Вот еще!

Размер шрифта: - +

Глава 19

 

      После праздничного пира устроили небольшой междусобойчик. Чисто поздравить друг друга с успешным окончанием первого тура. Попили сливочного пива, вежливо отказавшись от притащенного близнецами контрабандного огневиски. Парни настаивать не стали и даже сами воздержались от его употребления. Трясти всех давно перестало, но поделиться эмоциями с тем, кто их поймет, желание имелось. Вышел этакий вечер хвастовства наоборот. Соревновались в рассказах о том, кто больше испугался. Бесспорной победительницей стала Флер. Парни дружно ей уступили, джентльмены же.

 

— У вас есть идеи, что это за вопли из яйца раздаются, когда его открываешь? — спросил Фред, мы с Герми вообще близнецов сильно расстраивали тем, что никогда их не путали.

— Это песня-подсказка, — хмыкнула Флер, поймав мой кивок, ее слух позволял с пятое на десятое разбирать русалочьи голоса на воздухе.

— Просто откройте его под водой и сразу все поймете, — добавила она.

— Э-м, спасибо.

— Да не за что, — пожала плечами девушка, — у меня не совсем честное преимущество, — улыбнулась полувейла.

— Под водой, — задумчиво протянул Седрик, — видимо, и испытание под ней же будет проходить.

— Угу, а единственное место для этого подходящее — черное озеро.

— А там русалки с тритонами водятся?

— Именно, Флер, именно. Водятся и еще как, там даже гигантский кальмар есть. Тебе в воду лезть никак нельзя, слишком уж в тебе сильна кровь вейл. Не будем водный народ провоцировать.

— И что мне прикажешь делать? Просто стоять и смотреть?

— Да. Попробую справиться сам. У кого-то есть идеи, как под водой час продержаться?

— Заклинание головного пузыря, — тут же предложил Седрик.

— Анимагия, — сказал Крам и превратил голову в акулью.

— Жабросли, — высказался Невилл.

— Трансфигурация, — улыбнулась Луна.

— На анимагию, боюсь, нет времени, тем более сомневаюсь, что моя форма будет с жабрами.

— Пф, частичные преобразования доступны любому и в любую форму, хоть кадавра делай.

— Тогда тебе, Виктор, стоит нас этому научить.

— Нет проблем, завтра и займемся.

— Вот и договорились.

 

          Преобразования себя-любимого вообще-то изначально разрабатывались волшебниками с весьма практической целью — противостоять оборотням и вампирам. Против их физических возможностей порой никакое волшебство не помогало, только боевая трансформация. В этой полузвериной форме обычный человек мог вполне на равных потягаться с любым гуманоидным монстром магического мира. Кто уж додумался довести ее до логического завершения и зачем — вопрос отдельный. Скорей всего, имел место чисто научный интерес, потому как практической пользы было весьма немного. Ладно там мышь или какой жучок-паучок, но большинство оборачивалось в достаточно крупных животных. Впрочем, если верить записям пятивековой давности, форм могло быть сколько угодно, собственно, метаморфомаги так и появились в свое время. Насобачились так тело менять, что умудрились это в геноме закрепить.

 

          Вообще, если так над каноном задуматься, то очень много интересных и противоречивых моментов вылезет. Например, оригинальный Гарри научился телесного патронуса на третьем курсе вызывать и все охали-ахали, что это — высшая магия и вообще вау как круто. И чего? На пятом он кучу ребят этому заклинанию обучил. Как-то не стыкуется. Гермиона сложнейшее зелье в туалете на втором курсе сварила. Ну тут может ей кто помогал тайно, утверждать не буду. Хотя зачем бы это кому-то вдруг понадобилось — тот еще вопросец. Детишки на первом курсе учатся чары на ананас накладывать, заставляя его танцевать. Это вообще-то артефакторика, пусть азы, но сам факт создания зачарованного предмета налицо. Те же близнецы чего только не изобрели за годы в школе. Тут тебе и заклинания, и зелья с артефактами. Талантливые ребята, кто же спорит, но уж никак на гениев не тянут. Северус наш Снейп в свою бытность школьником тоже отметился созданием далеко не безобидных заклинаний, одна только его Сектумсемпра многого стоит. Гермиона на том же пятом курсе умудрилась создать мешочек с чарами расширенного пространства и фальшивые галлеоны с протеевыми чарами. Это, знаете ли, тоже не слабо. Если бы школьников нормально учили и давали простор для творчества и приложения сил, но, увы, зашоренными глупцами управлять куда как проще. Ладно, не будем о грустном.

 

— Итак, — начал «профессор» Крам вводную лекцию по частичным преобразованиям тела, — есть два подхода к анимагии известных мне. Первый, так называемый классический или старый, его рассматривать нет смысла, потому что долго, нудно, малоэффективно и давно уже никем не применяется. Второй, новый подход, разработанный лет сто пятьдесят назад. Суть его в том, что при помощи заклятий трансфигурации один волшебник превращает другого в животное. Превращаемый должен внимательно следить за процессами, сопровождающими изменение, и потом стараться их повторить самостоятельно.

— Профессор Крам, у меня вопрос, — подняла руку Гермиона, улыбаясь.

— Да, мисс Грейнджер, — серьезно кивнул парень.

— А количество превращений имеет значение?

— Конечно, тут как с беспалочковой магией. Вырабатывается привычка. Но нужно понимать, на превращение волшебника уходит довольно много сил, сами понимаете, наша энергетика устойчива и прочна, даже магла в жабу превратить не так-то легко.

— Ясно, спасибо.



MrDog

Отредактировано: 06.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться