Возлюбленная Тримаррского палача

Глава 5

Факультет травников вздрагивал, молился и плакал. Грязнокровный дьявол вихрем промчался по дортуарам, изъял все, что только можно было, и собрал сонных, испуганных и ничего не понимающих студентов в учебной комнате. Там, где они должны были делать домашнее задание.

— Доброй ночи, господа учащиеся. Мисс Транн, камин ждет вашего разрешения.

Илзе сдула со лба упавшую прядь волос. У ее ноги стоял картофельный мешок, в котором позвякивали бутылки, неслышно крошились изъятые сигареты и обреченно шуршали страницами непристойные журналы.

— Доброй ночи, куратор Эртайн, — нестройно прогудели ученики.

— Новость о моем уходе сильно устарела, с чем я вас от души и поздравляю, — широко улыбнулась Илзе. — Спокойной ночи. Можете быть свободны.

С чувством выполненного долга Илзе вышла из учебной комнаты, оставляя позади себя тишину. Мешок с «добычей» она тащила волоком, отчего он позвякивал и распространял вокруг себя алкогольные пары — что-то внутри разбилось и протекло. Но жалеть хозяйственную службу Илзе больше не собиралась — ее никто не пожалел. Невзирая на то, что от нее никогда не было ни грязи, ни претензий.

Скинув в мешок в мусор, Илзе устало вздохнула и прислонилась к стене. Вечерний рейд изрядно вымотал мисс Эртайн. Ничего, завтра она освобождена от занятий ради переезда. А значит, собрав нехитрые пожитки и перенеся их в новый дом, сможет отправиться на прогулку. На самом деле Илзе хотела заглянуть в полулегальный зверинец — присмотреть себе домашнее животное. В Бирготе не было кошек, и это очень огорчало ее. Хотя несколько лет до этого о них даже не вспоминала.

Несмотря на глубокую ночь, капитан еще не вернулся. Илзе вздохнула — ночной Биргот представляет много развлечений молодым мужчинам. Были бы деньги. Непонятно отчего, но это задело куратора. И, прежде чем лечь спать, она отключила насос для питьевой воды. Просто так, чтобы не работал зазря. И в этом не было ни капли мстительной обидки. Да и ведь завтра она рано уйдет, вдруг капитан еще не вернется? А насос он такой, за ним глаз да глаз.

Взбудораженная Илзе засыпала и просыпалась, вздрагивала от каждого шороха и в итоге сдалась. Встала, достала приготовленный чемодан, из тех, в которые вмещалось все и еще чуть-чуть, и начала собирать вещи. На дно она укладывала то, что пригодится не скоро — Илзе не питала иллюзий по поводу своей любви к переездам.

Стук в общем коридоре подсказал, что капитан вернулся. Илзе мышкой подскочила к двери и выглянула в коридор. Капитан был возмутительно трезв, опрятен и тяжело опирался на трость. На висках выступил пот. Подрагивающими пальцами он достал узкий фиал и медленно, тяжело пошел в сторону кухни. Илзе была готова выть от стыда — она узнала зелье. Его требовалось разбавлять водой, которую она собственноручно отключила.

Грохот на кухне заставил Илзе испуганно съежиться и зажмуриться — она знала, что это у табуретки подломилась ножка. Эртайн даже прикрыла уши — чтобы не слышать, какими словами ее покроет капитан. Но в блоке царила тишина. Как только Илзе отдышалась, сразу устремилась на кухню — капитан мог удариться головой и потерять сознание.

На полу валялись разбитый флакон и сломанный табурет. Капитана Гарвести нигде не было. Илзе стало стыдно и больно — из-за глупой, надуманной и недостойной ревности она подставила человека и бросила его один на один с недугом. Да и ревность-то — с чего вдруг? Правду говорят, женщины существа странные и порой неадекватные.

Принюхавшись к зелью, покатав сухой порошок в пальцах, куратор Эртайн кивнула сама себе — она определила состав правильно. Резко поднявшись, топочущей тенью пробежала до своей комнаты, выхватила мазь из общей кучи сваленных на постель медикаментов и решительно отправилась к двери капитана. Громко постучав, вошла.

— Мисс Эртайн, боюсь я сейчас не лучший собеседник, — хриплый голос Кассиана едва не лишил Илзе решимости. На короткое мгновение ей захотелось просто оставить баночку и уйти.

— Я сегодня поступила глупо, но хотела, как лучше. — Илзе не смогла быть честной до конца. — Я думала, вы не вернетесь, — у вас завтра выходной. А я переезжаю. Вот и позаботилась о вас.

— Спасибо, — хмыкнул Гарвести, — вроде месяц еще не прошел.

— Давайте я натру вашу ногу согревающей и обезболивающей мазью и заодно все расскажу.

— Может, я сам?

— В зависимости от того, где расположен недуг.

— Шрам это, большой и… — Капитан помялся и добавил: — Уродливый. Юной леди не стоит смотреть на такие вещи.

— Поэтому хорошо, что леди здесь нет, — улыбнулась Илзе, — а простая грязнокровка сможет и посмотреть, и погладить. Ага, вот мои глаза и привыкли к темноте. Вижу вас.

В темноте комнаты едва угадывались очертания мебели. Хорошо различима была только постель — из-за белого белья. Со сдавленным вздохом капитан выбрался из-под одеяла, засветил настольную лампу и застелил постель пледом. На который и лег.

Илзе засмотрелась на сильное, тренированное тело Гарвести. И едва не вскрикнула, увидев широкий, длинный рубец, проходящий по правому бедру. Удар явно пришелся сзади, и мисс Эртайн порадовалась, что Кассиан не видит ее лица. Не стоило обижать человека, которого хотелось бы назвать другом.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 26.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться