Восточная Корона

III - Маленькие, большие проблемы

Молодая девушка не понравилась Сене. Красивая, правда, вся аккуратная и миниатюрная. Глаза интересные, то зеленые, то желтые, то черные будто ночь. Это цветные линзы. Точно. Они сейчас за модой все гонятся. От этого не ясно у кого из людей настоящий цвет глаз, а у кого нет. Еще больше всего у новенькой поражали взгляд уши. Это типа она эльф? Или королевства чародейка? Может, назовет себя волшебницей? Ладно, девушки мечтали о большой груди: кремы разные пробовали, массажи интересные придумывали, некоторые на операцию ложились, а она не пойми кто. На что люди не пойдут, чтобы внимание привлекать.

Протеже. Нехорошее слово. Из-за него в жизни Арсенина было много проблем. Как бы он лучше не становился, сколько хороших дел ни делал, всегда был человек на ступень лучше мужчины – человек со связями. Сейчас он мог делать все что угодно, потому что стал в своих кругах могучим богом, но время не вернуть. Именно по этой причине босс решил: пусть девочка работает, а пока Сеня над ней немного поиздевается, таким полезно. Думают, все для них открыто? Нет. Арсений на работе не позволит. Хотя позволял. Знакомые знакомых часто брали у него работу.

Петровна будто чувствовала, не подпускала к Сене барышню.

Однако вышел случай и Арсенин увидел «протеже рыжика» в тот самый день, когда ее в тапочках застукал. Интересная девушка. Вроде милая, но вкуса в одежде не было: или древний свитер наденет, или черные колготки в жару, или этот хвостик из волос – терпеть его не мог. Соберет волосы, обмажет своим кремом и ходит. А он сидит все совещание и гадает – зачем? Волосы у нее черные, блестящие, красивые, а она их прячет, зато уши показывать в моду взяла. Не нравились Сене уши новенькой. Раздражали. Она пустышкой казалась из-за них. Ненастоящей. Сказочной. А ведь, ему про гостью в первый день доложили: на «принеси» девушка, но человек рабочий. Он даже передумал ее подстегивать.

А потом Талия пропала «по делам» и в кабинет только Олеся заходила, рассказывала какая новенькая хорошая. Арсений без рыжей знал, что кажется с выводами поспешил. И стал большой босс думать, чтобы на работу острые ушки забрать. Чего человек на смешные деньги живет? Предложил Петровне передать Талии, чтобы на целый день устраивалась. Девушка не откажет. У нее родителей не было, а деды в возрасте. Дом большой нужно за ним ухаживать: сад, огород, соседи, смотря какие попадутся.

К вечеру зашла гостья.

Разговор мужчина начал издалека, думал, сможет удержать тему и тут переклинило. Начал жаловаться, рассказал важный секрет. Обожал свои самолеты, хотел в небо, а она не поняла, подумала, Сеня обижает. В кабинете начала плакать. Ушла.

Через десять минут прибежала злая Леся, выразилась прямолинейно: пообещала рассказать Арине Витальевне – после догадался, что бабушка новенькой.

Девушка ходила туда-сюда, пока не поймал и не усадил в кресло.

– Арсений Леонидович, я Талечку устраивала не затем, чтобы каждый день после вашего кофе моя подруга плакала. Ее когда на дороге нашли с пробитой головой, после сказали никаких нервозов. А вы что творите? Ответили прямо – не подходит.

Карандаш мужчины остановился в воздухе:

– Не понял.

– Вы что-то недопоняли? – удивилась Леся.

– Подожди. Запутала. Как с пробитой головой?

– Ну, у них была антикварная вещица, – девушка кивнула на меч у стены, – кстати, ваша безделушка. Ее продали от греха подальше. – Арсений сделал жест, чтобы по порядку рассказывала.

Петровна кивнула:

– Я всех подробностей не знаю, но за семьей охотились мошенники. Говорят, выследили и Талию чуть не убили. Врачи сказали, что в голове может быть опухоль. Она лечилась долго, но сейчас вроде нормально. А вы…совести у вас, Арсений Леонидович, нет. Над больным человеком издеваетесь.

Сеня встал с кресла, Олеся тоже, усадил обратно:

– Где?

– Кто?

– Конь в пальто.

– В беке…

На душе было мерзко. Почему не сказала? Стеснялась.

Про такое многие мужики не поделятся, а тут красивая девушка. Ей семью нужно создавать. А кто на больную польстится? Правильно. Никто. Любовь в книжках бывает, сейчас все по рыночным отношениям.

Талия сидела на полу, поджала ноги, уткнулась лицом в колени, плакала.

Сеня церемониться не стал, у него времени не было:

– Почему не сказала, что была опухоль?

– А?

– Талия, я сейчас с тобой серьезно разговаривать буду. Поняла?

Девушка даже плакать перестала и немного опешила, но он последнее время людей только так брал, нагло.

– Теперь у тебя три дня отпускных, оплачиваемых. Дошло?

– Да…

– Это хорошо. Потом работаешь в прежнем режиме. Поняла?

– Да…

– Молодец. Теперь на сегодня твой рабочий день окончен. Вызову такси, отвезут домой вместе с Петровной.



Марина Галимджанова

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться