Восточная Корона

XI - Мир людей.

Сеня сидел на полу, качал Талию и пытался поговорить с ней.

Он сделал все, чтобы кровь, шедшая из носа, остановилась. Ватные тампоны с умываниями не могли. Холодное полотенце, положенное на горячий лоб, лишь на чуть-чуть привело девушку в чувство. Захотелось сказать ей много теплых слов. Но услышала ли она?

Неотложка приехала быстро. Мигая красными с синими огоньками без сирены, остановилась у подъезда. Через несколько секунд комната опустела, а двор вновь потемнел, и маленькие капельки с неба напоминали о том, что доме Арсенина была беда.

Хотелось курить. Сигареты доставать не стал. Надоело. Вместо утренних пробежек последние месяцы стоял на крыше комплекса и курил. Было много проблем, но произошедшее в цену не шло. Если он мог, то отдал все для девушки, главное, она осталась здоровой. И врачи, будто злые волшебники из сказки ничего не сказали. Лишь сухо предположили про переутомление, долго говорили непонятными терминами, а потом заявили – нужны снимки, анализы и прочее сложное для человека далекого от врачебного мира.

Сеня кивал, хмурил темные брови, вновь кивал. Дальше позвонил семье Талии, несложно объяснил ситуацию, думал, бабушка его девушки скажет несколько слов, но пожилая женщина холодно попрощалась.

Олесе тоже звонил. Девушка ответила не с первого гудка, выслушала историю, а потом вяло сказала, что приедет утром. Рыжика из больницы выписали не так давно. Приехали даже родители из России ухаживать за своей золотой девочкой. Петр позвонил официально: сухо спросил как дела, а дальше сказал, что Олеся не выйдет на работу. Арсенин такой исход ожидал, но все-таки…когда болела Петровна, каждый день отсылал конфеты с записочками от коллег, а тут вышло нехорошо, потому что утром подруга не приехала и вечером тоже. Арина лишь аккуратно закрыла входную дверь, медленно прошла в больничный коридор.

Бабушка у Талии Ивановны имела приятную внешность. С такой женщины вышел интересный портрет: сухая, высокая, с красными от слез глазами.

Женщина поздоровалась с мужчиной, дальше сказала, что дед пока не знает. У него проблемы с сердцем, так что волновать мужчину не будут. Наконец поправила высокую прическу и внимательно осмотрела собеседника.

– Вы должны отпустить ее, – высказалась старая женщина, – мы договаривались на другие условия, а в итоге почти полгода Талия работает на вас без выходных. Мне приятно знать, что моя внучка хочет быть самостоятельной, но не так.

– Я не могу ее отпустить.

– Вы должны, Арсений, все понимать.

– Я никому ничего не должен, – мужчина полез в карман за пачкой, но вспомнил, что они на территории, где запрещено курить, – пусть решает сама – она девушка взрослая. И не переживайте, скоро в помощь выйдет Олеся.

– Вы, считаете, что Леся вернется? Тогда почему она не приехала? Не позвонила или не послала смс?

Арсенин не выдержал, достал спичку, стал медленно жевать.

– Вы самоуверенный человек, – холодно сказала Арина.

– Желание Талии помогать другим, не отталкивает людей, а притягивает. Если хотите сказать, что я пользовался ей – это не так.

– Сергей взял отпуск, помирился с родителями жены и они уехали. Олеся могла позвонить Талии, но не захотела. Хотя моя внучка каждый раз приезжала в больницу к подруге. И что сейчас? Ее опять предал близкий человек.

– Что вы хотите сказать?

– Дайте ей свободу.

Сеня нахмурился. Как это понимать? Арина, наверное, намекала на работу. Никто из окружения не догадывался, какие отношения связывают пару. А если такие и были, то люди предпочитали молчать.

Однако объяснить женщине стоило, и человек стал осторожно подбирать слова:

– Давайте подождем решения врачей?

– Это не выход.

– Хорошо, допустим.

– Если вы захотите, то сможете все, – женщина сделала жест не перебивать, – хотите, чтобы она помогала? Тогда сократите рабочее дни до минимума, но это будет после того, как человек в белом халате выйдет и скажет, что с Талией все хорошо. Вы понятия не имеете про ее прошлую жизнь, а я знаю абсолютно все. Если она повторит подобное вновь – это убьет ее. Вас не было рядом, когда люди нашли девушку на дороге, и я не желаю даже злейшему врагу пережить такое. О, я перенесла не страх. Это был ужас. Именно поэтому прошу: пока ваши отношения не зашли, слишком далеко, подумайте, что вы хотите от этой девушки. Люди вашего положения могут все. Я помню тот вечер, когда вы привезли ее к нам. Она много рассказывала и я догадалась, что вы помогли найти ей семью.

– Я помог найти Талии семью? Подождите. Мы раньше были знакомы?

Старая женщина внимательно посмотрела на Сеню, а потом поджала сухие губы:

– Вы тоже ничего не помните?

Мужчина колебался. Бабушка, конечно, имела особенную проницательность, но рассказывать свои проблемы человеку со стороны он не хотел.

– Несколько лет назад я попал в аварию. Мне ничего, а у Сергея нога на две части. Дальше врачи заметили странную аномалию. Здоровье в порядке, но моя память, – он махнул рукой в воздухе, – моя память стала пропадать. Все было хорошо, а тут, словно кто-то нажал на кнопку «стоп» я и остановился.

Женщина побледнела. Она выронила сумочку из рук и как Талия прижала ладошки к лицу. Наверное, девушка позаимствовала жест у пожилой женщины.

Арсенин захотел осторожно выведать правду. Его очень интересовал тот момент: как могла Талия знать Арсения? Какие отношения у них были в прошлой жизни?

Похоже, старушка тоже строила догадки. Не больше его знала. Однако рассказы окружающих его интересовали. Они могли показать историю из прошлого, а выводы мужчина сделает сам. И странно как-то выходило – он все помнил, каждую деталь жизни, но если дело касалось Талии, то в голове оказывалась пустота. Будто кто-то взял ножницы и украл воспоминания.



Марина Галимджанова

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться