Воздушные грани: в поисках книги жизни

Размер шрифта: - +

Глава 16. Запрещённые приёмы

Как мне стало известно, дождь здесь льет только по ночам, чтобы росла трава. Его звуки никому не мешают. И зимы тут как таковой и нет, ниже плюс десяти температура не опускается. Совсем ничего интересного. Сегодня облачно и тепло.

Нарядившись в простое трикотажное черное платье с кружевными рукавами, черные колготки с едва заметным рисунком и удобные кеды в клепку, положив в сумку блокнот и ноутбук, я спустилась к завтраку, ожидая увидеть там Эллу и одно из ее фирменных блюд. Не скажу, что я удивилась, увидев на зеркале прилепленную флуоресцентную бумажку со словами: «Завтрак на столе, удачи в школе», но теперь я точно поняла, что Элла меня избегает. Посмотрев на вкуснейший йогурт с мюсли, я решила, что есть мне совсем не хочется, поэтому выбросила все в урну и нажала на клавишу «превратить в пустоту», затем помыла тарелку, скорее для самоуспокоения, налила себе кофе в прочный бумажный стакан, накрыла крышкой и отправилась в школу, мечтая о том, как я уже возвращаюсь обратно.

По всем улицам сновали туда и сюда маленькие нарядные первоклассники, их родители и даже домашние животные. Нарочно уходя от этой процессии, я пошла неизвестной мне дорогой, закоулками, через незнакомые дворики, так мне не хотелось быть замеченной. Сегодня не было даже настроения слушать музыку. «С тех пор, как я перестала писать в дневник даже и выговориться не кому, что за напасть!».

Минут через двадцать я, наконец, подошла к школе и заметила, что и она тут претерпела некоторые изменения. Вместо одного корпуса столетней постройки с двумя крылами, здесь, как гласил большой таблоид на въезде на территорию, было пять корпусов! Администрация находилась в небольшом здании слева, справа находилось кафе для старшеклассников, а на улице для остальных учащихся, в центре главное здание для учеников старших классов, а сзади еще два для младших классов и средних. От увиденного количества людей мне захотелось провалиться под землю! Но так как я знала, что учусь в одном из этих корпусов, а класс у нас маленький, то сразу направилась в главное здание. Миновав ступени, путь мне преградила довольно строгого вида женщина, лет сорока, в сером брючном костюме, с белыми прямыми недлинными волосами, серыми глазами и ярко красной помадой. Ее я сразу же запомнила из-за характерной раздвоенной на конце правой брови. Она строго спросила:

- Имя?

- Агнесса. Агнесса Мут, - нервно ответила я.

Дамочка сразу преобразилась, заулыбалась и сказала:

- Новенькая! Наконец-то у нас новенькая! - «Не знаю, чему она так рада, ведь я-то вообще-то умерла недавно». Я - завуч. Мария. Называй меня Мария. Возьми сразу, - она протянула мне пластиковую карточку, - это твой пропуск. Им открывается спортивный ящик, библиотека, часто выдаются бесплатные обеды! А сейчас проходи в 105 аудиторию, там уже собралось пять человек. Ах, да, она находится…

- Я знаю, где она находится. Я же здесь уже училась.

- Да, верно! Удачи!

Я буркнула что-то типа «спсб» и зашла в здание, куда ходила девять с половиной месяцев, шесть дней в неделю последние десять лет. И все здесь казалось неизменным, только каким-то совсем идеальным, чистым, новым. Свет казался ярче, коридор казался шире, хотя, я наверняка просто старалась приподнять себе настроение. Прислушиваясь к устрашающей тишине, я прошла направо и хотела было уже открыть тяжелые дубовые двери в рекреацию, но поняла, что и тут меня ждало то же стекло, что и в «бункере». Я нащупала выемку и провела карточкой по ней: прозрачные двери раздвинулись. К чему все так усложнять? Или упрощать?

Идя по длинному скользкому коридору, я старалась унять панику и шкрябала карточкой по гладким молочным стенам, не оставляя никаких следов. Еще один закон этого «идеального» мира. Работает он, однако, только в государственных учреждениях. Наконец дойдя до 105 аудитории и затаив дыхание, я вошла, не глядя села на первое попавшееся пустое место в левой колонке и стала дышать. Размеренно, медленно дышать. «К чему здесь люди дышат, если их легких, как таковых не существует? Наверняка привычка». Затем услышала сзади звук шагов и почувствовала чью-то руку на своем плече.

- Я так и знал, что ты будешь учиться здесь! Просто больше негде. Мое предложение еще в силе? - сказал очень знакомый голос.

Я повернулась, убрала руку с плеча и посмотрела на человека, произнесшего все это. Им оказался сбивший меня два месяца назад парень.

- О Боже, опять ты? Алан, кажется? Я думала, ты уже учишься в университете или еще где.

- Видишь ли, Несси, мне уже девятнадцать, а я все никак не могу закончить школу. Этакий неудачник. - Широко улыбнувшись, произнес парень.

- Не советую тебе называть меня так. На самом деле не советую, - пригрозила я и подумала о том, какая же у него замечательная улыбка.

- Ну да ладно, забудем старые обиды, хорошо? Давай я познакомлю тебя со всеми? - спросил Алан и, не дожидаясь моего ответа начал представлять мне моих одноклассников.

- Это Амира, - показал он на милую низенькую девушку с темными кудрявыми волосами и выразительными зелеными глазами. Она только на второй год осталась-попытался пошутить парень, за что тут же получил от Амиры суровый укоризненный взгляд. - В самом конце, в-о-о-н там, сидит Саша, наш любимый интроверт, - это был высокий белобрысый мальчик с курносым носом и кудрявыми волосами.



Annabella Summers

Отредактировано: 30.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться