Вот это попала...

Размер шрифта: - +

Страница вторая

Проснулась девушка с раскалывающейся головой под надоедливый писк будильника.

-Черт… — прошипела она, хватаясь за голову.
-Что произошло?

Шатенка пыталась вспомнить вчерашний вечер, но сильная головная боль мешала это сделать. Она накатывала волнами, заставляя отвлекаться и сбиваться с мыслей, которые нет-нет, да ускользали.

Создавалось впечатление, что она ловит тень за хвост; вроде и рядом, а далеко и не поймаешь. Но тут ее взгляд зацепился за темное пятнышко, как от разряда электричества.

«Молния… Меня шандарахнула молния… В меня…попала…молния…» — путано припомнила девушка, поднимаясь с постели.

«Но… Как я оказалась на диване? Да еще и живая?» — внезапно задумалась она, однако настойчивая трель будильника жестоко прервала её замкнутый поток мыслей, вернув в реальность.

Она осмотрела невидящим взором квартиру и остановилась на столе, где на ее учебнике лежали еще какие-то предметы.

«Сегодня понедельник…» — отстраненно мелькнула у нее мысль. «Понедельник! Мне ж на пары надо!»

Девушка тут же вскочила и принялась собираться, словно в одно место ужаленная.

«Только бы успеть… Успеть…» — лихорадочно носились мысли в ее голове, пока она наскоро наводила марафет и одевалась, попутно готовя завтрак, заваривая кофе в турке и пытаясь почистить зубы.

Если бы кто увидел ее сейчас, точно бы удивился, что отличница Ника так может выглядеть. Всегда опрятная и аккуратная, сейчас она напоминала фурию с горящими зеленым огнем глазами и вздыбленной прической.

Она не успевала и, быстро завернув завтрак, вылетела из своей маленькой квартирки, доставшейся ей от ныне покойного деда, направилась к метро.

Час в дороге прошел незаметно для погрузившейся в чтение шатенки, после же, толкая прохожих и мысленно ругаясь, она пробралась на свободу и поторопилась в университет, где через…десять минут должны были начаться пары.

-Смотри куда прешь! — послышалось сзади чье-то раздраженное восклицание, проигнорированное нашей героиней, стремившейся как можно скорее сесть в серединке, на привычном своем месте в теплой аудитории.

«Вот нахал! Он сам меня толкнул, а еще и возмущается!» — обиженно топнуло ножкой сознание.

Но делать было нечего, и девушка поторопилась продолжить свой путь. Войдя в теплое помещение, она наскоро скинула пуховик и, отдав его гардеробщице, с низкого старта рванула в свою аудиторию, усевшись на привычное место ровно перед приходом преподавателя.

Зал был больше чем на половину пуст, а остальные, кто пришел, попеременно зевали.

-Хей, Ника, у нас же сегодня лекция, а не семинар? — раздался шепот одногруппника.

Это был парень с задорно искрящимися карими глазами и тонким шрамом рассекающим губы. Он жутко не любил свое полное имя, так что предпочитал даже не представляться. Да и Ника не сильно запомнила его имя. Фира…Фире… Не, не помнит.

Голова, раскалывающаяся на части, не давала нормально соображать, заставляя мысленно подвывать т боли.

-Кажется да. — ответила девушка, чуть улыбаясь. Искренней улыбка не слишком то получилась, однако получив в ответ улыбку одногруппника, шатенка, улыбнувшись чуть шире, развернулась к доске.

Она уже приготовилась к лекции, достав из рюкзака, привычного и родного, тетрадь, учебник и ручку с карандашом.

-Пс… Ник, а ты чего так готовишься? Лекция же. Поболтает препод и уйдет. — не унимался сосед девушки, оставшийся по итогам семестра только из-за крупных связей его семьи.

Шатенка опешила. Для нее, урвавшей себе последнее бюджетное место, было непонятно, как можно не работать, не учиться. Ведь от ее усердия зависела ее стипендия, единственный источник дохода.

-Отстань от нее. — попросил староста. Звали его Коннор Кенуэй. И он был любимчиком учителей, обаятельным молодым человеком со спортивной фигурой. В общем, если коротко — идол всего первого курса.

-А что ты сделаешь, любимчик? — продолжал выпендриваться одногруппник, подбоченившись как петух.

Ника же сидела тихо, стараясь не влезать в терки этих двоих, вечно конфликтующих сторон.

Они ссорились по любому, даже самому мелкому и надуманному поводу. И не важно, где и когда это происходило. Главное — спор. А они наслаждались каждой секундой их совместного времяпрепровождения.

Но преподаватель, зашедший в аудиторию, заставил их замолкнуть и погрузиться в матанализ, отвратительную и малопонятную область для гуманитария, которым и была Ника.

-Если логарифм… — раздавался зычный голос математика, заглушающий храп нескольких людей, досыпающих последние спокойные минутки.

Нике тоже было скучно, однако показать это она не могла, тщательно записывая все, сказанное преподом.

«Ску-ко-та…» — бурчала она про себя, вертя ручку. Она уже знала как решить пример и рассматривала доску с интересом биолога, изучающего наизусть вызубренные виды клеток.

Однако долго так не продолжалось.

По середине пары к ним вошел декан, Георг Харрисон, прозванный за глаза Масоном. Он постоянно носил кресты на теле, весьма похожие на тамплиерские или ливонские.

-Студенты, собирается экспедиция в горы Исландии на раскопки рядом с кратером вулкана. Люди из вывешенного списка, как успешные в учебе и спорте, а также будущие лингвисты, обязаны принять участие в этом мероприятии. И мне ВСЕ равно, что вы не можете или должны учиться. Приказы на вас уже оформлены. Завтра пакуете вещи. Обо всем остальном мы вас оповестим. — произнеся свой пламенный спич, он гордо удалился, оставив первокурсников умирать от любопытства.

«Надеюсь меня нет в списке…» — уже чувствуя, что это не так, подумала шатенка, доставая загадочную книгу из своего рюкзака.



Данталиан Фелл

Отредактировано: 15.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться