пить ароматный чай, любоваться авророй где-то на краю света, и бесконечно наслаждаться тем, что, пройдя сквозь столетия грусти и лишений, они все же обрели свой маленький, но такой прекрасный Рай… 
 



Isa Eteri

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться