Возлюбленный враг

Размер шрифта: - +

Ася. Отто. г. Познань. В тени Черного Орла

 

Ася.

Эта была, пожалуй, самая странная неделя в моей жизни. Начну с того, что я довольно удачно заселилась в комнату на втором этаже рядом с той, что была подготовлена для Франца. У нас даже будет общая ванная комната, это просто чудо. Вальтер обитает в апартаментах дальше по коридору, а Отто, к моей великой радости, вообще внизу.

В первые дни я тряслась как банный лист от каждого шороха за спиной и почти не могла здесь спать. Особенно, когда выяснилось, что Вальтер - настоящий генерал при штабе, если бы я знала это раньше ни за что бы ни села в их машину, хотя тогда бы я не подружилась с Францем, так что нет худа без добра.

Надо признать, что Вальтер ведет себя со мной вежливо и чуть снисходительно, а я его все равно жутко боюсь, даже одного его взгляда. Он уже не кажется мне призраком и тенью. И никакого пробуждения  в родном городе у меня не вышло - ни в первую ночь, ни во вторую. Так что остается мне только тихонечко ждать августа и потом вытрясти из Барановского всю его мерзкую душонку.

Насчет Отто у меня тоже несколько поменялись взгляды, мне даже становится его немного жалко, потому что Вальтер и Франц мне потихоньку кое-что про него рассказали, каждый, конечно, по своему. Оказывается, матушка у этого Отто была не совсем психически здорова, и сам он тоже вроде бы пошел по ее стопам. Но семья их очень уважаемая и богатая, притом дружна с семьей Вальтера фон Гросс, потому он парня и опекает.

У папеньки Отто есть даже собственный заводик на Рейне, уж не знаю, что они там производят, но суть в том, что этот Грау даже нигде толком не служил, а числился при штабе только за связи его отца  и звание лейтенанта ему тоже дали  просто так из-за старых заслуг их семейства.

Вообще, мне сразу было ясно, что у Ото не все в порядке с головой, но, видимо, Вальтер с ним серьезно поговорил и этот «пес» на меня теперь не рычит и даже немного поддается дрессировке. Так, например, Отто приходится помогать нам в строительстве "чердачной кают-компании". Немец  хоть и бубнит что-то себе под нос, но покорно таскает коробки и старые вещи прежних хозяев вниз, а также строит нам подобие корабельного штурвала.

Приходится признать, что у него все неплохо получается, будто Грау немного смыслит в корабельном деле, мачта вышла как настоящая и к ней даже протянуты всякие веревки, хотя я этого и не просила, Отто с чего-то вдруг сам проявил инициативу.

Суть в том, что мы с Францем решили прибраться на чердаке и устроить там наше личное тайное убежище, а чем еще занять несчастного мальчишку? Вальтер мне сразу сказал, что я могу обращаться к Отто за любой надобностью, конечно, если это касается его сына, иначе бы я вообще к нему не подходила. Франц любит книжки про пиратов и индейцев, он чуть ли не десять раз перечитывал Робинзона Крузо и бредит морскими приключениями.

А тут мне еще здорово повезло, я нашла в кладовке гитару. Я, конечно, подозреваю - чья она, но Грау пока не требует ее назад, так что я делаю вид, что хозяин мне неизвестен, уж если грубо попросит - придется вернуть. И все-таки мне кажется, что он не такой уж дурак, только у него с нервами не в порядке, а так он все отлично соображает, только почему-то я ему очень не нравлюсь. Это странно.

Я же к нему совершенно не лезу, мне вообще на него плевать, мне бы только продержаться здесь немного, а потом я искренне надеюсь, что все вернется на круги своя. Правда, теперь мне очень-очень жалко маленького Франца, ему без меня будет так скучно и одиноко, с ним никто не разговаривает нормально. Вальтер только дает указания, как команды, задает четкие отрывистые вопросы, а мальчик тушуется, он почему-то боится отца, и не может говорить про мать.

Подозреваю, что Франц как-то присутствовал при одной гадкой семейной сцене, где Вальтер накричал на эту свою бывшую жену, а может даже на нее замахнулся. Но не хочу строить домыслы, это не мое дело. Сказать честно, я бы с радостью забрала Франца с собой в наше время, будь у меня такая возможность, у меня просто сердце кровью обливается, когда я представлю, что он останется тут с ними совсем один.

Но пока мы вместе, я хочу как можно больше успеть. Я рассказываю Францу разные хорошие истории, пою ему песни и меня очень удивляет одно обстоятельство — почему наши беседы никто не контролирует? Я ведь могу научить генеральского сына чему угодно, откуда у Вальтера такое ко мне доверие? Странно...

 

Из записей Аси:
6 июня 1941 г. Познань

Сегодня произошел неприятный случай. Мы с Францем находились внизу в гостиной, там есть фортепиано и я играла, пока мальчику делали массаж. Обычно молчаливая медсестра - полька занималась мальчиком в его комнате, но я предложила попробовать совместить это с музыкой, чтобы Франц мог немного отвлекаться от болезненных ощущений. Ему, в самом деле, понравилась эта идея и уже несколько сеансов массажа мы провели под мои немудрящие наигрыши.

Но сегодня, когда Отто отнес мальчика наверх, где Франц обычно отдыхал после всех процедур, меня угораздило задержаться в  гостиной. Я только закрыла крышку фортепиано, как из билльярдной комнаты в залу вошли несколько мужчин в немецкой форме и с ними нарядные женщины. Одна из дам с ярко накрашенными губами и нездоровым румянцем тут же обратилась ко мне:

— О, вот и наша русская бонна! Какая прелесть! А я-то думала, что Вальтер еще не оправился от своей кинодивы и даже смотреть не будет на хорошеньких девиц. Ах, он негодник!

— Простите, я уже ухожу…

— Останьтесь с нами, фройляйн! Куда вам спешить? А, правду говорят, что вы русская княжна?

Это уже спросил меня молодой вертлявый офицерик, на согнутой руке которого висела белокурая миловидная девушка, тоже при полной «боевой раскраске».



Регина Грез

Отредактировано: 06.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться