Восточная Корона

XVI - Роза для чужой женщины

Понедельник. Машины стоят в пробке. Наше авто ждёт, когда эвакуатор сделает это – уберет с проезжей части спортивную иномарку молодого парня, который показывает полицейскому неприличный жест. Он думает, что один звонок решит всё, но многое далеко непросто.

Вокруг нас высокие здания, пищащие авто, возмущенные люди, а мы находимся за тонированными стёклами, и это ужасно заводит, если не жара, то мой мужчина получал удовольствие. Однако лето превратило мегаполис в игры безумной толпы. Дождь шел на прошлой неделе и после этого ни капли на асфальт. Люди терялись в догадках, как легче одеться. По этой причине Сеня курил в открытое окно, а я поправляла прическу, так как мне не нравилось положение наших погодных дел – вечером воздух еще жарче утреннего. Куда двигаться? Взять отпуск или спрятаться под ветками сирени? Ни первое, ни второе не спасет.

Помогал с решением проблем Арсений. Он был молодец на выдумки: лед в воду, прохладный душ или айс на охладителе воздуха. Благодаря таким хитростям наш роман длился около года, а если брать период до заклинанья, то больше четырех лет. Да, мы были странной парой, но все-таки это правда – и, правда, в том, что наш день длился, как последний. И мне все равно на то, как осудят умные люди. Пусть молодые барышни мечтают о накаченном принце, мне дороже всего Арсенин.

Однако «порядочные» девочки за спиной все-таки шептались, показывали на меня пальчиком: это она. Некоторые морщили личико, находя не очень привлекательной. Были такие люди, кто открыто издевался – записочки подбрасывали на стол, цветы желтые дарили с иголками в лепестках, куклу Вуду или присылали по почте пошлое видео.

Другая часть офиса тихо сочувствовала, зная, крутой нрав шефа. На столе я постоянно находила подарки: шоколадки, изюм, восточные сласти, иногда открытки с добрыми пожеланиями. Например, день радости или день всего сладкого. Чаще их не подписывали, а цветы на моем столе стояли каждый день. На новую неделю бывало, что разных сортов.

Иногда я получала злые неодобрения. Девочки специально не замечали «больную». Другие, искали дружбу, чтобы подняться по карьерной лестнице. Некоторые мечтали попасть на мое место, но после диалога с Арсением, находили его слишком неинтересным. Они не догадывались, какой он классный, не бросил в сложной ситуации, наоборот, помог. И остался со мной, а я думала, поиграет да забудет. Вышло иначе.

Вечером все должно быть как всегда: подождала, пока народ разойдется по домам, немного поиграла с воздушной магией, убедилась, она работает в нижнем мире, дальше пошла к милому. Бармалей любил, когда белая кофточка расстегнута, будто давала намек. На ногах не было туфелек, а волосы…ну, как получится. Настроение у него разное бывало, чаще складывалось неожиданно.

В этот день многое случилось спонтанно.

Нога неприятно подвернулась, и я сломала каблук. Пока возилась с туфелькой, успела лишь забронировать столик на двоих. На большее воображения не хватило. Хотя этот маневр у нас был вчера. Что делать? Однообразие Сене не нравилось. Он в отношениях «разное» обожал, а я с ума сходила от его легких костюмов и дорогого одеколона. Особенно нравился басовитый голос – низкий, с хрипотцой.

Как замечательно, что у меня подвернулась нога.

Не успела пройти в холл, как из кабинета Арсения Леонидовича вышел нежданный гость. Девочки от нового акционера аэропорта тихо «пищали». Молодой человек, словно с обложки журнала сошел. Нос как у римского бога одолжил, а глаза синие и красивые. Особенно девушкам нравились светлые волосы, которые завивались в небрежные кудряшки.

Меня Рун Эдуардович не привлекал. Слишком красивый и ухоженный парень, такому только белые яхты подавай или блондинок с большой грудью. Не удивлюсь, если у него есть очаровательная жена, такая платиновая блондинка в стиле нежные шестидесятые, а еще любовница, девушка из пин-ап.

На миг его красивые глаза подарили мне заинтересованный взгляд, но через секунду молодой человек смотрел прямо перед собой.

– Твой босс домой собирается, что-то поздно кофе подаешь.

– Добрый вечер, Рун Эдуардович, – за время работы с клиентами Сени, я успела привыкнуть к наглым выходкам протеже, – вы не просили подать. А вечером, Арсений Леонидович, любит. Вот и несу.

– Как тебя зовут?

– Талия Ивановна.

– Значит, это ты, – тихо сказал похититель женских сердец.

Странный разговор. Что он имел в виду? Они обо мне говорили?

Скорее этот Рун очередной сплетник или любитель послушать. У нас девочек в офисе много красивых, значит, одна из «пастельных» поделилась «общими секретами».

Ну и пусть. Мне все равно. Этот холеный пингвин через пять минут о секретарше без туфель забудет, а мне Бармалею объяснять, почему долго наверх поднималась.

– Вы что-нибудь еще хотите? – вопрос с подвохом, переводится просто: шли вы отсюда, а?

Молодой человек намека не понял, забрал из тарелочки кусочек сахара и положил в рот:

– Хочу. Твой номер телефона.

От такой наглости я растерялась:

– Нам не положено.



Марина Галимджанова

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться