Восточная Корона

V - Буря в стакане

Замечательный день. Был.

Он здорово поиздевался над острыми ушками, что поймал себя на мысли: давно ни с кем не шутил и редко кого-то разыгрывал. В будущем нужно обязательно маневр повторить. Как она разозлилась! Прямо одно загляденье! Глаза от обиды стали черными потом темно-желтыми, а через несколько минут в них отразился зеленый блеск! И все. Он забыл: надо вести себя как полагается. Хорошо вовремя вспомнил, что они лишь прикоснулись к детству. А дальше…

Наталья лежала на лестничной площадке: волосы слиплись от крови, юбка порвалась, кофта оголила часть живота. Убитая женщина смотрелась, так, будто ее свернули как кошку, клубочком. Возле шеи стекала красная полоска, которая стала лужей. Больше всего пугали глаза – напуганные и пустые.

Девочку, которая нашла соседку, увезла скорая. Врачи сказали временный шок, но ее мама настояла на том, чтобы дочка пробыла в больнице. Дежурный был не против идеи, потому что медицинский сервис оказался платным и там не отказывали.

Лешик приехал быстро. Выбрал небрежно-ласкательный тон, сказал, ему домой нужно к жене и он всего на полчасика, так как Наталью Алексеевну уважал, а мог и не приезжать. Полиция отнеслась к ситуации парня с пониманием, хотя вопросов задавала много. В ходе разговора выяснилось, что кольцо, которое подарил мужчина любовнице, было куплено на черном рынке. Вещь обошлась недорого, но если представители закона не ошибались, то старинная принадлежность открывала настоящую охоту за драгоценностью. Обладание ею могло принести хранителю настоящее состояние.

Молодой бизнесмен не пришелся к душе Сене – парень использовал Наташу в личном удовольствии, а Талию не уважал. Алексей сказал открыто: мол, девушка с амнезией без документов место в обществе нашла, а еще год назад ее нашли в странном наряде со стрелой в спине. Даже намекал, что может, у нее в прошлом было какое-то тайное общество. Аккуратно высказал мнение и про то, как плохо последнее время вела себя Наташа – скандалы, дурное настроение, синяки под глазами, будто любимую подменили. Говорил, после общества Талии проблемы начались.

«От себя бурю отводит» – мрачно подумал Арсений, выходя на площадку за Лешиком.

Убитую забрали в морг. О ней только лужа крови напоминала, и менты, которые курили тут же. В состоявшийся разговор мужчин не вмешались, только с интересом слушали.

Алексей уходить не торопился. Отзванивал знакомым, чтобы ситуацию замять. Сеня хотел домой переодеться да выпить чашку кофе. Завтра у него был рейс, не хватало еще заболеть или слечь с простудой. Однако беседа во дворе с Талией не давала ему уйти. Уйдет, значит, вновь девушку бросит.

– Курить вредно для здоровья, – услышал Арсенин голос Лешика.

– А ты спортсмен что ли?

– Я честный гражданин и выполняю свой гражданский долг. Вот только одного понять не могу, как некоторые лица безнаказанными остаются.

Сеня не удержался, подхватив под руку парня, спросил:

– Ты что творишь?

– А чё?

– Ни "чё". Талия жизнью обижена, а ты – что? Наговариваешь. Зачем?

– Ага, "обиженная". Бабки легко и просто зарабатывает, еще связи странные имеет. Мне все любопытнее за якобы порядочной девушкой наблюдать. Жаль, кроме меня этого никто не видит.

– Я не понял: тебе завидно?

– А тебе нет? Смотрю, тоже о ней заботишься, как папа. Или может, есть еще что-то. Дает, да?

– Топай отсюда «что ли».

Лешик осторожно отошел в сторону. На всякий случай спустился по лестнице вниз. Парень быстро понял, что полиция тут не поможет. И правильно делал, что боялся. У Сени ладони горели ударить по толстеющему лицу молодого ловеласа. Парень врал, лгал и сквернословил, а досталось больше всего острым ушкам. Полиция с ней не церемонилась, припомнили все: и прошлогоднюю историю в аэропорту, и то, что амнезия не проходит, даже намекнули на отпечатки пальцев. Мол, девушке двадцать, а она будто из пустоты образовалась как грозовое облако. Где была? Что делала все двадцать лет? Неясно.

Менее, девушке сказали прямо – пусть скажет «спасибо», что руководство замяло скандал – в Астане, где международный аэропорт арендовал землю, нашли девицу, которая не была зарегистрирована ни в одной базе. Кто по нации непонятно, как зовут, где родилась тоже. Подключили международные власти, но восточные и европейские соседи дали отказ. Вопросов было много, но ответ был один – девушке дали прозвище невидимка.

Имя придумали в больнице. Лечащий врач собирался ехать на отдых в Италию. Так, появилось имя Талия. Фамилию с отчеством сочиняли всем больничным городком. Главный врач Аружан Аскаровна, почитав модный роман сказала: имя быть должно необычным, потому что у девушки странные уши. Психолог Анастасия Ерболовна высказалась так: государство многонациональное, значит, нужно взять инициалы как у метисов. Уборщица Зинаида Ивановна, вспомнила, что во времена советского союза «безымянным» с войны давали имена пустышки – Иванов, Петров, Сидоров. Например, такие, как: Иван Васильевич или Мария Павлова.

Идея понравилась всем. Решили: скромно, со вкусом даже модно.



Марина Галимджанова

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться