Восток - дело тонкое

Эпилог

Солнце светило ярко, изнуряя и медленно поджаривая мое многострадальное тельце. Как назло, на небе не оказалось ни одного, даже самого захудалого облачка, чтобы хоть ненадолго прикрыть палящее светило.

Я поморщилась, утерев пот со лба. Публичное прощение оказалось не самой приятной штукой. В качестве повинной меня пристроили на задний двор прибирать в хлеву у свиноптиц. Эти необычайно вкусные твари оказались жуткими грязнулями, предпочитая вести наземный образ жизни, загаживая свои стойла и вольерчик.

Я бодро схватилась за лопату, выкинув на тачку очередную горку пахучего амбре. Одна из хрюшек лениво рухнула, посверкивая розовым пятачком. Ее небольшое грязно-серое крылышко лениво приподнялось над жижей, на манер обычного уха. Кажется, этим тварям ни запахи, ни жара не мешали кайфовать, развалившись в помойных лужах.

— Дались мне те вархи… — прошипела я, с ненавистью поглядывая на посапывающие рыла откормленных свиноптиц. На данный момент шла третья неделя моего смягчающего приговора. Мне же казалось, что я уже век проработала на этой помойке. По моим подсчетам осталась всего неделя исправительных работ, а потом коллективным решением Демонея официально отказалась от своих притязаний выдать меня замуж за Рамзеса. Я же клятвенно пообещала второму принцу, что обязательно приеду в гости как-нибудь.

— И правильно! — раздался бодрый голосок Джехена у меня за спиной. Парню хорошо досталось на играх. Оказалось, в тот момент, когда он мешком полетел на землю, то еще и камень выпустил из лап. Последний же, наплевав на все правила гравитации, полетел прямо в сетку противника. На благо, вес Джехена позволил непокорному камешку долететь до цели. Сам Джехен отделался многочисленными ссадинами и царапинами и еще неделю строил из себя раненого героя. — Моя мама всегда говорила, что активисты всегда огребают! Мы еще хорошо отделались!

— Правда? — удивленно спросила я, поворачиваясь к дракончику. — Вот свезло! Я, навоз, солнце и свежий воздух — ну чем не романтика!

— Главное — правильный настрой! — поддакнул дракончик. — Кстати, когда твой Фентифлюшкин уже снимет мои чары?!

Я невольно усмехнулась. Судя по туманным ответам магистра, заклятие оказалось ох каким мудреным! И в Демонее, без надлежащих настоек, он не брался снимать заклятие. Дракончика об этом известили первым, но он все равно каждый день переспрашивал. И я его отлично понимала.

Раздумывая над этой несправедливостью, я вдруг вспомнила о нечаянно брошенном обещании расцеловать Джехена во время игры в «кровавый футбол».

— Джехен, а ну закрой глаза! — приказала я, стараясь не краснеть. Я твердо решила сдержать хотя бы это простое обещание. В конце концов, дракончик это заслужил.

Джехен настороженно посмотрел на меня, но послушался. Я же тихонько подкралась к его насесту и, подпрыгнув, чмокнула прямо в чешуйчатую мордочку.

— Предупреждать надо! — завопил смущенный Джехен, от неожиданности сорвавшись с облюбованного местечка. Увы, благополучно приземлиться у него не получилось. Тело дракончика заволокло темным, чернильным дымом.

Я побледнела, бросившись на выручку. И каково же было мое удивление, когда прямо в ближайшую лужу, распугав свиноптиц, приземлился абсолютно голый, незнакомый мне парень.

— Ты кто? — боязливо спросила я, наставив на ошарашенного незнакомца лопату.

Парень тут же глянул на меня, затем на себя и, залившись трогательным румянцем, попытался прикрыть срам. Я охнула, отвернувшись и бросив лопату. Нет, не полагается порядочным девицам смотреть на такое…

— Чего охаешь? — раздался возмущенный голос парня. — Агния, не тупи! Принеси мне лучше полотенечко какое-то! Жижа эта вонючая очень!

— Джехен? — не веря своей догадке, спросила я, все еще не решаясь оглянуться.

— Ну, а кто еще! — ворчливо отозвался парень. — Да не стой же ты столбом!

Я мотнулась в пристройку для слуг, судорожно соображая, что же произошло. Порывшись на кухне, я нашла пару полотенечек и выскочила обратно под неприязненные взгляды остальных слуг. С самого первого дня они меня невзлюбили, предпочитая держаться в стороне.

Лишь дойдя обратно меня осенила ясная и единственно возможная догадка: чары развеялись, потому что было соблюдено одно очень каверзное условие нейтрализации, именуемое поцелуем юной девы. В старые времена, когда магия была сильнее, этот метод считался универсальным в снятии чар. Но впоследствии о нем забыли. И сохранились рассказы о подобном только в сказках да легендах, которые нам преподносили как вымысел. Наверное, поэтому мне и не пришло в голову снимать чары дракончика таким способом.

Джехена я застала уже окончательно высвободившимся из плотной вонючей жижи. Я подскочила к нему, передав полотенца, и отвернулась, украдкой разглядывая его человеческую ипостась.

Да, парнишка явно мог похвастать своим телосложением. Широкий в плечах, мускулистый и загорелый, с копной непослушных угольно-черных волос он сразу показался мне достаточно симпатичным. Именно тут мое внимание привлекла небольшая татуировка, украшающая его шею.

— Ой, а что это у тебя? — не выдержав, спросила я, развернувшись и попытавшись убрать спадающую на татуировку прядь волос.

— Н-не смотри! — заикаясь, ответил парень, попытавшись прикрыть загадочную татуировку рукой.

— Ой, да ну! — хохотнула я, отведя его руку, и тут же испуганно взглянув на открывшуюся полностью татуировку, отшатнулась. Однажды я уже видела подобный знак, в учебнике истории. — Так ты принц?!

<tab>Лицо парня стало бордовым. Он мгновенно прикрыл открывшийся компромат и, оглянувшись, зашептал:

— Да, я тринадцатый принц вольного государства Краосса, Агния. Да, я сбежал из дворца, и даже не спрашивай почему! И да, я совсем не хочу, чтобы ты предавала это огласке! — закончил свою тираду взволнованный парень.



Ляксандр Македонский

Отредактировано: 24.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться