Вот еще!

Размер шрифта: - +

Глава 16

 

      Сразу в фамильный особняк Сириус нас не повел. Сказал, вначале проверит его на сюрпризы. Мало ли что его выжившая из ума мамаша могла перед смертью оставить. Мы, в принципе, не возражали. Зачем попусту рисковать. Видимо, Блэк оказался прав. Восемь дней мы предавались ничегонеделанью. Загорали у бассейна, купались, ходили в кино и по всяким выставкам-музеям. Однажды безлунной ночью даже полетали немного. Любимым развлечением стали велосипедные прогулки. Взять все для пикника и уехать на целый день за город, что может быть лучше. Свежий воздух, природа, лес, озеро под боком, лепота. Еще и поколдовать можно спокойно, обеспечить себе комфорт и уединение.

 

          Хорошо, в общем, отдыхали, но вскоре пришлось браться за дело. Сириус прислал порт-ключ, который перенес нас в Хогсмид, из которого камином мы переместились в старинный особняк древнего, благородного и жутко темного рода Блэков. Бодрящая в домике была атмосфера, словно в древней усыпальнице поверх гекатомбы построенной. Такое чувство, что в некрополь попал. Это сколько же народу в подвале упокоилось. Неудивительно, что дом покинут, и Блэков давно за бешеных считают. Нам тут определенно понравится, а дышится-то как легко.

 

          Сириус выглядел весьма потрепанным, похоже, его мамочка перед кончиной тут действительно повеселилась, расставляя магические ловушки. Вообще я удивлен, как он в каноне в этом доме безвылазно просидеть мог. Маг Блэк, конечно, не из последних, но если у него осталась хоть какая-то связь с магией особняка, да уж, похоже, ему стоит родительнице спасибо сказать, что из рода выкинула и с гобелена выжгла. Хотя, пожалуй, из рода я загнул, не в ее это власти было, частично разве что, так сказать, урезать временно в правах, будучи леди Блэк. Ладно, дела семьи — это дела семьи, мне как-то не до заморочек чужой фамилии, со своей бы разобраться.

 

          Библиотека темного рода внушала уважение как объемами, так и эманациями, да тут половину книг в руки брать опасно. Крестный, конечно, проорал с волшебной палочкой в руке, что, как нынешний глава дает, мол, право гостям любые книги читать, но на всякий случай рекомендовал пользоваться перчатками из драконьей кожи, ментальные щиты держать крепко и на всякий случай раскрывать гримуары от себя. Бывали иной раз неприятные прецеденты даже с чистокровными Блэками. Сам Сириус к печатному слову вообще и фамильным знаниям в особенности испытывал отвращение, поэтому, спустя пару дней, убедившись, что мы неукоснительно соблюдаем правила безопасности, начал нас оставлять одних.

 

          За месяц мы благополучно «перещелкали» всю библиотеку рода, попутно удалось и от крестража избавиться. Случилось это просто и совсем не героически. Хоть крестный и приказал местному домовику нас слушаться, тот все равно норовил подгадить. Доверять Кикимеру готовку означало получить совершенно несъедобную бурду. В общем, к плите приходилось периодически вставать самому. У любимой было много талантов и достоинств, но кулинария к их числу, увы, не относилась. Пару недель я спокойно кашеварил под бурчание старого домовика, всех это устраивало, никто интереса к данному процессу не проявлял. Вот в начале третьей недели занимаюсь себе тихо-мирно обедом, рядом Кикимер крутится, все надеется, что его брюзжание заставит меня отвлечься и хоть палец порезать. Наивный, ему до Снейпа как мне пешком до Луны.

 

— Слушай, чудо лопоухое, давай сделку, ты ведешь себя, как и положено приличному домовому эльфу, а я тебе одалживаю кинжал, которым ты уничтожишь медальон, что дал тебе любимый хозяин.

— Согласен!!! — как можно шепотом так орать, какая-то эльфийская магия, наверно.

— На, держи, — протянул трясущемуся домовику Песца, — смотри, сам не порежься, помрешь и так хозяйское повеление не выполнишь.

 

          Кикимер, благоговейно взяв кинжал, с хлопком исчез, через секунду по дому разнесся дикий ментальный вопль боли. Вот и нет еще одного крестража. Хлоп, домовик вернулся. Смотрика ты, спина прямая, глазки блестят, ну прям упырь кровушки насосавшийся, вон как скалится в блаженной улыбке.

 

— Господин, благодарю вас, добрый господин, — поклонился ушастый, аккуратно положив кинжал на стол.

— Молодец, ты выполнил волю хозяина. Сходи похвастайся портрету госпожи, но про меня ни слова, ты сам справился, пусть Вальпурга гордится.

— Как пожелает господин. Позвольте мне помочь вам с обедом?

— Нет, я люблю баловать свою невесту.

— Достойное хобби, сэр.

— Ступай уже, обрадуй мою двоюродную бабушку. Пусть я ей и не нравлюсь, но все же мы родня.

— Гарри, ты почувствовал?

— Глупый вопрос, любимая, конечно, почувствовал.

— Весьма похоже на…

— Гибель крестража. Думаю, стоит Сириусу рассказать, пусть выяснит, что случилось.

— Да, не стоит нам в чужом доме шариться.

— Согласен. Садись за стол, обед почти готов.

 

          Кикимер про меня благополучно умолчал, рассказав Сириусу что уничтожил крестраж Воландеморта, добытый его братом Регулусом. Крестный аж расплакался, когда узнал, что младшенький вернулся к свету и ценой своей жизни искупил грехи прошлого. Насчет искупления и общей адекватности поведения братишки я бы поспорил, но зачем. Захотелось тому с чего-то самому зелье хлебать, а не поручать это домовику или кому еще, взятому под империо, ну и черт с ним. Сам себе злобный буратино. Запретил Кикимеру себя спасать, так кто ж ему доктор. Ладно, сойдемся на том, что он действительно раскаялся и во искупление решил самоубиться. Герой. Точка.



MrDog

Отредактировано: 06.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться