Вот это попадос!

7. Новые открытия

— Луаронас, а ты вообще знаешь, что это за тентакли?

— А что такое «тентакли»? — не понял меня эльф.

— Вот эта напавшая на нас гадость. Может, тебе что-нибудь о ней известно? — с надеждой спросила я.

— Нет, вообще никогда о подобном не слышал. Наверное, какие-то паразиты, которые присосались к растекающейся вокруг эльфийской магии. И старые деревья, лишившись нормальной подпитки, начали засыхать. Только что с этим делать и как бороться… — эльф отрицательно покачал головой.

— Ульт, ну почему ты не дышишь огнем? — в сердцах спросила я. — Сейчас бы выжег здесь все!

И сказав, поняла.

— Огонь, нам нужен огонь! Если они боятся света, то и огня, скорее всего, тоже! К тому же любые растения горят.

— Где нам взять столько дров? — Луаронас огляделся. — С тем, что есть, мы долго не продержимся.

— Что-нибудь придумаем, — отмахнулась я. — Главное — начать. Еще немного, и солнце совсем зайдет.

Мы натаскали мелких палок, что подобрали на поляне, боясь подходить близко к краю и стараясь держаться подальше от тени. Рядом положили сменную одежду, чтобы, если уж ничего не останется, использовать в качестве топлива ее. К первым сумеркам мы разожгли костер без помощи магии: эльфы снабдили нас специальным маслом и кремнем. Всё это время в кустах слышался шорох, то и дело темные гибкие щупальца показывались среди листьев, будто следя, что именно мы затеваем. От такого сложно абстрагироваться, еще сложнее не паниковать и стараться что-то придумать в ситуации, близкой к безвыходной. Мне, например, очень хотелось начать извиняться перед Луаронасом и Ультом за то, что втянула их во всё это, но я запретила себе подобную слабость. Никаких извинений, сожалений, прощаний. Мы выживем и выберемся, а потом еще долго со смехом будем вспоминать наш первый настоящий бой, и никак иначе.

Но Луаронас прав, огня нам надолго не хватит: валявшиеся на поляне палки и хворост с натягом позволят нам продержаться полчаса-час. Нужно что-то еще. Поняв, что придумать самой ничего не удастся, — не представляю, как сражаться с таким противником, — я решила прибегнуть к проверенному средству. Если уж духи предков мне благоволят, ведут и направляют, то пусть и помогают в трудную минуту. Я села перед костром, сосредоточившись на огне, стараясь что-то почувствовать, нащупать, найти. Я должна, у меня важная миссия, а еще двое ни в чем не повинных жизней, которые мне доверились. И я потянулась к огню.

Пламя вспыхнуло, будто в него плеснули керосин, но я не отдернула руки, а только вдохнула полной грудью, вбирая воздух и горячий дым в легкие, задержала дыхание и выдала первый звук.

— Э-э-эй-ей, — протянула я. — Э-э-эй-ей, — уже громче. — Э-э-эй-я! — и хлопнула в ладоши.

Мой хлопок отразился по всей поляне, эхом пронесшись по кругу.

— Эйё-хей! — повторила я и встала.

Внутри меня всё кипело и жгло: казалось, огонь, что горел передо мной, попал со вздохом внутрь, разогнав поселившиеся страхи и сомнения, а теперь рвался наружу странной песней без слов.

— Ей-ё-ей, — выкрикнула я и снова хлопнула.

И тень, что была позади меня, раздвоилась.

— Ей-ё-ей, — второй крик — и каждая тень расползлась еще надвое.

И с каждым моим новым кличем, с каждой нотой, с каждым звуком теней становилось всё больше — меня становилось всё больше. Скоро на поляне стояло множество теней — как отражения, как войско, окружившее плотным кольцом. Но мы не могли стоять, нам нужно двигаться.

Прыжок, разворот, хлопок и снова прыжок. За ними следуют выкрики. Это танец, то быстрый и резкий, то тягучий и плавный. Я то кручусь на месте, то замираю возле костра, позволяя теням, живущим своей жизнью, кружиться вокруг меня. И каждая тень наполняется силой, в каждой тени я вижу духа, который приходит в этот мир, мир света и теней, огня и ветра, танца и песни, идущих у меня изнутри. И вот уже каждая тень и дух в ней танцует свой танец под мои выкрики, но этого мало: чтобы победить, нас должно быть еще больше. Я достаю две головешки из огня, поднимая их над собой, как флаги, и продолжаю танец с ними, кружа вокруг костра и размахивая горящими палками. Выходите же, духи леса, защитите свои владения от непрошеных гостей, нам не справиться без вас!

И тени множатся, мелькая на деревьях, на траве, то сливаясь в одну тень, то распадаясь на множество, то образуя фигуру, то представляя собой отдельные части, как огромный калейдоскоп, который вращает кто-то неведомый. Мы вместе двигаемся под крики и завывания. В какой-то момент я понимаю: пора. И медленно опускаюсь перед костром на колени. Тени духов, которых только что танцевало множество, начинают собираться воедино, по цепочке передавая мне накопленную силу танца. И снова глубокий вдох — и я опускаю руки в неестественно ярко полыхающий огонь, зарываясь глубже, в самый жар, прямо в угли. С закрытыми глазами я вижу, как втягиваются лианы, как змеями расползаются от поляны подальше. Не уйдут.

И я пропускаю через себя силу духов — духов степи и духов леса — в огонь, от которого по земле, как по воде, разбегаются круги. Они не тронут деревья и травы — только тех, на кого направлены.

Дикий визг, пронзительный и полный боли, подтверждает, что у нас получилось. Визг затихает, и я медленно вытаскиваю абсолютно целые руки из раскаленных углей и без сил откидываюсь назад, ложась на землю. Надо мной горят мириады звезд, а на востоке уже светлеет небо. Наш танец с духами длился всю ночь, промелькнувшую для меня за несколько минут. И мы, похоже, справились.

Я не поняла, как уснула; к тому же мне не снилось ничего — во всяком случае, проснувшись, я ничего не вспомнила, только ночной танец вокруг костра, после которого гудело даже мое выносливое тело. Спала я на специальной эльфийской лежанке (напоминавшей нашу земную походную «пенку», но сделанную из плотной ткани), сверху заботливо укрытая выданным эльфами одеялом. Вообще, светлые неплохо нас экипировали, за что им отдельное спасибо.



Юлия Журавлева

Отредактировано: 18.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться