Возлюбленная Тримаррского палача

Глава 10

Старуха все так же торговала цветами. Кассиан отметил, что люди обходят ее стороной, предпочитая брать букеты у юных цветочниц. Пожав плечами, Гарвести решил отдать деньги старухе, не зря же она стоит на самом солнцепеке? Как только цветы не вянут.

— Опять ты? — Старуха рассмеялась. — Неужто решил таки к богине обратиться?

— Ты всегда такая вредная, или я особо не нравлюсь? — вздохнул капитан.

— Наоборот, — хмыкнула старуха, — душа у меня за тебя болит.

— Смешно, — признал Гарвести. — Тюльпаны. Синие и желтые.

— Возьми ирисы, — старуха хитро улыбнулась. — И браслет отдай. Он тебе уже не нужен.

— Кому отдать? — поперхнулся воздухом Кассиан.

— Ну не мне же, право слово. Богине отдай. Неужели мать тебе в детстве не рассказывала?

Гарвести пожал плечами, отдал старухе деньги и аккуратно взял букет. Уже пройдя несколько шагов в сторону святилища, Кассиан решил переспросить у старухи о браслете. Он ведь под рукавом, откуда она узнала? Но, обернувшись, увидел лишь полную корзину цветов.

Капитан окликнул ближайшую цветочницу.

— А где женщина, — назвать старуху старухой Гарвести постеснялся, — которая торговала этими цветами?

— Это корзинка Магрит, — рассмеялась девчушка, — мы складываем туда цветы в знак уважения к ней. Так всегда было. А совсем бедные люди могут взять что-нибудь оттуда.

Гарвести покачал головой, поблагодарил смешливую красавицу и пошел в сторону святилища. Хоть и хотелось ему бросить букет на площади. Ну как можно обманывать людей? Вот почему от старухи все сторонились, понимали, что она берет деньги незаслуженно.

И тут Кассиан понял, что старуха-то постоянно там ходит. Среди молоденьких элл одна-единственная. Так, наверное, просто перепутала девчонка ее корзинку. Может, поставила да отошла воды попить. Годы ведь не молодые.

Мимо капитана прошла молодая пара. Женщина тяжело опиралась на руку мужчины, а тот только вздыхал. Большой живот спутницы подсказывал причину ее медлительности и неуклюжести. Кассиан посторонился. Почему-то вспомнилась Илзе.

До святилища капитан добрался только чудом. Окончательно заплутав в собственных мыслях, он решительно передумал заниматься ерундой. И оставить посещение святилища до какого-нибудь важного дела. Чьих-нибудь похорон, например.

Но стоя на пороге глупо разворачиваться и уходить. Молчаливый служитель принес вазу, и Кассиан неловко поставил букет. Служитель замер, будто ожидая чего-то. И Гарвести снял браслет. Подумал было предупредить, что ювелирной ценности у поделки нет. Но не стал. Не дураки ведь они, поймут, что бусины из разных пород дерева не примут ни в какую лавку.

Благоразумие и спокойствие. Последние десять лет Гарвести вырезал бусины из встреченных в вылазках деревьев. Из ветвей обломленных кем-то другим. Ветром или эллом. Или тримаррцем. И выжигал на них одни и те же слова, на разных языках мира. Больше всего на свете капитан боялся стать одержимым кровью чудовищем. Увы, страшные байки имели под собой основания. Истории, рассказанные у солдатских костров, отличались большей жестокостью и реалистичностью, чем всё, придуманное гражданскими.

Присев на скамейку, капитан принюхался. Странно, но аромат разных цветов превращался в удивительный поток свежего воздуха. Невозможно вычленить какой-то один аромат. А ведь рядом с ним стоит ваза с лилиями, вот уж где пакостный запах.

Кассиан неуверенно огляделся по сторонам. Среди цветочных ваз и вазонов виднелись и другие почитатели богини. Все как один с одухотворенными лицами. Гарвести для приличия состроил такое же умное лицо и вздохнул. Ну что он тут делает? Неужели действительно, для того чтобы отважиться на ухаживание за красивой девушкой, ему нужен совет богини? Кассиан хмыкнул. Так Магрит и спустилась с небес ради этого. Положила руку на плечо и сказала: «Дерзай».

Воображение так ярко показало эту бредовую картинку, что капитан едва удержался от смеха. И поспешно встал. Магрит с ним, с браслетом и всем этим храмом. Пусть кто-то другой сидит здесь в ожидании просветления. А ему, Гарвести, еще нужно найти необычный цветок во льду и прийти в гости к Илзе. Он не побоится ни ее реакции, ни мнения других людей.

Посмеиваясь, Кассиан вышел из святилища. Сухой уличный воздух неприятно продрал горло.

— Ради одной атмосферы цветов не жаль.

Цветы во льду оказались не простым удовольствием. Пришлось походить по городу и поискать. Гарвести был уверен, что найдет их в колдовских лавках. Но они отчего-то оказались в царстве посуды.

— Возьмите незабудки! — Манерный юноша сверкал разноцветными глазами из-под длинной челки. — Они только-только появились. Не могли раньше нежные лепестки удержать целыми. Но мой мастер смог!

— Спасибо, сколько с меня?

— Пятнадцать таев и семдесять пять тайков, пожалуйста. Спасибо. Ваша сдача четыре тая и двадцать пять тайков. Пожалуйста, приходите еще.

Кассиан поблагодарил юношу и вышел. Мимоходом отметив, что не стал бы надевать настолько женственную рубашку.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 26.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться