Возлюбленный враг

Отто. Оккупированная Польша. 1941 год

 

А там за морями,
За синей чертою
Жил парень отважный
С открытой душою.
Мечтал он о море,
О странствиях дальних,
Мечтал о походах
В далекие страны...

С самого утра у лейтенанта Грау было отвратительное настроение.  Впрочем, как и последние полгода. Он просыпался рано и долго пытался понять, зачем ему нужно вставать и куда-то идти. У него не раз уже возникала мысль полоснуть себе лезвием по запястью и прекратить тот кошмар, что сводил  с ума день за днем. Он бы непременно так и сделал, если бы не один вопрос.

Отто хотел дождаться, хотел дожить до того дня, когда все, наконец, встанет на свои места и будет окончательно ясно, что ничего нельзя изменить. И еще оставалась надежда, сладкая, потаенная мечта, что на сей раз все будет иначе. Иначе, зачем он здесь... 

Хотя пока все складывается неплохо, отец  о нем похлопотал, и  Отто второй месяц служит при генерале Вальтере фон Гроссе, а точнее, при его девятилетнем сыне Франце. У мальчика серьезная болезнь, он не может ходить. А недавно  в семье генерала произошли новые неприятности, - Вальтер окончательно расстался с супругой и забрал сына к себе.

Кажется, Эмма фон Гросс не особенно и жалела о сыне, прикованном к инвалидному креслу - у этой красивой фрау был в самом разгаре роман с  известным во всей Европе режиссером, что и послужило поводом для развода с Вальтером. К тому же с генералом Вермахта не особенно поспоришь даже подающей надежды актрисе - в итоге мальчик стал жить с отцом.

Правда, Отто немного удивляло, что фон Гросс так легко отпустил жену в свободное плавание, но кто он сам такой, чтобы обсуждать решения руководства - всего лишь обер-лейтенант двадцати девяти лет, хватает и собственных проблем.

Например, тот же Франц… С самого начала беспомощный мальчишка жутко раздражал Отто, хотя надо признать, сын генерала никогда ни на что не жаловался, даже изнуряющие процедуры массажа терпел со слезами, стиснув зубы, не издавя ни стона, ни крика.

Хорошо еще, что никаких воспитательных мероприятий проводить  не требовалось - для этого были наняты отдельные учителя, а в задачи Отто входило лишь доставлять мальчика в машину, переносить из комнаты в комнату там, где было неудобно проехать специальному инвалидному креслу. Поначалу эта не слишком почетная роль камердинера при маленьком калеке тоже вызывала внутренний протест Отто, но за пару недель он вполне смирился.

А ведь не о такой жизни, не о такой карьере он прежде мечтал.  Когда-то любимым занятием Отто было чтение отцовских книг из огромной библиотеки, что собиралась несколькими поколениями Грау. Отто всегда интересовало, почему в их фамилии не было приставки «фон», ему так бы хотелось гордится родовитыми предками - баронами, что владели раньше огромными землями и множеством раболепных слуг.

Книги Вальтера Скотта с раннего детства пленили живое воображение пытливого мальчика. С самого детства Отто воображал себя Доблестным Рыцарем, что непременно побеждает на многочисленных турнирах под восхищенные возгласы Прекрасных Дам.

Подвиги Зигфрида и Тристана, победы над чудовищными Драконами, путешествия к новым, неизведанным островам, долгие военные походы и покорение новых стран.   А потом еще Фенимор Купер и Карл Фридрих  Май "Книги о Виннету".

Отто и его друзья увлеклись игрой в "краснокожих" и "бледнолицых", строили вигвамы и пироги во дворе своего дома, выбирали вождя. Отто с большим удовольствием частенько играл  главную роль, становился  грозным, но в то же время справедливым лидером, способным повести за собой отряд единомышленников в военный поход.

Когда в «Гитлерюгенд» Грау впервые услышал идею о сверхчеловеке Ницше, то мгновенно понял, что именно он сможет воплотить в жизнь грезы старого философа. Долой цепи предрассудков, долой жалость к слабейшим, прочь всякая зависимость! На своем собственном примере храбрый Отто Грау всем докажет «арийский приоритет» любимого фюрера. И вскоре  даже предоставился случай.

А потом… потом случилось нечто такое, что разом перевернуло все его представление о себе и  своем месте в мире, да и о мире вообще. И теперь офицер вермахта Грау пытался хоть как-то собрать себя воедино и выжить, просто наблюдая со стороны, потому что вмешиваться и  кому-то доказывать уже не хотелось. Для этого он уже слишком много знал.

* * * 

Сегодняшний день начался как один из многих дней скучной вереницы последних недель. Генерала переводили в Познань, полковник Штраубе уже подготовил дом, где фон Гросс должен будет разместиться вместе с сыном, и естественно, с ними поедет Отто, раз уж его служба теперь заключается в присмотре над  худеньким замкнутым мальчишкой, которому повезло родиться сыном генерала.

И все бы прошло как обычно -  ранний подъем, механическое выполнение привычной гимнастики и обливание ледяной водой, потом приезд в Познань, а там будут все те же по часам расписанные дни -  режим Отто целиком зависел от лечебных процедур и занятий Франца.

Но через полчаса езды по ровной дороге обычно молчаливый ребенок вдруг дернулся к окну и душераздирающе закричал - "Мама!", указывая на женщину,  стоявшую с опущенной головой возле маленького черного автомобиля. Вальтер фон Гросс велел шоферу съехать к обочине и остановить генеральский лимузин.



Регина Грез

Отредактировано: 12.12.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться