Восточная Корона

II - Девушка с положением

– Ужасно. Бабушки лучше выглядят.

Я критически осмотрела фигуру перед зеркалом вестибюльной комнаты.

Кто придумал этот древний кошмар? Юбка через две минуты прилипнет к ногам или вверх поднимется, встанешь, а ты в мини. Или волосы: не прическа – дурной сон. Видите ли, распускать прядки на плечики неприлично. А непонятная башня на голове из розочки – это нормально, да?

Туфли отдельная история. Под конец дня мечтаешь об удобных тапочках, а на следующее утро идешь в магазин и покупаешь. Пиджак не беда, сидит на плечах неплохо лишь бы уголки карманов не оттопыривались в разные стороны, но кофточка – это мучение. Каждый день гадаешь: что надеть? Водолазку надеваешь – тебя отправят в магазин, проверить ремонт машины, купить гамбургеры, сделать заказ свежей воды. Если кофе закончилось – конец света. По словам рыжика, босс любит, чтобы было черное, а там по настроению. Поэтому в такие дни по спине течет пот от кабинетной беготни. Однако стоит надеть легкую прозрачную двойку, то ты целый день мерзнешь в офисе, а потом пьешь лимонный отвар, чтобы не заболеть.

Работа сама по себе несложная, но график постоянно двигался, то есть Олеся могла вызвать рано утром или поздно вечером. Моя задача: отвечать на звонки и правильно принимать факсы, выходить на улицу с разными поручениями, заниматься делами кухонным. Последний пункт считался основным, так как после совещания боссы любили попить чай или неплохо подкрепиться. Главное, вовремя успеть. Пока никого нет, приготовить стол, а дальше спуститься на нижние этажи и сделать вкусняшки.

В разгар дебатов меня не пускали. Петровна боялась за шефа.

«Если он злой может не дать премию» – рассказывала страсти подруга.

Я кивала, записывала в онлайн-блокнот замечания и принималась за работу. Словом все как у взрослых, но у человека «на подручного» проще. Мне не на что жаловаться – задания несложные, работа непыльная, а тяжести носить не нужно. Однако бывали неудачные дни. Например, в этот день график не пошел с первых минут.

Проспала. Вместо туфель надела удобные балетки. Зря. Пошел дождь, промочила ноги, умудрилась порвать носок, поэтому целый день ходила в тапочках. Некстати задержалась Петровна, так что готовила все одна. А новое смс испарило остатки хорошего настроения:

«Работай одна. У Сергея нога подвернулась. Мы в больнице».

Как? А совещание? Кто понесет кофе? С документами что делать?

Я не справлюсь! Бегающий смайлик в полном ужасе – это Талия Ивановна.

Собралась. Осторожно положила на разнос дополнительные папки, дальше разлила мягкий кофе и пошла. Обычно кабинет в стиле классический хайтек пустовал, поэтому могла похозяйничать. Например, когда все лежало на местах, то подходила к зеркальной стене и смотрелась в отражение, понимала, какие недочеты есть во внешнем виде.

Сейчас страшно было посмотреть в бок.

В помещении пахло дорогим одеколоном, сложные взгляды читались даже боковым зрением, а волевые жесты проскальзывали между слов – это были люди, говорившие только на языке доступном деловому миру. И движения рук: сильные, иногда вялые, а чаще с каким-то непонятным подтекстом. От страха чашечки прыгали на подставке, но ничего, сейчас все расставлю, как учила Петровна и уйду…

– Это получается, Арсений Леонидович, на вас даже эльфы работают…

Мои пальцы замерли в воздухе.

Подняла взгляд прямо и увидела, что все люди смотрели в мою сторону и он, мужчина в темном дорогом костюме во главе стола. Босс. Глаза красивые, большие, миндальные, а взгляд тяжелый, строгий, изучающий. Смотрит, будто оценивает. Вот Олесю мужчины на триста долларов оценивали, а меня сейчас на три копейки.

– Ну, – сухо ответил шеф, – видимо так.

Вот она, первая встреча за полгода моей работы, лучше еще год не встречала на своем пути. Не мужик – Бармалей. От голоса мурашки по коже бегут, а волосы на затылке дыбом, как у кошки. Люди вокруг него улыбались, чаще шутили – он за все совещание смотрит, будто все его должники.

Прерывая мои размышления, один из заместителей неудачно спросил:

– Арсений Леонидович, все?

– Да, – кивнул мужчина, – можете идти.

А мне что делать? Уйти сейчас? Но как быть с кофе? Или подождать? Так всегда поступала Олеся. Бармалей обычно уходил последним, тогда она звонила мне, чтобы помогала прибраться. Однако когда все покинули помещение, то человек в дорогом костюме не думал выходить из комнаты. Может, у него творческий подход такой? Или опять туплю?

Я вяло потопталась на месте, ждала. И дождалась. Мужчина резко подался вперед, оперся на стол и посмотрел вниз:

– Ты что в калошах?

– В тапочках, – от страха голос сел.

– А Петровна где?

– В больнице.

– Не понял.

– Она на часок задержится. У мужа что-то с ногой, – я наделялась, что объясняю правильно, еще не хватало, чтобы устроил обоим допрос.



Марина Галимджанова

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться