Восточная Корона

XV - Ваше Высочество

Принцесса…

Наверное, яркие платья носила, которые плечики оголяют, а все юбки у неё были кружевными. Или наоборот: платья пышные, с легким намеком на винтажный стиль, а может, тяжелая бархатная ткань делала ее милое личико старше. Какая она была? Такая же добрая и открытая девушка, как в мире людей или у сестры королевы имелся капризный характер?

Арсений пускал в кабинете бумажные кораблики в аквариум и рисовал плюс сто к воображению. Очень хотелось ее увидеть такой воздушной. Хороша, свежа, красива – будто роза. Конечно, платья с офисными костюмами Талии шли, но мечталось узнать Ивановну заморской леди Актавией. Благородная госпожа Варгана слыла не только принцессой, а еще была чародейкой, которая изгнала из колдовского мира злую ведьму. Ей надо было цветы дарить, а он ухаживал, как мог, потому, что не привык с барышнями «вокруг» да «около» ходить. Пришел, увидел и взял без всякой красивой лжи – вот весь Сеня.

С Талей захотелось стать лучше. После фа-шоу подарит ей золотое кольцо. Он решил оставить в прошлом печальные прогнозы, так как если головка болит – это не страшно. Все люди со временем уходят, кто-то раньше, а кто-то немного позже. Придет для нее «однажды». Может быть, завтра, а сегодня он сделает так, чтобы день был прожит не зря, главное, чтобы Талия немного улыбнулась.

Уговор на выходные оставался уговором.

Субботу с воскресеньем его девушка проводила с Арсениным.

Чаще спорили: Талия хотела ехать по грибы, а Арсений на природу. Она мечтала дедов порадовать, но его идея не вдохновляла. После разговора с Ариной в больнице, не доверял старой женщине. Не сложилось общение со знатной дамой, зато с дедом отлично общий язык нашли. Бывало, по рюмке выпивали, когда женская половина ехидно в коридоре шепталась. Арина, Талии пальцем грозила, чтобы ее мужчина деда приятностями не соблазнял. Девушка головой в ответ качала, мол, люди взрослые разберутся сами.

Он специально деда подбивал, чтобы бабка позлилась.

Талия секрет поняла, хитро прищурила глаза, а дальше сказала, отомстит.

На следующий день пришла к нему сама, закрыла двери под ключ, провела пальцами по воздуху, что-то необычное сделала. Сеня с кресла аккуратно поднялся, смотрел, Талия болеро на полу оставила, сама осталась в одних спортивных шортах. Хотел подойти ближе, но натолкнулся на невидимую стену, потрогал и, правда, будто щит. Показала острый язычок и была такова.

У Сени в груди кошмар творился, кипятком жгло. Хотел за ней пойти, положить на пол, дальше устроить мастер-карнавал, но лишь на руке синяк набил. Не пустила. Всю неделю дразнила, как кота. На выходные хотела сбежать, не дал, ухватил за руку да силой посадил в машину. Пока ехали в Кротовый Городок, обдумывал план, как ответно мстить будет. Думал, думал, ничего не придумал, только лед к руке приложил, отдал злой взгляд и пошел спать.

Утром пришла, осторожно прильнула к плечу и долго смотрела в потолок.

Арсений закрыл глаза, делал вид, что дремлет, а девушка подняла руку и медленно опустила. Он от любопытства даже глаза открыл, но ничего необычного не произошло. Комната была как комната: кровать, тумба, несколько кресел для одежды. Окно. Ветер слегка раскачивал тюль, зато милая лежала рядом и плакала.

Мужчина забеспокоился:

– Талия?

– О, – воровато вытерла слезы, – прости, я думала, спишь.

– Что случилось?

– Ничего.

– Как ничего? – стал заводиться он, – А почему плачешь?

– Это – так, – прошептала Талия.

– Ну? – подтолкнул он, – Это из-за синей папки? Так все нормально с твоими родственниками.

– Какой еще папки? – насторожилась собеседница.

Это он зря.

– Я проверял. По каналам.

– Ясно.

– Или ты злишься из-за последнего разговора?

Острые ушки если не хочет, то не скажет. К ней подход нужен. Только какой? – это вопрос. Может, кто обидел? Или она из-за последнего раза расстроилась, что Сеня не выдержал, проверил с нужными людьми догадки? Однако его опасения не подтвердись, стало больше загадок.

Теперь вот радости выходных – слезы.

– Давай, рассказывай, – опять начал Арсений.

– Все слишком у нас хорошо…

Серьезно? Он даже сел.

Ее точно выпороть нужно, как обещал, а не любовь вести. Что надумала, а? В плохие знаки играть захотелось? Как же. Пусть всегда будет хорошо! Люди, вон, на улицах милостыню просят, а Талия плачет из-за всяких глупостей. Или она про вора догадалась, что он Арсению угрожал? Как там было? Говорил, ударит из-за спины.

По коже, словно мурашки пробежали, прижал к себе крепко-крепко, будто в первый раз. Хотел сказать много хороших слов, но в ум ничего не пришло, как ветром сдуло. Просто обнимал ее, а мысли уносились куда-то вдаль. В памяти всплывали старые забытые образы. Аэропорт, девушка на ступеньках с теплой пронзительной улыбкой – вот оно счастье, которое хотелось поднять на руки и унести прочь от скучного мира. Дальше перед глазами была дорожка на лесной опушке, там далеко...



Марина Галимджанова

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться