Вот это поворот!

Размер шрифта: - +

Глава 4 «Везде хорошо, где нас нет»

Просыпалась с трудом, выплывала из дремы и улетала обратно. Сквозь сон слышала чьи-то голоса, незнакомые и говорившие на непонятном языке. Проснулась из-за того, что сквозь сон услышала голос Маринки, выкрикнувший мое имя. Резко села на кровати, огляделась вокруг и поняла, что нахожусь в незнакомой комнате и вокруг нет ни души! А Марина…где она? О себе я думала всегда в последнюю очередь. Что с ней? Все ли в порядке? Вскочила с кровати и помчалась к одной из двери, которых здесь было три. Не угадала, за ней оказалась еще одна комната, больше напоминавшая кабинет. Развернулась и, не напрягая себя закрыванием двери, ну не до этого мне сейчас- надо найти Маринку, ринулась ко второй двери. Повезло, можно считать удача мне улыбнулась, или я выбрала промежуток, когда она поворачивалась ко мне филеем? Выскочила в коридор, причем длинный и темный коридор. Темнота…с детства ее боялась, к грозе попривыкла, а темноты до сих пор боюсь, кажется, что в каждом углу сидят монстры, которые в любой момент могут кинуться… Вздрогнула, вгляделась в темноту и собрав всю свою смелость, сжав кулаки, впиваясь ногтями в ладони до крови, поплелась вперед, постоянно крутя головой в разные стороны, но не оборачиваясь. В гробовой тишине были слышны только мои шаги и учащенные сердцебиение и дыхание. Марина! Я обязана ее найти! И не важно, что будет после, главное, чтобы с ней было все хорошо, а с остальным мы разберемся.  
В горле пересохло, как же я хочу пить и оказаться дома, лучше всего к маме с папой в уютный домик в деревне, а не шататься непонятно где в темноте… Второй раз повезло, пока топала вперед (ну как уж топала, скорей плелась), увидела полосу света, которая просачивалась из-за двери. «Видимо, все-таки это белая полоса, а то все коришь на удачу, что она к тебе неблагосклонна! Радуйся, дура!» -проворчал Жора. А я осмелела и рванула к двери со скоростью тушканчика, с ноги открыла дверь, которая с треском ударилась о стену, не останавливаясь, пересекла пол комнаты, и тормознула только напротив кровати, чуть не пропахав носом по полу, но удержалась на ногах. «Действительно удача!» - воскликнула мысленно я, но тут же поняла, что это не удача, это ее издевательство, потому что на меня со стороны кровати смотрели две пары глаз: одних красных- полных ярости, других карих – недоумения. А у меня шок. Опять! Что ж такое-то.  
-Ээээ…-выдала очухиваясь,-я кажется не вовремя, ну вы продолжайте, попозже зайду…  
Но тут же поняла, что ляпнула, никаких позже! «Этот рогатый здесь кувыркается с бабой (ничего такой бабой, кстати), а я вежливо должна ждать, когда они закончат, и уже потом спрашивать где, вашу бабушку, я и где Маринка что ли??? Хрен там, я ему сейчас рога пообрываю!» - и все это пронеслось у меня в голове за считанные секунды, так что парочка не успела отреагировать на то, как я метнулась в их сторону, откинула демонессу (это я по ее маленьким рожкам поняла и хвосту, кстати у красноглазого он тоже был, а я и не заметила в первую нашу встречу...  но уже не будет…)
- Выррвуу!  - прорычала, схватив хвост с темной кисточкой и дернула на себя (хорошо, что черт в штанах был, а то, наверное, смутилась бы). Но повалилась сама на полуголого демона, он от такого счастья аж культяпки свои на филей мой закинул. А крышу мне снесло окончательно.  
-   Хваталки убрал свои! Конечности лишние, мешают? Так сейчас укорочу! - рычала я в лицо опешившему демону, но руки он убрал быстро, воооот у него есть чувство самосохранения, а у меня- нет! Поэтому я «нечаянно» заехала коленом по мужскому достоинству, пока спрыгивала с него. Чертяга заорал и согнулся, а я встала рядом на кровати и продолжила «избиение лежачих». Попинала его по ребрам, сползла с кровати и хотела его за лыски потаскать. Схватила за темные, почти черные, волосы и потянула, но чертяга уже отошел и от шока, и от моих истязаний. Стал чернеть кожей, перехватил мои руки и дернул на кровать, а сам встал.
 Передо мной стоял огромный, под метра три, ДЕМОН, близкое к человеческому в нем ничего не осталось. Весь черный, как чешуйками покрыт, за спиной кожистые крылья, на хвосте кисточка исчезла, он вообще шипастым стал и вместо ног копыта. Рядом с Маринкой я чувствовала себя гномом, да? Сейчас, будто таракашка, которого раздавят и не заметят даже. Я уже приготовилась умереть, но меня спас от гнева праведного визгливый женский голос. 
- Данталион, что здесь происходит? Объяснись! – визжала та самая демонесса, которую я скинула. Демон перевел взгляд кровавых глаз с вертикальными зрачками на нее. Я выдохнула с облегчением. «Пронесло. Данталион значит, вот как зовут этого козлорогого, надо запомнить, чтобы написать потом на его могильной плите» -подумала я, пока тот сверлил взглядом завернутую в покрывалку рогатую девку.
- Кто ты такая, чтобы я объяснялся перед тобой? Пошла вон! – рыкнул на нее он. У девчонки заблестели глаза, и она выбежала из комнаты, закрыв за собой дверь. Вот же скотина рогатая! Он ее значит тут...того…тырги-тырги, короче, и обращается с ней как с собачонкой. Я разозлилась еще больше (женская солидарность, ага), хотя куда еще больше то? Взяла подушку и кинула в стоящего рядом демона. Тот резко развернулся и также яростно уставился на меня. «Хоть душить не стал, это радует, видать опытом научен.» Смело смотрела я в его глазенки, и чувствовала, как его пряма таки разрывает от ярости. Но он стоит, смотрит, наверняка представляет способы моего умерщвления, но не двигается с места. А я злилась, но тоже не двигалась и уже пятисотый раз воскресила и забила до смерти чертюгу. Так молча и смотрели друг другу в глаза. Ярость в его глазах сменилась любопытством, а я нахмурилась. И тут он меня удивил. Взял и заливисто засмеялся.
- Ты такая милая, когда хмуришься, как белочка прямо, - смеясь выдал он. А я обиделась, почти все меня милой называют, меня это бесит! Села и насупилась на кровати, сложив руки на груди. А его пробил еще один приступ ржача. Я психанула, встала с кровати, взяла под руку попавшийся кувшин, который рядом на тумбе стоял и выплеснула содержимое на ржущего черта. Тот охренел немного. Сощурил глаза и повалил меня на кровать, навалившись сверху, ладно хоть еще ипостась сменил на близкую к человеческой. Прижал меня своей тушкой и прохрипел прямо в губы:
- Ты такая соблазнительная, когда злишься…- протянул он, наклоняясь к моим губам ближе, а потом взял и накрыл их своими. Я лежала бревном. Охренела я просто. Красноглазый черт, которого я по собственной глупости вызвала, утащил меня куда-то, незнамо куда, незнамо зачем, бесящий меня ужасно (но красивый зараза), сейчас возлежал сверху моей тушки и лобызал ее… И как быть? Он прекратил терзать мои губы и поднял затуманенный взгляд. 
- Это плата, за то, что ты мои нервы изводишь, малышка, -  сказал и начал лобызать шею.
-ЧЕГООО?- отошла наконец я,- КАКАЯ НАХРЕН ПЛАТА?СДУРЕЛ,РОГАТЫЙ?муамаамм…-заткнул он мне рот поцелуем, а взяла и вгрызлась в его губу. Теперь зарычал он и вжал меня сильнее в матрас. Я подумала, отпустила и заорала.
-Эй, поговорить надооо! Тормози, труууу, - вопила я, пока он пытался порвать мою рубашечку. Добить ее решил, сволота! 
Вздохнул и нехотя скатился с меня, лег рядом. 
- О чем? – сколько разочарования в голосе. Ну прости уж, обломинго у тебя сегодня с интимом, чувак. Я великий обломщик.
- В смысле «о чем»? – перевернулась на бок и уставилась в недоумении на него,- по-твоему, нам не о чем поговорить, ха? Где Маринка? Где я вообще? –выпалила на одном дыхании.
-Хорошо, давай по порядку,- лег он также, как и я, на бок, и уставился на меня; «красавчик все-таки»,-пробежала шальная мысля, которую я угнала подальше,- меня зовут Данталион теир Ароне, ты вызвала меня, видимо, по глупости, никогда раньше наш род не унижался до того, чтобы заключать договора с человеком, и я принял плату оскорбления твоей жизнью. - он помолчал, наблюдая смену выражений на моем лице. «Не унижался», «с человеком», «плата за оскорбление», «твоей жизнью» - кружилось у меня в голове. Налюбовался и продолжил. 
- Ты в Эрадрионе, столице империи демонов, в мире, называемом Даррис.  Твоя подруга осталась в твоем мире. Я ее не трогал. Ты в моем замке, та комната из которой ты вышла- она твоя, что делать, мы придумаем завтра, пока переночуй там. Поздно уже, пошли я тебя провожу. -  он встал и подал мне руку.
-А как же мои родные? - растерянно спросила я, чуть не плача. Данталион вздохнул и все же ответил.
- Ты не сможешь вернуться, в том мире ты умерла. Будь благодарна, что я оставил тебе жизнь. Ты должна мне, малышка, - раздраженно проговорил он,- пошли.
-  Я не малышка тебе! У меня вообще-то имя есть! - зло проорала я. Да кто он такой, чтобы распоряжаться жить мне или нет? Сволочь!  
Он опустился рядом на кровать и посмотрел на меня устало.
- Прости, Алиса, надо было задушить тебя, тогда ты была бы рада?- ядовито произнес он. А я чуть не разрыдалась, но, закусив губу до крови, сдержалась. Данталион посмотрел на меня, опять вздохнул, сгреб в охапку и понес в «мою комнату».Даже голый рельефный торс меня не смутил. Пока нес, я даже уснула на его руках, почувствовала только как меня кладут на кровать и прошептала: 
-Не уходи, пожалуйста…
 



Рина Новикова

Отредактировано: 31.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: