Вот это попадос!

17. Прощальный подарок

Луаронаса с драконом, в данный момент парящим надо мной, я оставила на приличном удалении от деревни. Эльф, уже уставший ждать, нарезал круги по поляне, вытоптав рисунки на траве, как на полях от НЛО.

— А вот и я! — запыхавшись, я положила на землю увесистый мешок. — Ты видел, Ульт снова на крыло встал!

— Да за то время, что тебя не было, кто угодно на крыло встанет, успев это самое крыло отрастить! Ты там спала, что ли? Или мылась? — подозрительно спросил эльф, не раз уже удивлявшийся, чего я так подолгу моюсь.

— Да если бы! — Помыться мне и вправду не помешало бы. — Нет, чуть замуж не вышла — сразу за троих, кстати.

— Я думал, орки моногамны.

— Я тоже так думала, но некоторые люди считают иначе. Еле ушла.

— А что ушла? Жила бы себе за тремя мужьями, как повелительница гарема.

— Гарема! Видел бы ты их мамашу, вот кто настоящая повелительница! С такой свекровью и мужей не надо! А уж кто за кем бы в итоге жил — тот еще вопрос!

— Ладно, давай показывай, что ты там набрала, добытчица.

Видимо, кое-кто успел проголодаться после утреннего обжорства. А тут и Ульт приземлился, тяжело дыша с непривычки: крылья-то наверняка ослабли. Со своей длинной шеей и вездесущей мордой дракон тут же полез в мешок.

— Окорок — мой! — сразу обозначила я дракону с эльфом.

А то знаю я присказку про большую семью!

Вот, вроде такой здоровый мешок притащила, а после обеда в нем не осталось и половины. И это при том, что дракон, судя по тяжелым вздохам, уходил с легким чувством голода и вполне мог схомячить еще столько же.

— Не хочешь понести? — кивнув на мешок, предложила темному я.

— Это же твоя добыча, ты ради такого обеда чуть замуж не вышла, так что неси уж дальше. Или на Ульта погрузи.

— Нет, боюсь, нам тогда на ужин ничего не останется.

Пришлось тащить. Дорога становилась всё шире и оживленнее, мы с Луаронасом шли с краю, обходя повозки или целые караваны. Встречались, конечно, и одиночные путники или небольшие группы, но реже. Ульт парил в небе, наверное, соскучившись по полету, пусть и каждые полчаса спускался на землю, чтобы, передохнув, снова взмыть ввысь.

День прошел без приключений, а вечером мы остановились на ночлег недалеко от какого-то поселения. Эльф высказал предположение, что так близко от Авардона нечисть не должна нас побеспокоить и можно смело ложиться спать. Но на всякий случай лучше организовать дежурства.

Сидя у костра и поедая наши припасы, мы устроили прощальный ужин. Луаронас невзначай заметил, что по такому поводу я могла бы и бутылочку чего-нибудь покрепче в деревне раздобыть, за что выслушал от меня длинную лекцию о вреде алкоголя для всех — а для него, получившего недюжинную силу, в особенности. Надеюсь, он проникся.

— Слушай, — вспомнила я сегодняшнюю сцену сватовства, — а тебе что-нибудь известно о наших, орочьих, свадебных обрядах?

— Да какие обряды, скажешь тоже, — поморщился эльф. — У вас всё просто, как прямая палка: совокупились перед всем племенем — значит, женаты.

Ох, точно я не зря от орков сбежала!

— А какие-нибудь символы, вроде обручальных браслетов?

— Это ты у меня спрашиваешь? — поразился эльф.

— Мне в деревне сказали, что раз уши не проколоты, значит, я свободна. А мне такой расклад не очень нравится — пусть лучше люди думают, что я замужем. К замужним женщинам всегда другое отношение.

— Да, вроде что-то такое у вас есть, что уши только у замужних и женатых проколоты.

— В ювелирную лавку, что ли, зайти, — вслух подумала я.

— Не надо, хочешь, я тебе часть своих серег передам?

— Эм… чего? — я подозрительно посмотрела на враз смутившегося эльфа: это что он мне сейчас предлагает?

— Да я не то, что ты думаешь, имею ввиду, — принялся оправдываться поалевший темный. — У нас совсем иные традиции, и передача ушных колец означает принятие в семью. Передам тебе по три кольца из каждого уха — будешь для меня названой младшей сестрой.

— А почему младшей?

— Потому что в семью ты вступаешь позже меня — чего тут непонятного? Я не настаиваю, если что.

— Ладно, уговорил. Только как мы уши мне проколем? У нас даже иголки нет.

— Серьги острые — мы их легко через ухо проденем, поверь, — Луаронас порой удивительно быстро переходил от слов к делу, так что сразу принялся вытаскивать верхние серьги-кольца.

— Постарайся симметрично, ладно? — такую красоту, как у меня, конечно, ничем не испортишь, но все-таки хотелось бы посимпатичнее сделать.

Не знаю точно, насколько это важный и серьезный ритуал для темных эльфов, но руки у Луаронаса ощутимо подрагивали, да и уши тоже. Интересно, а эльфы вообще могут контролировать свои уши? Уж очень они их выдают.

Прокалывать уши — дело не из приятных, особенно если не в салоне пистолетиком, а дрожащими руками эльфа возле костра. «Надо было хотя бы антисептик какой раздобыть», — мелькнула запоздалая мысль, но друг уже закончил и вставлял мне в ухо последнюю сережку. Сразу стало некомфортно и непривычно. Я помотала головой. Ничего, привыкну, зато приставать лишний раз не решатся.

— Это еще не всё, — Луаронас наклонил голову, убирая со спины свои пышные огненно-рыжие волосы, у которых только-только начали пробиваться белые корни, и стянул цепочку с подвеской. — Я хочу ее тебе подарить.

— Может, не надо? — засомневалась я насчет подобного подарка. Вообще, эльф вел себя странно, и это как-то настораживало. — Насколько я помню, украшения были тебе очень дороги.



Юлия Журавлева

Отредактировано: 18.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться