Вот, что крест животворящий делает.

Размер шрифта: - +

Вот, что крест животворящий делает.

Несмотря на такое юмористическое название, вызывающее в памяти легендарную комедию Л. Гайдая, эта история оставила в моей памяти глубокий, неизгладимый след. Прошло уже много лет с той поры и из маленького мальчика я уже давно превратился в мужчину с седеющей бородой, но до сих пор мне иногда снятся эти события и я просыпаюсь посреди ночи в холодном поту.

Когда я был маленький. Ну не совсем маленький мне было четырнадцать лет. Я целое лето прожил в деревне у моей бабушки. Жил я там потому, что мои родители по профессии геологи в то время находились в длительной командировке в братской республике Монголия. Они вели геологическую разведку в степях и детям там делать было ну абсолютно нечего. Не скажу, что я сильно переживал по этому поводу. Для меня Монголия была какая-то эфемерная страна, с которой я был знаком лишь по историческим книгам про татаро-монгольское нашествие. Поэтому я с лёгким сердцем отправился в деревню. Моя бабуля – добрая старушка с удовольствием приняла меня пожить к себе потому что, во-первых, она меня любила, а во-вторых, она жила одна и любимый внук рядом это было лучшее средство скрасить её одиночество.

Деревня, в которой мне предстояло жить, была небольшим населённым пунктом, находящимся в живописном местности. Представьте себе два десятка изб утопающих в зелени, протекающую в полукилометре речку и огромный лес, раскинувшийся за рекой. В общем, для любознательного пацана там было непаханое поле для исследований, проказ, приключений и весёлого времяпрепровождения. Деревню в основном населяли люди пожилые, что было неудивительно, так как молодёжь давно переехала в город в поисках лучшей доли. Но мне повезло. По соседству жил парень моих лет – Игорёк и мы с ним свели крепкую дружбу. Однажды Игорь рассказал мне о том, что в лесу за нашей деревней, есть развалины старинной дворянской усадьбы и что там водятся привидения. Я не поверил, но Игорь сказал, что это правда и что если я хочу он может отвести меня туда. Я согласился. Мы договорились не откладывать этот поход на потом, а завтра и пойти. Конечно, в глубине души я не верил, но в любом случае рассказ Игорька заинтриговал меня.

Утром Игорь зашёл за мной часов в семь утра. Бабушка поворчала, куда это нас в такую рань понесло, но мы сказали ей, чтобы она не волновалась, так как мы на целый день пойдём на речку и она успокоилась.

Лес встретил нас утренней прохладой и гомоном птиц в кронах деревьев. Это мы – люди недавно проснулись, а лесные обитатели бодрствовали уже давно и сейчас их лесная жизнь была в полном разгаре. Мы шли по тропинкам всё больше и больше углубляясь в дебри леса. Вскоре тропинки закончились и мы пошли сквозь заросли по приметам, которые были ведомы только моему другу.

- Игорёха,- спросил я, - а ты уверен, что мы правильно идём?

- Не боись,- ответил он, - я там уже сто раз бывал

- А что это за развалины?- не унимался я.

Игорь, не оборачиваясь, ответил мне, что его дед рассказывал, о том, что давно, ещё при царе там была барская усадьба. Проживавший в усадьбе граф владел всей окрестной землёй, в том числе и нашей деревней. Во время Гражданской войны его и всех кто жил в усадьбе поубивали и с тех пор она стоит заброшенной. Никто туда не ходит, потому что после смерти этого графа там стали водиться привидения. Я хмыкнул, но не стал больше расспрашивать.

Примерно через час мы вышли на большую поляну, на которой стояла усадьба. На удивление она неплохо сохранилась для здания, которое стояло заброшенное более семидесяти лет, по крайней мере, это было здание со стенами и крышей, а не груда развалин. Усадьба смотрела на нас тёмными провалами окон похожими на глаза зомби – существа мёртвого, но способного к неосознанным физическим действиям. Ещё большее сходство с ожившим мертвецом усадьбе придавали облупленные, растрескавшиеся стены с остатками когда-то великолепной лепнины, украшавшей фасад здания, а ныне свисавшей со стен как клочья одежды на вышеупомянутых персонажах американских фильмов ужасов. Да и весь вид мёртвого дома производил тягостное и гнетущее впечатление.

Мы остановились недалеко от входа. Игорь сказал, что если я всё ещё не верю в привидения, то должен войти в двери усадьбы, пройти по коридору и вылезли из окна крайней комнаты. Честно скажу, что мне уже совсем не хотелось входить под своды этого мёртвого здания, но признаваться в том, что я испугался перед единственным другом тоже не хотелось. Я потоптался на месте под насмешливым взглядом Игоря и потом, глубоко вздохнув, решительно направился к дверному проёму. На входе я обернулся. Игорь стоял не шевелясь и следил за мной сосредоточенным, серьёзным взглядом. Он махнул мне рукой и сказал, что никуда не уйдёт, а будет ждать меня возле того места где надо будет вылезти. Я повернулся и вошёл в дом.

Тишина и ничто, тлен и запустение, пыль и забвение вот те слова, которыми можно было бы охарактеризовать атмосферу внутри усадьбы. Случалось ли вам заходить в нежилое помещение? Чувствовали ли вы, то неуловимое ощущение отсутствия живого человеческого тепла в этом месте? Если да, то это было лишь слабое подобие того, что царило в этой мёртвой усадьбе. Казалось, что душа покинула это место и оно уже не принадлежит этому миру, в котором светит солнце, поют птицы и люди радуются своим маленьким радостям. Но и к миру неодушевлённой природы оно тоже не принадлежало. Даже в каком-нибудь булыжнике, что валяется на обочине дороги и то было, наверное, больше жизни и тепла чем в этом мёртвом творении человеческих рук. Из большого холла, который сейчас назвали бы прихожей, вел один коридор и разрушенная лестница на второй этаж, поэтому я не стал размышлять, а быстро пошёл по коридору, стараясь ни о чём не думать, а поскорее миновать пространство от входной двери до конца этого тёмного коридора. Я шёл по коридору и остатки моей храбрости таяли на глазах. Было такое ощущение, что меня обволакивает некая незримая оболочка и начинает постепенно моё тело и мысли в то подобие гниющего существования, которое царило вокруг. Казалось, что я попал в огромный желудок, который теперь медленно и незаметно переваривает меня. Я подошёл к искомой комнате уже в полной прострации. Мысли путались в голове и набегали одна другую как волны на берег. Также как волны они разбивались на мелкие кусочки и бессильно откатывались обратно, чтобы на их место пришли другие, которые постигнет та же участь. Я ничего не соображал и двигался уже автоматически. Дёрнув за трухлявую ручку, я отворил дверь и шагнул в комнату. Всё то, что я чувствовал и переживал пока шёл по коридору, не шло ни в какое сравнение с накатившим на меня ощущением в этой комнате. Мне показалось, что я с головой нырнул в зловонную болотную жижу. Я судорожно вздохнул и мне показалось, что вместо воздуха в мои лёгкие проскочил огромный комок плесени с шевелящимися в нём червями. В комнате не было ничего, ни мебели, ни паутины, ни чудовищных монстров, порождённых мёртвым домом, но я шёл как в воде, преодолевая какое-то незримое сопротивление. Сердце колотилось и чудом не выскакивало из груди. Неожиданно для себя я поднял руку и перекрестился. Не знаю, с чего бы я решил так поступить, ведь и в церковь я ни разу не ходил, да и родители мои были люди не религиозные. Но как только я осенил себя крестным знамением, то почувствовал, что мне стало легче дышать, броуновское движение мыслей под черепной коробкой прекратилось и я весь покрытый потом, на ослабевших ногах подошёл к окну и упал грудью на подоконник.



Денис Кин

Отредактировано: 27.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться