Восток - дело тонкое

О видах наказания и везении

— Агния! Да проснись же ты! — вопил взбудораженный Джехен, прыгая по моей груди и призывно хлопая крыльями. — Я же вижу, что ты не спишь!

Я нехотя заворочалась на своем ложе, запоздало подумав о том, что надо было бы запереть этого наглого пройдоху дракончика на балконе, чтобы не прыгал ни свет ни заря по моим апартаментам. Второй день подряд меня будят! Непорядок!

— Джехен, иди, погуляй… — пробубнила я, не отрывая головы от подушки. В голове шумело, а по телу свинцовым грузом разлилась усталость. Видимо, последствия вчерашнего колдовства так отразились на моем самочувствии. Я чувствовала себя выжатой и разбитой, поэтому даже не попыталась скинуть надоедливую ящерицу с кровати.

— Смотрю, идешь на поправку, — язвительно отозвался дракончик, переползая на мою подушку. — Ты хоть осознаешь, какую кашу-то заварила, милочка?

Джехен постарался поудобнее устроиться на подушке, неловко задев кончиком своего шершавого хвоста мою щеку. Щека тут же отозвалась саднящим зудом и покраснением.

— Неа, — недовольно отозвалась я, касаясь пострадавшей кожи. — И меня это совершенно не интересует!

Вот тут я нагло соврала. На самом деле я, еще вчера затаив опаску, ждала немедленной расправы над своей персоной. Стоило только схлынуть волне адреналина, как мне начали досаждать навязчивые мысли. Впрочем, вчерашняя усталость взяла верх над разумом попросту «отключив» меня.

Утром же, стоило только Джехену разбудить меня, эти трусливые мысли тут же вернулись и прочно засели в моей буйной головушке.

Да, я отлично осознавала, какой приговор может отдать Рауль Джуманужи под напором справедливо разгневанного народа. Нравы тут были дикие, особенно если речь заходила за какое-либо национальное увлечение. И мне оставалось только гадать, когда за мной придет стража, чтобы отвести на место казни.

— Совсем ты, видимо, умом тронулась… — упавшим голосом прошептал присмиревший Джехен. Он смерил меня взволнованным взглядом и даже притронулся к моему лбу своей когтистой лапкой. — Я еще, между прочим, жить хочу! И жить хочу долго и счастливо, кстати! А еще кое-кто обещал меня расколдовать!

Я внимательно слушала испуганную и даже слегка запинающуюся речь Джехена. Это он только с виду кажется таким храбрым сорвиголовой. На самом же деле он такой же трус, как и я.

А может и вовсе не трус? Скорее тот, у кого есть хоть какая-то доля здравомыслия и инстинкта самосохранения, которого так сильно не хватает мне. Джехен бы точно не побежал защищать интересы вархов перед лицом разгневанного демонейского общества.

— А чего ты так всполошился-то? — наконец подала голос я, нарушив образовавшуюся в комнате хлипкую атмосферу затишья. — Такое чувство, словно это тебя сегодня казнить будут!

— Будут! — испуганно выкрикнул дракончик, возмущенно фыркнув, тут же перелетая на потолочную балку. — Ты просто здешних законов не знаешь. Казнят тебя, значит, казнят и меня.

Я уже было открыла рот, чтобы ответить, но скрип открывающейся двери перебил меня. Тело невольно напряглось, а руки машинально сложились щепотью, готовые в любой момент дать отпор.

В комнату без стука вошел уже знакомый мне бес-прислужник в сопровождении вооруженной стражи. Лица у всех были собранные и решительные. Не мешкая, стража подскочила ко мне и, подняв за локотки, вывела из спальни. Где-то сзади за своей спиной я слышала возню и приглушенное шипение Джехена. Видимо, дракончик был прав. Для него мой несанкционированный бунт тоже стал фатальным.

Мое сердце испуганно трепыхнулось. Только тут я вспомнила, что растратила весь свой энергетический потенциал на наложение сложного охранного заклятия. Этот факт отнюдь не придал мне уверенности в собственных силах.

Всю свою сознательную, да и бессознательную жизнь тоже, я пользовалась услугами магии, не особо заботясь о последствиях. Я всегда знала, что мои способности выручат меня из любой сложившейся передряги. И лишь осознав свое магическое бессилие, я смогла трезво оценить сложившуюся ситуацию. А ситуация как раз складывалась не самая радужная. Нас, без суда и следствия, ведут на эшафот. А в том, что это был именно эшафот, я не сомневалась. Иначе, с какой стати стали бы за нами посылать вооруженных солдат?

Я испуганно замотала головой, с надеждой вглядываясь в лица проходящих слуг и служанок, подсознательно пытаясь углядеть моего «спасителя». Встречаясь со мной взглядом, слуги смущенно отводили глаза и старались поскорее скрыться из виду. Только тогда я окончательно поняла, что помощи мне ждать не от кого. Это не Объединенное Королевство, где за мои глупости меня отмазывал магистр. Тут нет никого, кто мог бы мне помочь. Все эти слуги подчиняются своему властелину. Я же для них просто наглая самозванка, посмевшая оскорбить короля и весь его народ, пришедшая невесть откуда и начавшая качать права.

По моей коже пробежалась стая мурашек. Я виновато понурила голову. От всех этих мрачных мыслей мне захотелось разреветься. Впервые за много лет мне стало по-настоящему страшно за свою жизнь.

Я уже готова была слабовольно сдаться, наткнувшись на препятствие, которое я была не в силах преодолеть. Именно в тот момент я заметила, что стражники куда-то свернули с главной галереи, ведя меня не на эшафот, а куда-то вглубь дворца. Это открытие стало для меня тем самым спасительным лучом надежды, озарившей тьму, что овладела душой.

Нет, если я и погибну, то точно не сегодня. У меня, между прочим, еще куча планов на жизнь, которые я не успела воплотить! А они меня казнить собрались! Нет, так не пойдет!

Я с радостью уцепилась за эту идею, попытавшись сконцентрироваться только на ней. Мне больше никак нельзя было впадать в панику, или же вспоминать о том, что магия пока мне неподвластна. Эти мысли только разрушали, сбивали с толку и полностью мешали думать.



Ляксандр Македонский

Отредактировано: 24.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться