Возлюбленная Тримаррского палача

Глава 3

Выходной день Илзе потратила на то, чтобы прогуляться по рынку Биргота. Присмотреть лавки с товарами из колоний и попытаться понять, что может пригодиться в первую очередь. И надо признать, сделанные выводы девушку не обрадовали.

Илзе подсказали, где открылся новый магазин — его владельцы, целая семья, недавно переехали из колоний и пока что живут и работают в лавке. За прилавком там стояла немолодая, закутанная в несколько слоев плотной ткани женщина. Она сноровисто упаковывала товар. И всякий раз, как старая, дребезжащая касса издавала немелодичный звон, — вздрагивала.

За ее спиной располагались полочки с товарами — надо признать, яркие цвета радовали глаз. Там же находился проход во внутренние помещения. Его закрывала темная ткань, расшитая ракушками и перьями — в результате получался рисунок-символ, поглощающий звук, чтобы суета магазина не проникала внутрь. Илзе улыбнулась, она и сама часто использовала такие «усилители магии».

— Малидора, уйди. Сам отпущу.

Ткань откинулась, и вышел высокий Элл — выше привычных мисс Эртайн мужчин. Ее голова, подойди она ближе, достала бы ему только до локтя.

— Я еще не выбрала товар, — вежливо заметила Илзе и с сожалением посмотрела вслед ушедшей женщине. Может, ее удалось бы разговорить.

— Я подожду, — спокойно, немного презрительно ответил элл. — Моя супруга не должна разговаривать с такими, как вы, госпожа.

— Как я?

Хотя чему удивляться? Илзе сталкивалась с разной степенью презрения к грязнокровкам, в том числе и от женщин.

— Простите, госпожа, — элл-переселенец едва выдавил из себя эту фразу, — мы в колониях не привыкли к вашим нравам. Что вам подсказать?

— Мне нужны крупные ракушки, — отстраненно произнесла Илзе, — перевезти магическую рассаду. Желательно с остатками моллюсков, для дополнительного питания.

— Двадцать один тай и пятьдесят тайков за десять штук, — спокойно ответил торговец.

— Мне понадобится три десятка, но не сейчас. Я могу оставить залог. — Илзе прикусила губу и все же решилась спросить: — В колониях любая грязнокровка считается… эм-м… гулящей женщиной?

— В колониях нет грязнокровок, — наставительно произнес элл, выписывая квитанцию на отложенный товар. — Все дети, рожденные в браке, есть благословение Богов. А вот вы, в своей Столице, с жиру беситесь и развратничаете. С вас тридцать два тая и двадцать пять тайков. Ракушки будут свежие, придут к концу месяца. Или могу оставить нонешние.

— Нет, благодарю, пусть будут к концу месяца.

Илзе вышла из лавки и поискала взглядом кафе. Информация радовала и огорчала. Значит, в колониях эллы не делят своих детей. Не наказывают их за грехи родителей. Но и для столичной преподавательницы там тоже нет места. Жить с клеймом придется все равно. Только там уже заклеймят шлюхой.

От обиды на глаза навернулись слезы. Вот она, почти простая, почти счастливая жизнь. Но все и всегда не может быть хорошо.

— Что будете заказывать?

— Сандвич с ветчиной, яйцом и маринованным огурчиком. И два пирожка с мясом. Кофе с двойной порцией сахара и сливок.

— Ожидайте, ваш заказ будет готов в течение десяти минут, — сказала официантка. Как и Илзе, она отличалась гетерохромией обоих глаз. Но несчастной не выглядела.

— Доброго дня, мисс Эртайн. Я могу присесть к вам?

Рядом с ее столиком стоял капитан Гарвести. Щурился от солнца и опирался на трость.

— Да, конечно, — удивилась Илзе. И осмотрелась повторно. Все столики по-прежнему были свободны.

— Не люблю есть в одиночестве, — поспешно объяснил капитан. — А вы знаете, что один из законов столицы регламентирует количество крысиного помета и фрагментов насекомых в уличных пирожках?

Илзе наморщила носик и задумчиво осмотрела принесенную сдобу, прежде чем укусить:

— Будем надеяться, что там исключительно питательные насекомые. А пробегавшая мимо крыса была на диете.

— Это была своеобразная шутка, — кривовато улыбнулся капитан.

— У вас не очень хорошо получается, — чуть нахмурилась Илзе и замолчала.

Присутствие капитана смущало. Он следил за ней? Может быть, но вряд ли бы угнался за девушкой со своей калечной ногой. Или это лишь маскировка? Мысли Илзе скакали как испуганные кролики — вот как она будет есть свой сандвич? С него и так соус капает, а с трясущимися руками она и вовсе вся заляпается.

— Это была плохая идея, простите. — Капитан резко встал, скривился от боли и, перехватив удобнее трость, почти выбежал из кафе.

Илзе подскочила на месте, но Гарвести быстро затерялся в людском многообразии. Огорченно вздохнув, Илзе откинулась на спинку стула. И впервые допустила мысль, что они с капитаном чем-то схожи.

Кофе быстро остыл. Официантка несколько раз подходила, кастовала разогревающие чары. Илзе не замечала, глубоко погрузившись в воспоминания о прошлом. Парад Победы, сильные руки отца, подбрасывающие ее в воздух, и ласковое «Катенька»…



Наталья Самсонова

Отредактировано: 26.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться