Возлюбленная Демона

Размер шрифта: - +

Пролог.

— Поторапливайся, несносная девчонка!

Взяв поднос с горячим блюдом, я вышла в главный зал.

Сегодня в нашем ресторане проходило очень важное мероприятие, а это значит, что мне нельзя "упасть в грязь лицом". Начальница уже давно грозилась уволить, если опять оплошаю.

Я поставила блюдо на стол, вежливо улыбнулась гостям и ушла обратно на кухню за новым подносом.

С раннего вечера и до самой ночи проходила этот банкет по случаю дня Рождения дочери ещё одного богача. Господи, как они шумели! Вроде интеллигентные люди, а ведут себя, как свиньи.

Как только моя смена закончилась, я сразу убежала домой. Но не всё прошло так гладко, как я планировала. Стоило мне открыть входную дверь, как меня встретила тётя Оксана в розовом халате, с бигуди в тёмных волосах.

— Не надоели эти ночные смены? — брезгливо фыркнула она, — Передай своей начальнице, что в следующий раз не пущу. Будешь до утра ходить по улицам, как оборванка. Теперь марш в свою комнату и, не дай Бог, ты разбудишь Лизоньку.

После её слов я тихо и осторожно приоткрыла дверь в свою комнату. Ну как свою... "Лизоньки".

Присмотревшись к кровати своей сожительницы и убедившись, что она пуста, я не удивилась. Лиза — родная дочь Оксаны, которая приютила меня в младенчестве, когда мои родители погибли в автокатастрофе. Естественно, Лизу всегда баловали. Вот и выросла она распущенной и надменной.

Я переоделась и легла в кровать и быстро погрузилась в сон...

***

Моё сознание переместилось на улицу заброшенного, серого мегаполиса. Я осмотрелась — город был забытым и безжизненным. Не было вечно суетящихся и куда-то торопящихся людей, шумных автомобилей, мигающих вывесок супермаркетов, громкого детского плача и огромных рекламных стендов, пугающих своей вычурностью и яркостью.

Витрины бутиков, в которых когда-то были выставлены самые горячие новинки, сейчас пустовали, а манекены уже давно покрылись пылью и обросли паутиной.

Одиноко свистящий порывистый ветер принёс к моим ногам газету. Я взяла её в руки и ахнула — в ней говорилось о массовом самоубийстве всех жителей этого населённого пункта.

— Это всего лишь сон, — полушёпотом убеждала я себя.

— Ты права, Кристина, это сон, но не простой, а вещий.

И снова я ахнула, но уже от неожиданности. Сколько бы я не оглядывалась, владелец этой фразы не было мной замечен.

— Наверное, подсознание...

Только стоило мне успокоиться, как впереди появилась фигура в белом светящемся плаще. Лицо незнакомца скрывал капюшон, но по телосложению было ясно, что это парень. Казалось, будто он парил над землёй.

— Кристина, что ты видишь вокруг себя? — спросил неизвестный мне человек. А человек ли?

Голос его был холоден, но в то же время приятен и мягок, что вызывало во мне странные чувства — хотелось исполнить любое его пожелание. Это пугало.

— Кто ты?

— Что ты видишь вокруг себя? — раздражённо повторил вопрос незнакомец в плаще.

Я вновь обратила внимание на полуразрушенные здания, серое и покрытое грозовыми тучами небо, покрытые трещинами дороги. Ответ на вопрос сам сорвался с моих губ:

— Город мёртв...

— Да. Это твоя вина, — зло прорычал парень, — Я Рафаил, Архангел.

Капюшон был откинут на плечи, и я увидела его лицо. В глаза первым делом бросились кучерявые каштановые волосы, а после я заметила неестественную бледность лица и поразительно кристально-голубые глаза, не выражающие абсолютно никаких эмоций. Его тонкие губы искривились в недовольной гримасе, а взгляд стал надменным.

Я невольно задумалась: "А он точно ангел?"

— Ну, во-первых, не ангел, а Архангел, а во-вторых, ты сомневаешься в моих словах?

— Скорей бы проснуться, - взмолилась я.

— Думай, что хочешь, но послушай меня внимательно. Человечество вымрет из-за тебя. Чтобы этого не произошло, не смей заключать сделку с демоном. Слышишь? Не смей! Если ты не послушаешь меня, Михаил придёт и убьёт тебя и демона во имя жизни рода людского.

Рафаил и дальше продолжил бы угрожать мне кровавой расправой, если бы я не начала просыпаться...

***

Я проснулась под оглушающий звон будильника. Сев на кровать, я всё ещё сонная невольно начала осматриваться. В комнате были светлые потолки и стены, на которых было много разных плакатов поп-групп, принадлежавших Лизе. Письменный стол был идеально убранным, а на полках над ним стояли учебники. В противоположной от меня стороне стояла пустая кровать Лизы, заправленная вредной мачехой.

Оксана стояла в дверях комнаты с телефон в руках, от которого и исходил ужасный звук. Она лишь фыркнула и ушла на кухню, а я взглянула на часы. "Чёрт! Я опаздываю!" было моей коронной фразой в утро понедельника. В спешке я натянула на себя джинсы и нацепила майку. Схватив рюкзак, выйдя в коридор и обувшись, я выбежала из квартиры в университет.

На улице шёл ливень, а поскольку я в кроссовках, то естественно промокла. "Лишь бы не простудиться," - думала я, перебегая через дорогу напротив университета. Неожиданно меня окатило водой из лужи, через которую я недавно перепрыгнула. Я обернулась и увидела дорогую красную иномарку. Затонированное стекло опустилось, показывая лицо моей однокурсницы. Она и её самый популярный в университете парень мерзко засмеялись и поехали дальше. "Ррр, ненавижу их!" - подумала я про себя и зашла в здание.

Очень страшно заходить в аудиторию, когда опаздываешь на пары к Николаю Семёновичу. Ему уже за шестьдесят, волосы седые, а лицо морщинистое, но он всё время с улыбкой рассказывает нам интересные истории и прекрасно преподаёт философию. Но когда дело доходит до опозданий... Он рвёт и мечет.



Полина Храмцова, Женя Тополева

Отредактировано: 23.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться